полезные ссылки: swedbank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь расписание городского транспорта


internet-журналы русского портала:                vene portaali internet - ajakirjad:

афиша

автоклуб

бизнес

политика

экономика

эксперт

недвижимость

путешествие

для детей

фотоклуб

вышгород

культура

internet-tv

компьютер

образование

здоровье

коньяк24

история

женский клуб

night people

бесплатные объявления

каталог компаний

архитектура & дизайн

знакомства

свадьба

shopping

ресторан

отель

реклама

партнеры

 

 


Тени прошлого над будущим


Элла Аграновская
Фото Николая Шарубина


На всех углах бренчат музыканты, на каждом шагу указатели отправляют на знаменитую ярмарку игрушек, а настроение подавленное. Отчасти потому, что идет проливной дождь. Но, видимо, приезжая в Нюрнберг, нужно быть помоложе. Или поменьше знать. Но тут уж ничего не поделаешь, обратного пути, как говорится, нет. «Наверное, это генная память», - виновато поясняю Генриху Хуммелю, немцу, мужу моей русской подруги. «Нет, просто, срабатывает программа. Надеюсь, ко мне у тебя претензий нет?». Интересно, чем отличается генная память от программы, думаю я. «Господь с тобой, какие могут быть претензии!», - говорю вслух.


Там, где судили самое страшное зло


По соседству с институтом, где работает подруга, Дворец правосудия, тот самый. Впрочем, удивляться нечему: если во время бомбардировок уцелел, когда исторический центр Нюрнберга до основания был разрушен авиацией (кстати, англо-американской, для жителя Таллинна, которому основательно вдолблено в голову, что бомбежки – это непременно дело рук советских летчиков), то уж по нынешним временам что ему сделается. Там и сейчас, как и положено обители Фемиды, суд. «В каком смысле?» - «В самом примитивном: судебные заседания проходят. Бывает, знаешь ли, кто-то на чье-то имущество позарится…».


Во Дворец правосудия может зайти каждый. И даже осмотреть исторический зал под номером 600. Табличка перед парадной лестницей извещает о специальных часах, отведенных любознательным для его посещения. 


Более 20 тысяч посетителей со всего мира ежегодно переступают порог этого зала. Но мне, естественно, «везет». Открыв массивную входную дверь во Дворец правосудия, моментально утыкаюсь взглядом в надпись, мол, извините, в зале номер 600 идет судебное заседание, по-немецки и по-английски. Маловато, оказывается, полезной юридической площади в Нюрнберге. Однако не уходить же, не увидев собственными глазами, где ЭТО было. 


Между первым и вторым этажами – история Нюрнбергского процесса в лицах и фактах. Фотографии судей, адвокатов, даже стенографисток. Портреты руководителей Третьего рейха, снабжены подробными подписями и пояснениями. Имена знакомые, лица тоже. Хорошо нас учили в школе. В этом смысле немцы слабее подготовлены: лично наблюдала, как в немецком аналоге телепрограммы «Кто хочет стать миллионером?», несколько участников безрезультатно бились над ответом на вопрос, кто подписал акт о капитуляции Германии. Называли даже тех из предложенной четверки, кто на момент подписания уже жарился в аду. Короче, гадали наобум, и все – мимо.


В зале № 600, аккурат, перерыв в судебном заседании. Боязливо заглянув, наблюдаю картину: за столом - трое в мантиях, на столе – термос, тарелка с бутербродами, судейский завтрак. Или уже обед? Нарисовавшийся из воздуха израильский турист без промедления влетает в зал и бойко щелкает «мыльницей». Его вежливо выпроваживает пожилой полицейский. Подходит к нам: «Извините, сегодня заседание. Вот завтра – пожалуйста». «Мы на секундочку, другие же вошли», - канючит подруга на языке Шиллера и Гете. «Ну, что я, каждого буду ловить?», - игриво улыбается страж порядка. И слегка отодвигается в сторону, ровно настолько, чтобы мы смогли беглым взглядом окинуть зал, не заглядывая судьям в рот. 


«Окончательный приговор был объявлен в пустом зале, в отсутствие прессы и публики. Решением Международного военного трибунала были осуждены фашизм как идеология, нацистская партия, СС и СД. В итоге двенадцать подсудимых - Геринг, Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Йодль, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Заукель, Зейс-Инкварт, Борман (заочно) - были приговорены к смертной казни через повешение. Гесс, Функ, Редер приговорены к пожизненному тюремному заключению. Шпеер, Дениц, Ширах, Нейрат получили разные сроки заключения. Шахт, Папен, Фриче были оправданы. Лей покончил жизнь самоубийством еще до начала процесса...»


В коридорах Дворца правосудия людей не то, чтобы много, но хватает: сидят вдоль стены на скамьях, читают документы, спешат по лестнице, тихо переговариваются у окна. Обстановка в здании на Фюртштрассе, где в 1945 году судили страшное зло, точь-в-точь, как во всех судах мира. 


8 августа 1945 года четыре союзные державы, после долгих препирательств на предмет процедуры и формальностей суда над военными преступниками, подписали в Лондоне соглашение об учреждении Международного военного трибунала. 


Нюрнбергский процесс начался 20 ноября 1945-го и окончился 1 октября 1946-го года.


Известно, почему местом проведения суда союзники выбрали Нюрнберг. В этом городе, получившем от Гитлера статус «самого немецкого из всех немецких городов», традиционно проходили съезды и праздники нацистской партии, которые всегда сопровождались военными парадами и помпезными церемониями. 


А в 1935 году здесь был принят так называемый «Нюрнбергский закон», изгнавший евреев из национального сообщества. Переведенные в категорию граждан второго сорта, они фактически были лишены гражданских прав. 


Известны цифры: документы, представленные суду, уместились в 690 ящиках, в каждом - полторы тысячи страниц. Состоялось 407 судебных заседаний. Магнитофонная запись процесса протянулась на 27 тысяч метров. Всего было собрано около двухсот тысяч письменных показаний свидетелей. Кроме того, трибуналу было представлено шесть отчетов, обобщающих содержание 200 000 других письменных показаний по делу о преступных организациях. 


Известно, как протекал Нюрнбергский процесс, и что было после...


Известно, что самый суровый судья – время.


Страшно произнести: известно, что история ничему не учит.


Уроки Нюрнберга


Из бескрайних, абсолютно пустых «полей Цеппелина» начисто вытравлен цвет. Серое небо сливается с серым бетоном. Под проливным дождем мокнут сохранившиеся (так и тянет сказать – бережно сохраненные) трибуны, выстроенные для высшего нацистского руководства, с ложей фюрера в центре. Неподалеку – гигантская подкова Конгресс-холла, задуманного для проведения партийных съездов, самое большое в мире недостроенное здание. Вкупе с «полями Цеппелина» оно красноречиво свидетельствуют о временах истерического безумия, когда каждый год до полумиллиона активистов НСДАП съезжались в Нюрнберг на неделю со всей Германии. 


Довести до конца строительство Конгресс-холла помешала начавшаяся Вторая мировая война. С тех пор так и стоит, недостроенный и нерушимый. Остается только гадать, какие соображения помешали властям убрать с его с глаз долой, а главное – как сложится дальнейшая судьба этого весьма впечатляющего сооружения на Цеппелинштрассе. 

Сегодня на одном из этажей этого слегка облагороженного дизайнерами гигантского недостроя открыт документальный центр, рассказывающий об истории национал-социализма в Германии. Музейную экспозицию, повествующую о трагическом периоде фашизма и террора в Германии, составляют подлинные экспонаты: фотографии, газетные вырезки, страницы детских книжек. Обилие плакатов, стилистикой напоминающих красноармейскую агитацию и пропаганду. 

Даже в будний день здесь довольно много народу, человек сто, не меньше. В углу просторного, обделенного светом фойе угнездилось кафе. Звучит немецкая, английская, русская речь. По словам сотрудницы музея, которая за 5 евро не только пропустит наверх, но и выдаст «радиогида», здесь ежедневно здесь бывают до 500 человек, больше половины – бывшие граждане бывшего Советского Союза и их потомки. Очень много жителей Израиля… 

Содержание архивных материалов и тексты документальных фильмов «радиогид» доводит до сведения посетителей на всех ключевых европейских языках, в том числе и на русском.
Ловлю себя на том, что увиденное и услышанное совершенно не нуждается в услужливой подсказке воображения. Для меня лично это уникальный музейный случай. Но уже подрастает третье поколение с атрофированной генной памятью. Ему совершенно не лишними будут уроки Нюрнберга.

Призраки замка Вевельсбург

Озадачившись идеей посетить еще одно, связанное с этими уроками, знаковое место в Германии, устремляемся на север, где километрах в 20 от города Падеборна высится замок Вевельсбург.

С поиском других замков, коих в Германии бессчетное множество, заморочек у нас хватило с избытком. Но тут, уверили друзья, проблем не будет, ибо у Вевельсбурга редкая для европейских крепостных укреплений треугольная форма. И пояснили: именно этой формой и, конечно, историей привлек он внимание рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.

Узкая асфальтовая ленточка струится сквозь густую зелень Тевтобургского леса. Сжимая руль покрепче, чтобы избежать встречи с деревом, вспоминаю бедных детишек Гензель и Гретель, которых злая мачеха и сердобольный папаша отвели в лесную чащу да там и бросили. Ничего в жизни страшнее сказок братьев Гримм не читала!

Замок обнаруживаем совершенно неожиданно: поверх верхушек деревьев полощутся на ветру флаги на башнях. Припарковавшись не специальной площадке, некоторое время раздумываем, куда податься сначала – в сам замок или в бывший «сторожевой дом» напротив него. Замок мрачен и суров. Красив, но, честно говоря, мало притягателен. Однако любой турист, коих здесь немало, должен оценить его по достоинству: все-таки уходит корнями Вевельсбург в начало XVII века. С тех самых пор, будучи резиденцией Падеборнского князя-епископа, и пользовался довольно дурной славой. Говорят, что вроде бы с самого начала над ним висело зловещее проклятие. Словом, нет ничего удивительного в том, что Гиммлер, впервые посетивший Вевельсбург 3 ноября 1933, по словам свидетелей, буквально пришел в восторг от покрытых замковых мхом стен. И сразу принял решение: превратить Вевельсбург в школу для подготовки высших чинов Waffen-SS. 

«Сторожевой дом» напоминает обычный провинциальный музей, каковым, впрочем, и является. Если бы не знакомая надпись на немецком языке – «Террор 1933 – 1945 годов» - точно решила бы, что за дверью поджидает пыльное чучело медведя.

В музее нам расскажут, что в 34-м году СС арендовала замок у района Бюрен за символическую плату в размере 1 рейхсмарки в год. А планировалось создать здесь центр, объединяющий «задачи псевдонаучного обоснования национал-социалистической идеологии, обучение лидерского корпуса и псевдосакральное священное место». Естественно, «псевдо» - это взгляд исторической науки на предмет своего изучения из сегодняшнего дня. А тогда вся энергия была направлена на архитектурный проект, который должно было воплотить – естественно! – в гигантских размерах. 

Бредивший историей средневекового рыцарства Гиммлер лично разрабатывал символику «Черного ордена», копируя черно-белую гамму Тевтонского ордена и мечтая о создании орденского замка СС. По его замыслу, именно здесь должны были проводиться основные воспитательные работы и церемонии по посвящению новобранцев.

Для реализации задуманного нужна была дешевая рабочая сила. И в 1939 году в Вевельсбурге был создан концентрационный лагерь Нидерхаген, в котором содержались примерно 3900 заключенных. Сохранились документальные свидетельства: 1285 из них погибли. «Замученные работой, они погибали от истощения. Их избивали, вешали и расстреливали», - рассказывают архивные документы. В 1943 году работы на «гражданском строительном объекте Вевельсбург» были прекращены. Оставшиеся в живых были освобождены 2 апреля 1945 года американцами. А за два дня до этого специально прибывшая команда СС взорвала замок. Восстановление его началось в 1948 году. 

Однако гигантский, округлой формы «зал обер-группенфюреров» и перестроенное в так называемый «склеп» подвальное помещение в Северной башне замка устояли перед взрывом. Их можно увидеть в оригинале и сегодня, и без труда рассмотреть символ «нового порядка» - сплетенное из 12 рун победы «Черное солнце». А еще провести эксперимент: встать в маленькое углубление в самом центре склепа и произнести несколько фраз – в противоположном конце помещения отчетливо будет слышен даже шепот. Демонстрируя с гордостью этот акустический феномен, в Вевельсбурге настаивают и на других чудесах замка, в частности, стоит переступить его порог – и температура твоего тела понижается ровно на один градус. Не знаю, градусник с собой не брала, температуру не измеряла. Но вообще, с учетом прохлады, сырости и толстенных каменных стен вполне могла понизиться.

Несколько удивило другое. Одно крыло замка отведено молодежному центру, в котором ребята весело проводят свой досуг. И рисует разгулявшееся воображение, как, открыв рот, слушают они воспоминания нестареющего душой ветерана. Мистика какая-то… 

 



Таллинн-Нюрнберг-Вевельсбург

Русский Портал. История



Пришли свою новость на Русский Портал:  info@veneportaal.ee  

 


     
     
 

 
     
     
 

реклама на русском портале

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2009 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.