Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >>    Вернуться на главную журнала "История" >>

 

Ощущение собственной страны


Игорь Калакаускас

Я продолжаю считать, что Советский Союз развалила не Америка и не масонская ложа, не экономический коллапс и не обвалившаяся цена на нефть – СССР, как ржавчина, разъело тотальное лицемерие. Ложь стала пронизывать наше общество сверху донизу, мы все лгали друг другу – и все отлично это понимали. Такое общество было обречено: стоило только чуть-чуть подавить в себе страх и глотнуть свежего воздуха правды, как стало совершенно очевидно: мы разучились верить друг другу. Все остальное стало лишь следствием.

Первые два года после начала «ускорения» (кто не помнит, Горбачев в 1985 году начал именно с него, затем переключился на перестройку и гласность) в Эстонии ничего особенного не происходило, зато понеслось потом по полной программе и с опережением. Возможно, импульс этим процессам придал сам Горбачев, побывавший с визитом в Таллинне в феврале 1987 года. Очень хорошо помню, как опустела школа, в которой я тогда работал, когда стало известно, что генсека ждут в ТПИ – институт находился неподалеку, и все побежали смотреть живого советского лидера. 

Чем больше становилось свободы, тем меньше становилось самого необходимого в магазинах. А в 1991 году на поиск продуктов и того, что по утрам иногда «выбрасывали» в универмаге, уходило времени особенно много. Новый документ, введенный в Эстонии – «покупательская карточка» - выручала не всегда. Неизбежный крах СССР был для всех уже очевиден. И, пожалуй, утро 19 августа стало шоком для тех, кто искренне желал сохранения СССР и тех, кто верил в независимость Эстонии: и те, и другие понимали, что если путч затеян всерьез, то мало никому не покажется. В троллейбусе, которым я ехал в этот день на работу, стояла почти гробовая тишина, а на работе была почти паника. Кто-то пытался припомнить, где кому и что именно говорил и не было ли это лишним с учетом сложившейся ситуации? Радио в тот день не выключали, а к концу дня стало известно, что к таллиннской телебашне подъехали танки. До сих пор не могу понять, почему они поехали именно к телебашне, а не к Тоомпеа, например. Может, потому, что на подступах к зданию Верховного Совета были уже установлены баррикады? Хотя какие это препятствия для бронированных машин?

Как бы там ни было, но жизнь все равно на этом не остановилась. И талоны, которые выдавали в ЖЭУ, нужно было отоваривать. Как раз подходил срок действия одного из них – алкогольного. Никогда раньше, ни позже в моем доме не скапливалось столько спиртного! Ведь, имея на руках вожделенный талон, трудно удержаться от желания его отоварить! Да и в период тотального дефицита и инфляции что могло быть самой твердой валютой, как не заветные пол-литра? 20 августа – на второй день путча – мой приятель уговорил меня поехать в магазин на Луйзе, где, по его сведениям, как раз выбросили искомый продукт. 

Старенький «жигуленок», в котором мы отправились «по неотложным делам» (благо, что мой начальник еще не вернулся из отпуска и отпрашиваться мне не было необходимости) стал чуть ли не единственным транспортным средством на бульваре Сыпрузе: наш вояж совпал по времени с таллиннской забастовкой, в которой призвали участвовать все население. Душа моя не находила покоя, ведь в то время, когда мои соотечественники в знак протеста припарковали своих железных коней у обочины (даже троллейбусы стояли!), мы мчались на всех порах за водкой!

Я поделился своими душевными переживаниями с приятелем, но он был непреклонен: «Когда закончится путч, никто не знает. А талоны через пару дней превратятся в кусочек цветной бумаги! Ты уверен, что эти несчастные две пол-литровки тебе не понадобятся?» Увы, он был прав. Мало того, наличие талона еще совсем не означало, что по нему в любое время можно будет получить обещанное. В винном отделе магазина стояла небольшая очередь, и никто в ней не испытывал угрызения совести за то, что в эту минуту он не вместе со своим народом…

До момента закрытия границ и введения собственной валюты (последнее, если помните, произошло в июне 1992-го) ситуация в Эстонии была, по моим ощущениям, какая-то неопределенная. Вроде и в другой уже стране, но в какой именно – не понятно. Однако добровольная отставка Горбачева в декабре 1991 года поставила в этой ситуации последнюю точку. И впервые за всю мою к тому времени двадцатипятилетнюю жизнь за несколько минут до наступления 1992 года никто из руководителей огромной страны к ее населению не обратился. Новый год стал для нас началом новой жизни, которая настораживала и манила одновременно. 

Конечно, жаль очень многого, что безвозвратно утеряно. Я очень рад за эстонцев, которые спустя несколько десятилетий вернули себе ощущение собственной страны. Как жаль, что этого ощущения мне всегда чуть-чуть не хватает… 


Русский Портал. История


 

Отправь свой отзыв главному редактору:  viktoria@veneportaal.ee

  






     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2011 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.