Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >>    Вернуться на главную журнала "История" >>

 

Харальд Раяметс: Культура нуждается в толкователе

 

Пеэтер Олеск, литературовед 


Харальд Раяметс - переводчик-уроженец окрестностей Йыхви, внесший в эстонское языковое пространство как Данте, так и Шекспира.

Не каждое творение имеет известного всем автора (например, рунические народные песни) и не всегда роль автора в рождении произведения - как чего-то целого - различима (например, архитектора и инженера строения). Таким образом, автор (к примеру, творец конкретного слова) так и может остаться вторичным, однако толкователь (к примеру, дирижер) необходим в любом случае. 

В теории мы никогда не решим эту проблему. На практике с этим справится любой, кому придется, допустим, перевести, то есть, говоря обобщенно, передать значение произведения в контролируемом виде на каком-либо ином языке, нежели оно было создано. 

Три языка великих народов 

Одним из таких передающих аж с нескольких языков являлся филолог Харальд Раяметс (13 мая 1924-12 ноября 2007), родившийся под Йыхви в Таммику на хуторе Теэлахкме. Среди близких коллег он был замкнутым, хотя вовсе не угрюмым гуманитарием, которому пришлось за короткое время - в течение едва ли пары десятилетий - освоить языки трех больших народов. 

В детстве первым иностранным языком для него оказался все же немецкий. В 30-е годы - для эстонцев гитлеризм означал уничтожающую диктатуру - таковым стал английский. В 40-х на смену пришел русский советский язык. Считая все, Харальд Раяметс мог бы знать по меньшей мере дюжину языков, большую часть которых выучил сам и среди народа. Полиглотство, то есть владение многими языками, вовсе не является в Эстонии некой сверхредкостью, но надо помнить, что подавляющего большинства словарей, которые мы сейчас считаем вещами само собой разумеющимися, в то время, когда он начинал (1958), не существовало или же они не были доступны в советской Эстонии. 

Добавим к иностранным языкам еще и йыхвиский диалект, на котором люди постарше разговаривали в родном краю Раяметса еще так недавно - в 70-е годы. Невелик труд отыскать в библиотеке 5-й том серии "Эстонские диалекты" (1961-2000, Мари Муст), найти тексты на диалекте северо-восточного побережья (1995), прочитать там на страницах 540-542 рассказ жителя деревни Кахула Эльмара Лаула "Начинающий агроном" - и самим проследить, в окружении какого языкового узуса рос Харальд Раяметс. 

Его тихо выполненную, однако большую работу можно разграничивать по-разному. Я со своей стороны выделил бы только три очень важных достижения. Это полный перевод первой части "Божественной комедии" Данте (1265-1321) "Ад" белым стихом (2011; рифмованный перевод 5-, 10-, 32- и 33-й песен он выполнил вместе с Александером Куртна в 1961 году), перевод сонетов Шекспира (1564-1616) (впервые полностью - 1975) и соредактирование его "Избранных произведений" (1959-1975), а также перевод романа Джона Стейнбека ((1902-1968) "Зима тревоги нашей". 

Перевод как искусство 

Приблизительное представление о переводческой требовательности и изобретательности Харальда Раяметса дает сравнение его с каким-нибудь другим мастером перевода. Пусть таковым будет Борис Пастернак (1890-1960), чей перевод 66-го сонета Шекспира "Tired with all these, for restful death I cry" вышел в 1940 году. Читатель легче всего найдет оригинал, перевод Пастернака и некоторые его статьи в книге "Зарубежная поэзия в переводах Б.Л. Пастернака" (Moсквa, 1990; стр. 22-25; 546-573; 589-591). 

Ни Раяметс (1975, стр. 517), ни Пастернак не переводит Шекспира в собственную современность, однако они умеют заставить Шекспира исповедоваться так, будто время Елизаветы I перенеслось и повторилось как в сталинские дни, так и в нынешней Эстонской Республике. Строки "As, to behold desert a beggar born" - не встают ли перед нами наши будни? 

Каким же образом осовременивание истории стало все же прежде всего поэтическим? Посредством заботливого и системного отношения к родному языку и работы над ним. В этом смысле хороший переводчик всегда является также обучающим мастером языка. Соответствующая роль Харальда Раяметса оказывалась тем сложнее, что во многих случаях ему приходилось становиться первым переводчиком и создателем традиции. Это помогает объяснить, почему он мог придержать рукопись перевода, если уже выполненная работа его не удовлетворяла. 

Для открытия Харальда Раяметса необходимы несколько ключей, один из которых можно найти, если прочитать воспоминания о былых Йыхви и сланцевом бассейне. Богато проиллюстрировано "Дело жизни инженера в эстонской сланцевой промышленности" инженера Юхана Томберга (2002). С точки зрения понимания Пастернака светские журналы типа "Story" (2012, №4, стр. 70-82) являются лишь развлекательными, умнее было бы прочитать документы того времени - например, дневники Корнея Чуковского (1882-1969) за 1936-1969 годы (Москва, 2007). Семантику перевода подытоживает книга профессора Пеэтера Торопа "Знаки культуры" (1999). 

Помещения редакции выходившей в Кохтла-Ярве газеты "Kaevur". Харальд Раяметс работал там в 1951-м, именитый исследователь русской литературы Валерий Беззубов (1929-1991) - в 1956-1957 годах. 

Проект "Эстонский историко-культурный календарь" поддерживают Фонд интеграции граждан третьих государств Европы, Министерство культуры и целевое учреждение интеграции и миграции "Наши люди". 


Источник: Etnoweb

 

 

Отправь свой отзыв:  info@veneportaal.ee

  






     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2012 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.