Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >> Вернуться на главную журнала "Образование" >>

 

Николай Княев - Мужчина с большой буквы! Спасает наших детей...


Мы живем в быстротечном, каждодневно изменяющемся мире. Мире интернета и кровавых локальных войн, эпидемий гриппа, истребляющих род человеческий, и полетов в космос, достижений нанотехнологий и бесконечных террактов в разных уголках земного шара, совершенствующихся роботов и жутких природных катаклизмов... В мире, полном противоречий, когда сотни людей захлебываются в безумной роскоши, а сотни тысяч погибают от голода... В мире бешеных скоростей и постоянных стрессовых ситуаций... И самое печальное, что весь этот негатив, темная сторона нашей жизни отражается, прежде всего, на самом дорогом и ценном для каждого нормального человека - на наших детях...

Еще каких-нибудь 50 лет тому назад разве слышал кто-нибудь о бандах 10-12-летних детей, жестоко убивающих не только стариков и инвалидов, но и мужчин, и женщин в расцвете сил? Чтобы 14-15-летние подростки приходили в школу с оружием и расстреливали своих одноклассников и учителей? Причем происходило и происходит подобное в таких развитых странах, как США, Германия и даже в тихой добропорядочной Финляндии.

Поэтому не случайно на форуме «Гражданский мир», который прошел в конце 2010 года в Таллинне особое внимание было уделено насилию, царящему в наших школах. Социологи Института открытого общества провели опрос 1008 учеников и их родителей на тему безопасности в школе. Исследование охватывало детей и подростков в возрасте от 12 до 17 лет. 

45% детей относятся к группам риска

И вот какая получилась невесёлая картина: школу прогуливают 7% 12-летних, 25% 13-летних и 42% 17-летних учеников. Большинство из них утверждают, что школа им просто надоела. Зато удовлетворение от посещения школы имеет обратную тенденцию: 93% у 12-летних и только 88% у 17-летних ребят. Издевательствам в школе подвергались 38% 12-летних и 12% 17-летних.

Как отмечает социолог Ирис Петтай, домашняя обстановка является одной из серьезных проблем, влияющих на безопасность в школе. Особенно в нынешних условиях экономического кризиса, когда многие семьи не уверены в завтрашнем дне и вынуждены бороться с безработицей, а также страдают от семейного насилия, алкоголизма, наркомании и т. д. О семейных ссорах говорили в своих ответах 63% эстонских и 42% русскоговорящих учащихся, физическое насилие между отцом и матерью отмечали соответственно 9% и 10% ребят.

45% детей основной школы относятся к группам риска, испытывают проблемы в учебе, сталкиваются с серьезными конфликтами в школе – с преподавателями или одноклассниками, а также с родителями. 80% опрошенных детей отметили, что их одноклассники подвергаются в школе издевательствам и насилию.

Социологи, проводившие опрос, отмечают, что школа испытывает серьезные проблемы из-за состояния здоровья многих учащихся и нехватки доверенных лиц. Только 38% детей готовы обратиться со своей бедой к классному руководителю, призванному, по логике вещей, быть первым доверенным лицом в школе. Лишь у 5% ребят возникает доверие к социальным педагогам или психологам. Как подчеркнула И. Петтай, социализация учащихся остается одним из важнейших факторов повышения уровня безопасности в школе. 

«Тренер по работе с проблемными детьми»?

Мой собеседник, социальный педагог, Николай Княев окончил Ленинградский институт физкультуры им. Лесгафта по специальности «преподаватель физкультры, тренер по борьбе». В институте увлекся проблемами психологии по работе с проблемными детьми. 

- Как получилось, что вы оказались в Эстонии?

- Кто-то из эстонских чиновников заинтересовался моими работами по данной тематике. И на пятом курсе мне поступило предложение из Нарвы, куда меня пригласили как тренера по работе с проблемными детьми. Бумаги пришли за подписью тогдашнего министра образования Эльзы Гречкиной. Я принял предложение и уехал в Нарву, где проработал более 10 лет. В 2000 году поступило предложение от директора таллиннской 14 школы (ныне гимназии Раннику) и я переехал в Таллинн и работаю в гимназии до настоящего времени.

Надо отметить, что еще в студенческие годы, будучи на стажировке в Бельгии, я прошел подготовку по работе с проблемными детьми – «от физического развития к духовному совершенствованию».

Шрамы от ножей

Обстановка в школе (нынешней гимназии Раннику) в те годы была очень тяжелой. Вплоть до того, что каждое утро, не таясь, к подъезду подруливала желтая «копейка» и дилеры внаглую продавали детям и подросткам всякую наркотическую дрянь. Как память о тех «лихих» временах могу показать шрамы от ножей. В моем кабинете имеется целая коллекция холодного оружия, отобранного у торговцев белой смертью, начиная от перочинных ножичков до охотничьих тесаков.

Сейчас могу сказать: порядок в гимназии наведен, хотя, как вы понимаете, район Копли был и остается достаточно проблемным, особенно в периоды кризисов, подобных нынешнему.

Как только я начал работать в гимназии, сразу предложил директору оборудовать специальный спортивный зал для занятий борьбой, где могли бы заниматься все дети, а не только проблемные подростки. Нашли место, поставили перегородки, настелили маты и получилось то, что надо: «мягкий» зал. Там установлена «мативара» - мягкая колонна, по которой можно колотить руками и ногами, в перчатках или без них...


Тренировка и разговор по душам

- Трудный подросток, как правило, «без тормозов», с очень искаженной планкой устремлений: выпить, покурить... Чем вы их привлекали в свой клуб?

- Поначалу я организовал ознакомительные занятия. Ребенок есть ребенок, проблемный или непроблемный, но любопытство присуще каждому из них. Я демонстрировал им приемы боевого дзюдо. Хотя сразу хочу уточнить: я не зацикливался только на борцовских приемах. В большом зале мы играем и в баскетбол, и волейбол, и регби. Желающим постучать по «мативари» выдаю боксерские перчатки. Тем, кто хочет поработать на ковре, - кимоно. 

Словом, чтобы каждый ребенок мог выплеснуть негативные эмоции, избавиться от «черной» энергии. Ведь приходит на занятия озлобленный человечек, не знающий как от нее избавиться. А тут, пожалуйста, бей руками, ногами, хоть головой... Перерыв... Определились: сегодня играем, к примеру, в волейбол. Поиграли. Во время перерыва я провожу психологическую обработку ребят. В конце тренировки попили чайку, поговорили по душам, разошлись по домам. Два часа они находятся под моим полным контролем. При этом стараюсь распределить физические нагрузки таким образом, чтобы энергии на дурные проделки у ребяток не оставалось...


Авторитет завоевываю постепенно

- Физические нагрузки, а в перерывах разговоры по душам. И возникает контакт с детьми?

- Да. Я постепенно завоевываю авторитет. Поначалу как мастер восточных единоборств (силу и ловкость мужчины любого возраста уважают всегда). А затем уже пытаюсь разобраться во внутреннем мире каждого подопечного, найти нужные слова поддержки, ободрения и т. д. После того как ребята закончили занятия, ко мне приходят родители. Так повелось, практически, с самого начала.

- Получается комплексная работа...

- Безусловно. Иначе ничего не сложится. И пусть иногда папа или мама, дедушка или бабушка являются «под градусом», все равно я стараюсь вести работу с каждым родителем или опекуном.

- Каков распорядок вашего рабочего дня?

- С понедельника по пятницу с 8.00 до 15.00 работаю социальным педагогом. Вечером в спортивном зале – занимаюсь с детьми, причем не только с проблемными, но и с теми, кто просто желает тренироваться. После тренировок приходят родители, которые днем заняты на работе, а поздним вечером веду переговоры по телефону с теми, кто не мог подойти в школу, но у них имеются неотложные проблемы и вопросы.

С утра я проверяю наличие проблемных детей в школе. Если накануне звонили родители или из полиции (с ними у меня также налажены очень хорошие связи), что конкретный ребенок сегодня может не придти, я отмечаю в своем журнале. 
У нас в школе имеются также психолог и логопеды, с которыми работаю в самом тесном контакте. Кстати, по штатному расписанию нас почему-то «обозвали»: «работники вспомогательной службы».

- Ну, здесь, как говорится, «обзывай хоть горшком, только в печку не ставь»!

- Точно... Все-таки, в основном, я стараюсь решать многие возникающие проблемы своими силами, ибо тоже имею квалификацию психолога...


Каждый день — в Минную гавань!

- То есть невозможно четко разделить, где кончается сфера деятельности социального педагога и начинается работа психолога...

- Совершенно верно. Кстати, на форуме «Гражданский мир» социолог, госпожа Петтай приводила в своем докладе данные, что менее 10% детей и их родителей обращаются за помощью к социальным педагогам и психологам. О других учебных заведениях говорить не буду, но в нашей гимназии эти показатели намного выше! 

На сегодняшний день в школе учится около 400 ребят. Из них чуть меньше половины нуждаются в помощи социального педагога и психолога. Ко мне практически каждый день со своими проблемами приходит 10-20 детей, плюс к этому родители, преподаватели, представители социальных служб, полицейские, занимающиеся проблемами подростков.

В 2007-2008 годах совместно с комиссией по делам несовершеннолетних я разработал проект, по которому во время школьных каникул группа проблемных подростков каждый день приходила в Минную гавань, где ребята получали форму и находились как будто на положении военных. Физическая и строевая подготовка, уборка территории, знакомство с азами военного дела, в том числе и оружием – дети на своем опыте могли познать, что значит военная служба. Потом, к сожалению, этот проект не получил продолжения, как зачастую это бывает - из-за недостатка финансирования. Свою негативную роль сыграл и начавшийся мировой экономический кризис...


«Мягкий» зал для разных проблем

Но вернемся к распорядку обычного рабочего дня. К четырем часам я заканчиваю прием и спускаюсь в «мягкий» зал, где занимаюсь с непроблемными детьми. А начиная с 17.00 начинаются занятия с проблемными ребятами, все они расписаны по возрастным группам, т. е. 5-6 классы – одна группа, затем 7-8-классники... Каждый день занимается от десяти до двадцати подростков. Здесь необходимо учитывать тот фактор, что возможности «мягкого» зала ограничены. То есть, одновременно здесь могут тренироваться в нормальном режиме не более 8-10 детей... 

- Бывали случаи, когда не удавалось наладить контакт с трудным подростком?

- Конечно. В основном это были ребята 9-10 классов, у которых зависимость от наркотиков оказалась настолько запущенной и тяжелой, что произошел практически полный распад личности. Однако, очень многим удавалось помочь, буквально за шиворот вытащить из наркотической или криминальной бездны. Был у меня девятиклассник (фамилию называть не буду), когда он попал в мою группу у него уже имелась судимость, тем не менее он продолжил учебу, закончил школу, поступил в училище. Сейчас он женился и живет полноценной жизнью...

- А что происходит с «неподдающимися» ребятами?

- В Эстонии имеются две спецшколы. Для мальчиков – в Тапа, для девочек – в Таллинне. Туда они и попадают.

- В большой спорт кто-нибудь из Ваших воспитанников пошел?

- Нет. Но самое главное – они стали нормальными членами нашего общества. Проще говоря – людьми.

- Бывшие воспитанники поддерживают с Вами контакты?

- Очень многие. Кстати, тот парень, о котором только что говорил, регулярно заглядывает «на огонек». Сохранилась обратная связь не с одним десятком бывших учеников, а теперь уже взрослых людей.

- Наверное, это самый наглядный результат Вашей удачной работы с проблемными ребятами! Кстати, помогает ли тот факт, что Вы являетесь тренером по дзюдо, а не тренером, скажем, по фехтованию или танцам на льду?

- Безусловно. До сих пор поддерживаю хорошую спортивную форму, регулярно выступаю на соревнованиях, хотя уже давно вышел из юношеского возраста.

15 крон в месяц

- Мы живем в мире, который сегодня четко разделяется на бедных и богатых, на благополучных и социально незащищенных. Возможно ли в школе преодоление этого социального и экономического неравенства?

- Все начинается с семьи, зависит от родителей. Каково мировоззрение мамы с папой, таково и воприятие этого мира ребенком. Сейчас прослеживается четкая тенденция: есть элитные школы, где учатся дети из обеспеченных полноценных семей, и есть заведения, где собираются дети, родители которых имеют массу социальных проблем. К сожалению, наша гимназия относится к разряду последних.

Мне, как социальному педагогу, дают самые сложные, можно сказать, безнадежные классы, которые я обязан довести до окончания учебного процесса. Достаточно сказать, что с прошлого учебного года я - классный руководитель в двух группах, где всего лишь у одной девочки имеются мама и папа, то есть полноценная семья. Ребенок оказался в этой группе только потому, что часто болеет и, соответственно, пропускает много занятий. У остальных же, в основном, - мамы-одиночки, которые если получают минимальную зарплату — это уже великое дело. То есть почти все эти семьи социально не защищены.

Государство выделяет определенные деньги на работу кружков по интересам, но этого явно недостаточно - капля в море. К примеру, у нас в гимназии имеется теннисный корт, самый «дешевый» тренер запросил по 800 крон за месячный абонемент с каждого ребенка. Если родитель зарабатывает менее 4.000 крон, подобная тема сразу же отпадает. 

Я работаю с детьми в своем клубе, практически, без абонементной платы. Суммы в 15 крон за месяц с одного ребенка уходят на аренду зала, мелкий ремонт и спортивный инвентарь. Коллектив гимназии делает все возможное, чтобы наши ученики не чувствовали себя неполноценными и обделенными, но всему, как говорится, имеется предел, «нельзя объять необъятное». Здесь очень необходима полноценная помощь государства, а ее-то как раз и не хватает!

В завершении этого материала хочу привести мнение одной мамы, чей 12-летний сын регулярно посещает спортивный клуб Николая Княева, не являясь при этом проблемным ребенком.

Марина (38 лет, служащая): 
«Конечно, определенные проблемы с моим мальчиком существуют, но с учетом того, что у него начался переходный возраст – это, можно сказать, в порядке вещей. Бывает, что он на какие-то замечания неадекватно реагирует, грубит. Я воспитываю его, практически, без папы, хотя номинально отец и существует, но его влияние на ребенка, в лучшем случае, нулевое, а чаще – отрицательное. 
Просто счастье, что в нашей гимназии есть Николай Михайлович, к которому всегда можно обратиться, зайти или позвонить. Самое главное, что он всегда тебя поддержит и сумеет найти к ребенку верный ПОДХОД! Очень важно, что ребенок этого человека СЛУ-ША-ЕТ и СЛЫ-ШИТ!!! 
Николай Михайлович - Мужчина с большой буквы! Он наглядно показывает детям образец мужского поведения! Для подростков, особенно проблемных – это жизненно необходимо!» 


Александр Осокин

Русский Портал. Образование


Отправь свой отзыв главному редактору:  viktoria@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2011 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.