реклама на русском портале

internet-журналы русского портала: автоклуб афиша кино бизнес политика экономика культура night people мнение интервью компьютер женский клуб путешествие welcome работа internet-tv история фоторепортаж фотоклуб архитектура & дизайн недвижимость молодежь для детей арт галерея ресторан отель ярмарка web-дизайна клуб знакомств каталог компаний и организаций эстонии эксперт образование сделано в эстонии здоровье литература полезные ссылки: hansapank uhispank sampo krediidipank расписание городского транспорта


Рихард Зорге: судьба резидента

О Зорге вспомнили через 20 лет после его гибели. Но многое в жизни разведчика так и осталось тайной.

В истории разведки Рихард Зорге – личность уникальная. Он не менял ни имени, ни внешности, не вскрывал сейфов, чтобы похитить секретные документы, не прослушивал телефонных разговоров. «Легендой» советского резидента стала его настоящая профессия: журналист, публицист, историк, политолог. Он просто всегда делал то, что умел. Для нацистов, как и для советских коммунистов, его анкета была безупречной. Первые считали его истинным арийцем, героем-фронтовиком и ценным агентом службы абвера. Вторые – убежденным сторонником идей социализма и блестящим сотрудником разведуправления Красной Армии...

Отец Рихарда Адольф Густав Зорге, немецкий инженер-нефтяник, приехал в царскую Россию с женой и детьми в надежде сколотить состояние. Семья поселилась в местечке Сабунчи в пригороде Баку. Вскоре Адольф остался вдовцом и через некоторое время женился снова, на Нине Семеновне Кобелевой. В октябре 1895-го на свет появился Рихард. Спустя три года Адольф Зорге увез жену и детей в Берлин, но мать еще долго учила маленького Ику (так называли Рихарда родные) русскому языку и православным молитвам. Отец сердился – его дети должны говорить только по-немецки, на языке великой германской цивилизации!

Рихарда Зорге можно назвать потомственным социалистом. Его двоюродный дед Фридрих Зорге был секретарем и соратником Карла Маркса по 1-му Интернационалу, дружил и переписывался с Фридрихом Энгельсом. Однако отец, ярый националист и поклонник Бисмарка, а также школьные учителя сумели воспитать мальчика патриотом Великой Германии. Не закончив десятого класса, он сбежал на фронт – началась первая мировая война. После ранения, полученного в 1916 году, Рихард на всю жизнь остался хромым. Зорге дослужился до погон унтер-офицера, а за проявленное в боях мужество получил Железный крест 2-й степени.

Героя войны без экзаменов зачислили в Кильский университет на факультет политологии. Доучивался он уже в Гамбурге, где после окончания университета получил степень доктора права. В 1919 году Рихард близко сошелся с немецкими коммунистами и вступил в партию. Вскоре в Германии вспыхнула революция, и Зорге, следуя заветам предков-социалистов, с головой ушел в политику. Но не забывал молодой человек и про личную жизнь. Еще в университете он увлекся супругой своего научного руководителя Кристиной Герлах. Начались тайные встречи, и однажды девушка явилась к Рихарду с наспех собранным чемоданом. В 1921 году они поженились. Активист компартии, Зорге переезжал из одного города в другой, организовывал митинги, редактировал партийную газету и сам публиковал в ней статьи, полные горячего революционного пафоса. В 1924 году на партийном съезде во Франкфурте именно ему поручили опекать представителей Коминтерна и обеспечивать их безопасность. Руководители делегации – О. Пятницкий, А. Лозовский и О. Куусинен – по достоинству оценили незаурядные способности молодого коммуниста и пригласили его в Москву. Рихард с радостью согласился – он давно тяготился жизнью в буржуазной Германии и всей душой стремился в Советский Союз. Ему не терпелось стать свидетелем и участником невиданного исторического эксперимента – строительства первого в мире государства рабочих и крестьян.

Один в Москве

В конце 1924 года Зорге и его жена приехали в Москву. Пролетарская столица поразила обоих. Рихард увидел в ней новостройки, красные флаги, радостные лица людей, поверивших в свое будущее. Кристина – грязь, бытовую неустроенность и нехватку самого необходимого. Вскоре фрау Зорге собрала вещи и вернулась в Берлин, откуда позже переехала в Америку. А ее супруг продолжал бродить по шумным московским улицам, впитывая в себя атмосферу давно забытой отчизны. «Я русский, это моя родина», – восторженно писал он в дневнике.

Вскоре Рихард принял советское гражданство и вступил в партию большевиков. В 1927 году в его жизни произошла знаменательная встреча – с 22-летней Екатериной Максимовой. Катя была родом из Петрозаводска. Она училась музыке и драматическому мастерству, играла на сцене, но после смерти первого мужа из-за житейских проблем ей пришлось расстаться с театром и пойти работать на завод. С Зорге она познакомилась через общих друзей. Рихард хотел научиться говорить по-русски без акцента, и Катя согласилась помочь ему преодолеть трудности произношения. Часами они с Икой бродили по Москве, много спорили, но при этом всегда находили общий язык. И вот однажды Катя привела его в свой коммунальный угол в Средне-Кисловском переулке. Вскоре на ее полке рядом с томиками Блока и Брюсова пристроились и любимые книги Рихарда.

Работа, от которой нельзя отказаться

Несколько лет жизни в Советском Союзе Зорге посвятил активной деятельности в Коминтерне. Кроме того, он много часов проводил в библиотеках и архивах, изучал историю и практику международных отношений, публиковал статьи, возглавлял правление Клуба немецких коммунистов.

В Москве Зорге проявил себя талантливым журналистом и аналитиком, на него обратили внимание. Однажды после занятий на курсах политработников к нему подошел человек с тремя ромбами на петлицах. Это был сам Ян Берзин, глава Разведуправления Красной Армии. Он давно присматривался к Рихарду – нельзя ли использовать способного молодого немецкого коммуниста для работы за границей в качестве резидента?

Деятельный и инициативный от природы,  Зорге переживал что-то вроде идейного кризиса – он постепенно разочаровывался в деятельности Коминтерна и сталинском руководстве коммунистическим движением. Предложение Разведуправления пришлось очень кстати. И в ноябре 1929 года Зорге выехал в Германию. Вскоре в одной берлинской газете ему удалось получить место корреспондента в Китае. После этого Зорге побывал еще и в США, где также договорился с редакциями двух газет о сотрудничестве.

Три последующие года Рихард провел в Шанхае под именем журналиста Александра Джонсона. Его помощником в агентурной работе стал японец Одзаки Ходзуми, сотрудник газеты «Асахи». Кроме того, был еще присланный Центром радист – немец Макс Клаузен. В Шанхае он женился на русской, Анне Жданковой, которая стала верной связной и надежным курьером группы Зорге.

В феврале 1933-го Зорге отозвали в Москву. Он женился на Кате Максимовой, но их семейное счастье продолжалось всего несколько месяцев. А потом Рихард уехал опять – уже навсегда. Только однажды, летом 1935 года, ему удалось еще раз побывать в России и повидаться с женой. После отъезда он узнал, что Катя беременна. Но через некоторое время ему сообщили печальную новость: роды были тяжелыми, ребенка спасти не удалось. Зорге был почти в отчаянии, очень тосковал по дому и семейной жизни. Но он знал: чтобы вернуться, необходимо выполнить все, что требовала партия.

Рамзай выходит на связь

Еще в Китае Зорге познакомился с немецкими дипломатами. Чтобы убедить их в своей преданности Германии, он даже вступил в нацистскую партию. В конце 1932 года Рихард прибыл в Токио как корреспондент нескольких крупных немецких газет.

Из Москвы Зорге получил задание – организовать в Японии советскую резидентуру. Берзин считал, что немец Зорге как никто другой подходит для выполнения этой миссии, а журналистская аккредитация позволит ему заглядывать в двери, для других закрытые.

Расчеты шефа советской спецслужбы оправдались. Должность корреспондента маскировала работу Зорге сразу на две разведки – немецкую и советскую. Уже через месяц после его приезда в Токио из японской столицы в Москву начали поступать шифрованные радиограммы от Рамзая. Это был подпольный псевдоним Зорге, на которого работала целая агентурная сеть – больше сорока человек. Среди них были немцы, югославы, англичане, но в основном японцы, которым не нравилась милитаристская политика их страны.

Правой рукой Рамзая по-прежнему был журналист Одзаки Ходзуми, с которым Рихард работал еще в Шанхае. Со временем Одзаки получил доступ в резиденцию премьер-министра Японии принца Коноэ и даже в императорский дворец. Добытая информация аккуратно передавалась в Москву и очень избирательно – в Берлин. Из опубликованных после войны мемуаров шефа германской разведки Вальтера Шелленберга ясно, что именно Зорге поставлял немцам наиболее точные сведения и прогнозы. Но работа на Берлин была только прикрытием, Центр в Москве выгодно использовал двойную игру Рамзая.

Были у Зорге и другие источники информации. Например, он арендовал яхту и устраивал на борту веселые вечеринки для высокопоставленных офицеров вермахта и японской контрразведки кэмпэйтай. Японское сакэ и немецкий шнапс развязывали языки, и Зорге тут же сообщал свежие данные своему радисту Максу Клаузену.

Вскоре после приезда Зорге в Токио выяснилось, что немецкий военный атташе в Японии Ойген Отт женат на старой знакомой Рихарда, с которой у него еще в Германии была короткая романтическая связь. Тереза свела бывшего любовника с мужем, и Зорге стал своим человеком в посольстве и желанным гостем в доме Отта, вскоре назначенного послом. Отт был настоящей «находкой для шпиона» из-за своей привычки обсуждать с друзьями служебные дела.

Серьезные отношения возникли у Рихарда с 28-летней официанткой Ханако Исии. Она всей душой привязалась к «Рихару-дзи», и когда на следствии разведчика спросили, где он так хорошо выучил японский, он нашел в себе силы пошутить: «Главным образом, в постели». Вообще, Зорге считал, что в его положении выгодно поддерживать образ гуляки и плейбоя. Приходилось пить коньяк, гонять на мотоцикле и посещать «веселые дома». Само собой, московское начальство относилось к этому весьма неодобрительно.

Тонкости геополитики

За маской прожигателя жизни скрывался  другой Зорге – ученый и аналитик. Он глубоко вникал в хитросплетения дальневосточной политики. Его консультации не раз выручали немецких дипломатов, которые, в свою очередь, делились с ним важнейшими государственными тайнами. Группа Зорге поставляла в Москву подробную информацию о войне в Китае, об обстановке в Маньчжурии, о внутренней и внешней политике Германии и Японии, о состоянии дел в Индокитае.

Еще в конце 1940 года Зорге передал в Центр, что немцы стягивают ударные части к советской границе. В последующих радиограммах Рамзая уточнялись сроки нападения. А в начале июня 1941 года в Москву пришла шифровка чрезвычайной важности: «Наступление начнется 22 июня». Именно тогда у советского руководства возникли сомнения в надежности Рамзая. Решили, что сообщение о начале войны – дезинформация, цель которой – спровоцировать войну с Германией. Через пару недель все убедились: Зорге был прав.

Новое сообщение Рамзая было принято с куда большим вниманием. В нем говорилось: «После 15 сентября 1941 года советский Дальний Восток можно считать гарантированным от угрозы нападения со стороны Японии». Это позволило советскому командованию перебросить крупные силы с восточных рубежей на запад и отстоять Москву. От разведчика ждали новых важных сведений, но больше он на связь не выходил…

Причины провала группы Зорге до сих пор неизвестны. Одно время считалось, что всех на допросах в полиции выдал японский коммунист Ридзу Ито. Существовала и более романтическая версия: Зорге якобы попал в сети юной танцовщицы, служившей в кэмпэйтай. А возможно, японцам с помощью новых немецких радиопеленгаторов удалось засечь сигналы рации Макса Клаузена.

Сам Зорге с осени 1941-го жил в ожидании провала. Однажды, возвращаясь домой, Рихард увидел свет в окнах своей квартиры. У порога его встретил полковник Каваи – глава японской контрразведки. Он хорошо знал Зорге. Лицо офицера было непроницаемо, только на скулах ходили желваки. «Рихару-сан, вы арестованы», – сухо вымолвил он. Зорге молчал, пока агенты кэмпэйтай рылись в его бумагах. Молчал в машине по дороге в тюрьму Сугамо. Молчал, пока ему не показали на допросе фотографию женщины с изрезанным лицом и выколотыми глазами. Следователи намекнули: это произойдет и с его подругой Ханако. Тогда он заговорил. Но как ни старался отвести угрозу от товарищей, в тюрьме оказались почти все члены его группы.

Смерть и бессмертие

Три года провел Зорге в одиночной камере размером три на четыре метра. Он так и не узнал, что Красная Армия прекратила отступление и уже громит врага на его территории. Ему давали бумагу для записи признаний, и он в полубреду исписывал ее стихами и посланиями к жене. Он думал, что Катя преданно ждет его в московской коммуналке, и даже не подозревал о ее печальной участи. Осенью 1942-го Екатерина Максимова была арестована и сослана в глухое таежное село, где и умерла при невыясненных обстоятельствах…

Арест Зорге вызвал настоящий шок в Берлине. Ценный агент, посвященный в важнейшие тайны рейха, оказался вражеским шпионом! Гитлер лично требовал у японских властей выдачи предателя. Однако японцы вежливо, но твердо отказали – пленник был для них предметом торга с Москвой.

Но советское руководство рассудило иначе. Провал разведгруппы возбудил подозрения: не сам ли Рамзай сдал своих? Заступиться за него было некому – те, кто знал его лично, давно пропали в лагерях.

Заканчивался 1944 год. Поражение Германии стало очевидным, и японские союзники забеспокоились о будущем. Сталину сообщили, что японцы готовы обменять агента Зорге на высокопоставленного офицера, томившегося в советском плену. Узнав об этом, вождь прищурился: «Зорге? Не знаю такого». Судьба Рамзая была решена. Его повесили в тюрьме Сугамо 7 ноября 1944-го – в годовщину октябрьской революции. «Да здравствует Красная Армия!» – успел выкрикнуть седой, полуослепший узник перед смертью.

У нас о Зорге вспомнили двадцать лет спустя. Якобы, Хрущеву показали французский фильм о разведчике, и советский лидер велел посмертно наградить его звездой Героя. А верная Ханако Исии опознала останки Рихарда в братской могиле на месте снесенной тюрьмы (говорят, по оправе очков) и перезахоронила на кладбище Тама в Токио.

Вадим Эрлихман

GEO.RU

 


     
     
 

 
     
     
 

реклама на русском портале

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2008 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.