Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >>    Вернуться на главную журнала "История" >>

 

Границы государственные и культурные: Неопределенность в области определения

 

Пеэтер Олеск, литературовед 


Вероятно, человек соприкасается с неопределенностью чаще, чем с областью определения, в алгебре означающей при анализе функции то "игровое поле", в пределах которого вообще можно вычислить функцию (кавычки я использую тут, во-первых, потому, что речь идет об условном, а не об универсальном понятии, а во-вторых - область определения можно описывать по-разному, и именно ее описанием обычно ограничиваются).

Я ввел "область определения функции" частично потому, что в эстоно- и русскоязычной школах алгебру и матанализ преподают по-разному, различия существуют по этой части также в профессиональной школе и гимназии. Молодой человек воспринимает эти отличия довольно легко хотя бы по главам, однако в результате образования он должен понимать также общую часть. Второй причиной стала интригующая возможность исследовать область определения эстонской культуры на примере математики, ища в том числе точки, остающиеся вне области определения. Такая возможность открывается, если изучать культуру в государстве. 

История, государство и граница 

Наиболее однозначно государство проявляется на границе, то есть при географическом переходе из-под одного международно признанного правопорядка под другой. Если рассматривать проблему в юмористическом ключе, то вышеописанный порядок смены государства действует также относительно безжизненных грузов, например, перерабатываемого в Силламяэ, но поступающего из Бразилии пирохлора (NaCaNb2O6Fe), в то время как водная живность и дикие звери государственных границ не признают. Это факт, который приходится признавать вместе с различиями как в юго-восточной Эстонии, так, к примеру, и на Чудском озере. 

По нескольким причинам, например, с целью локализации преступника, государственная граница необходима. Культурная же граница, напротив, неизбежна во всех случаях, так что если государство ее не проведет, поскольку ее просто нет, то за государство это так или иначе сделает сама культура. Бесспорно, культура в значении "поселение способного мыслить и изготавливать орудия труда человека" находится во времени дальше от нас, чем эстонское государство, однако она являлась бы тогда культурой и в общем смысле поселения человека с учетом костей, практически - культурой как охраняемой в качестве памятника старины ценностью, то есть археологическим объектом неопределенного возраста (какой это возраст - "очень старое"?) и по сути условным (насколько творческим является первобытное поселение?). Плавление железной руды - действительно старое умение, имевшее место быть на территории нынешней Эстонии где-то с момента смены летоисчисления. 

Различаемую археологами культуру Пулли вверх по течению от Синди можно датировать VIII тысячелетием до Р.Х., кундаские находки в Ламмасмяэ восходят самое позднее к V тысячелетию до Р.Х., находки в Тырвала - к III тысячелетию до Р.Х. В очень широких границах на территории Эстонии потребовалось, таким образом, около 8 тысяч лет, чтобы от использования кремня дойти до умения выплавлять железо. 

Культуру Пулли описывают Лембит Яанитс, Сильвия Лаул, Велло Лыугас и Эвальд Тыниссон в своем сборнике "История Эстонии" (1982, стр. 27-32). Одно из мест "добычи" болотного золота находилось в Пяйте. Обработку металлов в Силламяэ настоящего времени открывает "Silmet web-site", где среди прочего производят также тантал (Та) и ниобий (Nb). 

"Силламяэская пассионата" 

О ситуации в Силламяэ недавнего прошлого написал родившийся 10 июля 1963 года в Йыхви Андрей Хвостов в своем романе "Силламяэская пассионата (2011). Это не жизнеописание подобное бальзаковскому - тут читатель переносится через ряд автобиографических ассоциаций автора в Силламяэ, на территорию закрытого из-за атомного производства города. 

Он ничего не изобличает, а, скорее, исповедуется в том, как трудно ему избавляться одновременно как от монофункционального прошлого города (город закрыли в 1945 году), так и от собственной юности. Если бы автор этого не сделал, то в нем произошел бы процесс отчуждения от страны, где он рос, и он уже заранее отвергал бы независимую Эстонию. Он не умеет ни того, ни другого, поскольку ему требуется время и он является в первую очередь сомневающимся человеком. Однако сомневающийся не оставляет себе запасного выхода: он ищет под солнцем то место, которое имел бы право называть своим домом. 

Рекомендуя прочитать произведение Андрея Хвостова в качестве так называемого свежего романа, я советуют при этом изучить книгу доктора философии Марью Кыйвупуу (1960) "101 священное место Эстонии" (2011) - все же после получения более основательного образования, после того как проработана будет книга доктора Уку Мазинга (1908-1985) "Эстонская религия" (2-е издание). 

В сегодняшней Эстонии выходят богато иллюстрированные фотоальбомы и книжки-картинки, к примеру, о взаимоотношениях фольклора и природы. Такова, например, составленная Тимо Мараном и Кадри Тюйр "Эстонская природная культура" (2005). Я лично предпочитаю произведения, справочная часть которых еще богаче иллюстративной, поскольку тогда легче читать новые издания старых текстов. Пусть примером такого будет подборка работ духовного пастыря петербургского прихода святого Иоанна доктора Якоба Хурта (1839-1907) "Перед Создателем" в виде 66-го тома серии "История эстонской мысли" (2005). В ней следовало бы прочитать страницы 11-27, 141-159 и 314-338. Не зная этих статей, трудно понять, каким образом именно Якоб Хурт стал духовным прародителем для многих националистов. 

Для тех, кто опасается трактовок из области мифологии вследствие их, быть может, спекулятивности, более практичными являются "Эстонские народные одежды" Мелание Каарма (1923-2009) и Айно Воолмаа (1920-2000) вместе с "Руководством по изготовлению народной одежды" Мари Сумера и "Листами узоров" (I-II; 1981) Мелание Каарма. 


Источник: Etnoweb


Отправь свой отзыв:  info@veneportaal.ee

  






     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2012 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.