спонсор раздела новости на русском портале

internet-проекты русского портала: афиша автоклуб кино internet-tv tv программа компьютер бизнес экономика эксперт политика культура история сделано в эстонии молодежь для детей архитектура & дизайн путешествие welcome здоровье спорт фоторепортаж недвижимость объявления женский клуб литература фото галерея арт галерея ресторан отель автоклуб ярмарка web-дизайна клуб знакомств каталог компаний и организаций эстонии полезные ссылки: hansapank uhispank sampo krediidipank расписание городского транспорта


Дмитрий Кленский: "За высказывание мнения у нас прихватывать еще не принято"

Информационное интернет-издание "Русский Портал" начинает публикацию серии интервью с ведущими политиками, государственными и общественными деятелями Эстонии. Не оставим мы без внимания наших читателей бизнесменов и деятелей культуры. Начинаем мы с интервью человека, утверждающего, что местные СМИ совершенно его игнорируют, а именно с интервью общественного и политического деятеля, журналиста - Дмитрия Кленского.

Господин Кленский, в последнее время вы все чаще обращаете на себя внимание средств массовой информации и общественности, но в то же время, как нам кажется, эта самая общественность мало знает что либо о вас. Давайте заполним этот информационный вакуум, а начнем мы с вашей краткой биографии.

Родился я 2 декабря 1945 года в Таллине в семье врачей. Сестра актриса Эстонского драмтеатра, брат – хирург в Москве. Женат, предки моей супруги Марианны Анатольевны жили в Нижнем Новгороде, она закончила Ленинградский университет, по специальности – почвовед-микробиолог. Сыну Кириллу - 28 лет, он женат. По специальности он и его жена – программисты, закончили Таллинский университет. По отцу наша родословная ведет к новгородским купцам, один из которых в начале XIX века переехал в Санкт-Петербург. Он похоронен на Волковом кладбище в Питере, его фамилия была КленскОй, сын – КленскIй, то есть подался в чиновники. Дед по отцовской линии – юрист, выпускник Санкт-Петербургского университета, оказался в Эстонии по распределению в 1907 году. Дед по материнской линии – Вадим Анфориев – коренной москвич, окончил также Санкт-Петербургский университет по специальности юрист-финансист. Его дед - один из основателей кооперативного движения в России.

Поскольку отца призвали после окончания Тартуского университета  служить в армию военврачом, то среднее образование я получал в восьми школах Тарту, Выборга, Сааремаа и Таллина. В школу меня взяли в возрасте 8 лет, так как вообще не владел русским языком – пока родители учились в университете, я ходил в круглосуточный детсад для эстонских детей. Закончил столичную 19-ю среднюю школу в 1964 году. В том же году поступил на химфак Таллинского Политехнического института. Закончил его в 1969 году. В КПСС вступил в 1967 году. В 1994 году был учредителем Объединенной народной партии, из которой вышел в 1995 году – с тех пор я беспартийный. Из эстонских партий мне ближе всего Центристская партия. Пока считаю себя журналистом, ни в какую партию вступать не намерен.  

Распределение получил в НПО «Импульс» в Таллине, позже был переведен в Москву. В 1970-72 году был внештатным корреспондентом газеты «Московский комсомолец». В 1972 году прощаюсь с «химией» и возвращаюсь в Таллин, устраиваюсь на работу корреспондентом в газету «Советская Эстония». В «Советскую Эстонию»  взяли по старой памяти – студентом написал критическую рецензию на телепостановку (на эстонском языке - ЭТВ) рассказа Куприна «Река жизни», где пародийно изображалась предреволюционная русская жизнь. Оформили меня в отдел сельского хозяйства и только потому, что владел эстонским, что было большой редкостью среди русских журналистов.

Далее стал корреспондентом газеты «Правда» в Эстонской ССР, работал замдиректора Эстонского телеграфного агентства, корреспондентом журнала «Огонек» по Прибалтике, комментатором русской редакции Эстонского радио, корреспондентом инфослужбы «Раэпресс» столичной горуправы, главным редактором газеты «Вести», комментатором в газете «Эстония» и корреспондентом еженедельника «День за днем», откуда был незаконно уволен, а потому восстановлен на работе решением Комиссии по трудовым спорам. Однако ни работодатель Андрес Тыниссон, ни бывший главный редактор Яна Литвинова, (сегодня – Тоом) на работу так и не допустили. Выбить компенсации по решению судов практически не удалось, столь ловко устроен был бизнес Тыниссона-Литвиновой.

Сегодня сотрудничаю с газетой «Здоровье для всех» и интернет-порталом Дельфи. Остальные СМИ на эстонском и русском языках меня не печатают, как я понимаю, из малодушия и страха перед хозяином или несогласия с моей радикальной позицией в русском вопросе.       

Что привело вас в политику?

Первое - запрет на профессию. Мне фактически не дали работать журналистом в полную силу. Меня увольняли с Эстонского радио (восстановлен решением суда), два раза увольняли из «Дня за днем». Как говорило начальство, за неумение работать в коллективе. На самом деле у меня всегда были хорошие отношения с коллегами, но в конфликт я вступал с главными редакторами и работодателями, то есть с начальством. И прежде всего из-за их непрофессионализма (время такое выпало после 1989 года), и полного пренебрежения правами работников, то есть профсоюзом. 

Хотя в свое время я писал на самые разные темы, со временем специализировался на политике. В свой актив отношу многолетнюю защиту местной православной Церкви от запрещенного Конституцией вмешательства Эстонского государства в ее внутренние дела. Нажил себе этим только врагов, или как учил один правдист, завистников. 

Второе – политика и политология интересовали меня всегда. Потеряв рупор в СМИ, стал независимым (беспартийным) депутатом фракции Центристской партии в столичном горсобрании (2002-2005гг). Сделал этот шаг только для того, чтобы публично озвучивать дискриминацию неэстонцев и особенно русского меньшинства в Эстонии. Возможно у меня на этот счет более высокий, чем у других порог чувствительности. Но такой уж я есть.    

К сожалению, свои же русские депутаты меня в итоге не поддержали в горсобрании. Я им не судья, но коль так, то нечего им иногда жаловаться на дискриминацию. Многие русские депутаты - центристы очень плохо владели, да и сейчас владеют плохо, эстонским языком. Потому и разработал проект постановления горсобрания об использовании в работе Таллинского горсобрания русского языка с обязательным переводом на эстонский язык. Но никто меня из русских коллег не поддержал, хотя они составляли треть состава горсобрания. Проигнорировали коллеги и созданную при фракции рабочую группу по проблемам нацменьшинств.

На последних местных выборах набрал чуть больше 900 голосов (Ласнамяэ), но в горсобрание не прошел. Из почти 20 русских депутатов нынешнего состава больше меня набрали, кажется, только два-три депутата. Считаю важным в нашем «молчаливом» обществе подавать голос, и прежде всего для того, чтобы защитить человеческое достоинство, в котором нынешняя элита народу отказывает по полной.   

Вы гражданин Эстонии? Каким образом вы получили гражданство?

Я – так называемый правопреемный гражданин Эстонской Республики. Мои родители были гражданами Эстонии еще до войны. По отцу мои предки живут в Эстонии в шестом поколении. По матери – всегда, т.к. ее мать – эстонка.

Вы знаете эстонский язык?

Да. Более или менее. Но не перфектно.

Что такое или кто такие «Список Кленского»?

Это группа людей, в прошлом году нас было около десяти, костяк которой сегодня составляет пять человек: Лариса Нещадимова, Юрий Журба, Валерий Саратов, Владимир Игнатов и я. Мы считаем, что политики сегодня обслуживают исключительно интересы власть имущих. Политика становится самоцелью. Социальные проблемы решаются, как говорили в советское время «по остаточному принципу», да и то в основном только центристами.

В социально-экономической сфере мы разделяем политику центристов. А вот русский вопрос эстонские партии так или иначе, если говорить, дипломатично, игнорируют. Если и уделяется внимание, то ради политических игр, но нет цели облегчить положение русского и остального неэстонского населения страны.   

 


Рекламная служба

Русского Портала

Tel:

55 48810

 

E-mail:

info@veneportaal.ee

Вы собираетесь баллотироваться на выборах в Рийгикогу в 2007 году?

Не знаю. Очень хотелось бы, чтобы Конституционая партия завоевала к будущей весне симпатии у 8-10% населения, чтобы она смогла провести своих депутатов в Рийгикогу. Если будет 5,5%, то власти легко «списать» полпроцента, чтобы лишить русских и неэстонцев своего представительства. Скорее всего буду готов выставить свою кандидатуру, чтобы в общий котел Конституционной партии поступило как можно больше голосов. 

Зачем вы пошли в политику?

Считаю недопустимым, особенно после вступления Эстонии в Евросоюз, дискриминацию неэстонцев. Для меня это – оскорбление. Считаю непорядочным молчать, когда рядом царит вопиющая несправедливость, даже, если ее жертвы молчат и порой они же возмущены моей активностью.

Многим униженным  местным русским нравится быть только сытым, пусть даже бесправным общественно - политически. Считаю ненормальной и духовную атмосферу – в обществе доминирует культ денег, нравственностью стала безнравственность. Чтобы противодействовать этому и пошел в политику.

Пресса стала придворной, она обслуживает идеологию потребительства и крупных капиталистов, нынешнюю малокультурную и бездуховную, но зажиточную элиту. СМИ, тем более журналист практически потерял возможность опубликовать правду, которая подменена правдоподобием.

Как можно определить вашу политическую ориентацию – вы коммунист, социалист или кто-то еще?

По убеждениям я социалист. Да и коммунист – из той же оперы, называй, как хочешь.

Что касается социализма, в том числе советского, то тут много туману напущено. И потому, что КПСС дискредитировал идею, которая так или иначе реализуется на Западе. Но там высокий уровень социальности общества обеспечивается во много за счет грабежа остального, менее развитого мира. В СССР становлению социализма мешала цивилизационнная отсталость (азиатчина), неслучайно Ленин отмечал пять укладов жизни в Царской России. В СССР многое удалось изменить в лучшую сторону, но сверхдорогой ценой. Так что плох не социализм, а тотальная цивилизационная отсталость, в которой его пытались построить. Потому и жестокие сталинские методы только и могли сработать, чтобы вытащить страну из разрухи.

Главная ошибка советского социализма – превращение  человека в неодухотворенное орудие труда, средство производства. Меня всегда удивляло и возмущало, что советская власть не могла накормить народ и обеспечить нормальной крышей над головой. Деньги шли на ракеты. Но Горбачева не пойму – если бы народ был накормлен, то и провал перестроечных реформ не сказался бы так катастрофически, не деморализовал общество.     

В своих публичных выступлениях вы часто защищаете русскоязычных жителей Эстонии. От чего, по вашему, их надо защищать?

Во-первых, государство все эти годы чинит препятствия при получении эстонского гражданства. Знание языка – искусственный барьер на этом пути, особенно для среднего и старшего поколения.

Во-вторых, неэстонцы отстраняются от реального управления страной, местной жизнью. Ни одного министра, заведующего государственным департаментом. Да и на местном уровне тоже самое. Среди чиновников местного самоуправления Таллина – около 90% - эстонцы, хотя эстонцы составляют официально 53% жителей столицы.

В третьих, неэстонцев, и русских прежде всего, постоянно ассимилируют. Самая вопиющая акция – реформа гимназического образования. Вместо обучения на должном уровне эстонскому языку, вводится обучение ряда предметов на эстонском. При этом никто не соизволил даже спросить у русских, как они относятся к этой реформе. Директора школ – госслужащие и они вынуждены поддакивать, особенно, если они плохо владеют эстонским, любой, даже глупой инициативе сверху. 

В четвертых, билингвальное обучение приводит к плохому владению русским языком, нарушению логического мышления у 90% учащихся. Но никого это не волнует. Социолог тартуского университета профессор Эллу Саар установила, что владение неэстонцами госязыком никоим образом не способствует конкурентоспособности русских. Эстонцы имеют двукратное преимущество перед неэстонцами в карьерном росте, в трудоустройстве. 

Уменьшается объем преподавания русской истории, литературы, культуры. Делается все, чтобы постепенно вытравить из местных русских русскость. Примером психологического давления на самосознание можно считать обязательное писание названия столицы Эстонии на русском языке с двумя «эн», хотя по-русски надо писать с одним.

Результат всего этого – малокультурность, невежество русской молодежи. Разумеется, все это в среднем. В Таллине в 2003 году среди эстонцев в возрасте до 29 лет, уровень высшего образования был почти в два раза выше, чем среди неэстонцев и более чем в два раза – среди русских. Неужели мы – слабоумные? В 1990 году уровень этот был равный среди эстонцев и русских. То есть все говорит о целенаправленной политике Эстонского государства, когда сначала вас ставят на колени, а потом еще и попрекают этим.

В пятых, заметно отстает материальное положение русских от эстонцев. Не будем говорить про богачей. По данным Департамента статистки в среднем зарплата русских составляет 70% от зарплаты эстонцев. Экономическое неравноправие было реализовано еще в ходе реформы собственности, когда неэстонцы были реально (кроме транзита) отстранены от приватизации средств производства. Начисто выгнаны неэстонцы из банковского дела. Даже преуспевающий ЭВЕА банк был искусственно обанкрочен.

Собственно говоря, худое материальное положение и предопределило общую отсталость русского населения по сравнению с коренным.   

В шестых, русское население испытывает духовную подавленность. Вспомним только недавно завершившиеся гонения на Православную церковь, которую не регистрировали десять лет и фактически она находилась на нелегальном положении.  Эстонская элита и СМИ под правильным лозунгом знания эстонской истории, культуры и языка, на самом деле тотально навязывает русскому населению во многом чуждые провинциальные ценности, потребительскую ментальность и эгоистическое отношение к жизни.

Это я так, навскидку только назвал шесть аспектов. А вот на вторую часть вопроса я бы ответил так. Часто обнаруживаешь, что русское население в силу своей вполне понятной разочарованности в русских партиях, а также низкой общественной активности, правовой неграмотности, низкой по вине властей информированности происходящим в стране и обществе, забитости и комплекса неполноценности (ощущение положение гостя в стране пребывания), вполне удовлетворено своим социально-экономическим и общественно-политическим положением в Эстонии. Оно просто смирилось с несправедливостью.     

Из-за этого Ваш вопрос, надо ли защищать русское население, во многом теряет резон. Последние местные выборы снова доказали, что для местных русских лучше синица в рукаве, чем журавль в небе. И это можно понять. Но пример «Ночного дозора» показывает, что не все новое поколение русских страдает теми же комплексами.

Если старшее поколение еще психологически несет на себе какой-то груз исторической ответственности за вхождение/присоединение Эстонии к СССР, то 20-летним не понять, с чего это к ним особое, то есть несправедливое отношение, как к потомкам колонистов и оккупантов? Молодые не ощущают вины перед эстонским народом и они требуют равноправия, уважения к себе.

Именно в этом вижу причину активности самоинициированного общественного движения «Ночной дозор». Именно от этого опешила эстонская элита и СМИ. Памятник на Тынисмяги был для них всего лишь политической предвыборной игрушкой, что покорное русское население должно было проглотить.

Именно в этом вижу сегодня резерв борьбы русских за свои сугубо национальные права, желательно конечно с объединением протестного движения всего населения за всеобщую справедливость в стране.  

Слушая ваши публичные заявления меня не покидает ощущение, что своим поведением вы напоминаете Жириновского – тот же эпатаж, артистизм и громкие заявления. Это сознательное подражание или случайное сходство?

Подражательство считаю одним из самых дурных человеческих пороков. Но согласен, смотрел как-то себя по ТВ и поймал себя на мысли, что есть схожесть с манерой говорить, как Жириновский. Но на этом схожесть и кончается.

Мне претит его барство, одаривание сторублевыми своих почитателей. При этом я не отношусь к тем, кто считает Жириновского политическим клоуном. Он – индикатор планов российского руководства. И вообще, если отвлечься от формы, то по сути Жириновский говорит очень много правильных вещей, которые из соображений политклорректности не могут сказать руководители страны. И потом, какая-никакая, но у него есть своя политическая ниша.

После выборов в местные самоуправления, на которых русскоязычные жители отдали свои голоса центристам, вы довольно резко высказались об этих избирателях. Напомните, что вы тогда сказали о них?

Уже немного сказал об этом. После выборов мы выразили своим избирателям благодарность, а остальным выразили сожаление, что они не сумели отделить программу «Списка Кленского» и наши намерения с обанкротившейся русской политикой русских партий Эстонии. Считаю, что избиратель не должен быть иждивенцем – он сам тоже должен активно интересоваться, за кого проголосует, а не голосовать за тех, кто его больше обихаживает – вспомните, реформисты раздавали даже презервативы. Избирателя покупали, а он соглашается с этим.  

Вообще, о нас мало знали, у нас не было средств для пропаганды, нам открыто мешала госмашина, включая Полицию безопасности. Первый Балтийский канал дал команду не освещать «Список Кленского». Главный «Редактор Молодежки» Илья Никифоров отказался публиковать нашу рекламу с девизом «Вставайте люди, русские!»… 

Каким образом финансируется «Список Кленского?»

Никаким. Все активисты сотрудничали бесплатно или за свой счет (наши встречи в кафе, телефонные разговоры). Из своего кармана покрыл половину расходов на предвыборную программу в прошлом году. Это – около восьми тысяч крон. Издание неплохой газеты тиражом, увы, сего 20 тысяч, редкие выступления в СМИ, канцтовары.  

Ваше отношение  к бытующему мнению, что все более или менее значимые объединения русскоязычных жителей Эстонии, так или иначе, финансируются Москвой?

Все говорят об этом голословно. Но не вижу криминала в этом, если все законно. Почему все наши правые партии, и не только правые, встали на ноги с помощью западных денег, а тут почему-то вопрос. И сегодня они получают помощь от западных стран, но в завуалированной форме. Вот недавно объединились Союз Отечества и Res Publica. При этом Март Лаар был удостоен громадной премии в США. Неужели не понятно, на что пойдут эти деньги?

Но я против не только финансирования предвыборной деятельности, но и за отмену политической рекламы на коммерческой основе. А то, кто платит, тот и заказывает музыку… в горсобрании, в парламенте. Всю пропаганду должно взять на себя  государство, местное самоуправление в лице избирательных комиссий. А то у нас выборы не для избирателей, а для партий и тех, кого эти партии спонсируют. 

Что касается, как сформулировано в вопросе, объединений русскоязычных жителей, то не вижу в том ничего порочного. Порочно то, что наши власти и Полиция безопасности совершенно неоправданно и с предубеждениями приписывают России подрывную работу против Эстонии. Потому что наша политическая элита считает Россию врагом. Причем и это миф, который выгоден той же элите, позволяющей выбивать у западных союзников деньги на борьбу с «влиянием» России в регионе. 

Вы сотрудничаете с ФСБ России или с КАПО Эстонии, какими либо иными спецслужбами?

Нет. Но вопрос смешной, да и, простите, глупый. Кто же Вам в этом признается. 

Российские СМИ дают об Эстонии, как правило, негативные материалы. Как вы думаете, почему это происходит и нет ли в этом политического заказа?

Все обстоит как раз наоборот. 

Но, если Вы спрашиваете меня и с учетом того, насколько я владею темой, то скажу, что у России как раз не мало поводов писать о негативном в Эстонии – мы сами их даем. Еще недавно по разным российским каналам, которые можно смотреть в Эстонии, видел положительные репортажи из Таллина, Риги, Вильнюса. Из Таллина – все реже. 

Так вот. В наших эстонских СМИ – 100% негатив о России! И уж всяко – поверхностное освещение. А зачем, если наше государство давно дало установку стоять спиной к России? По местному ТВ с удовольствием показывают «Криминальный Петербург» и все, что связано с уголовщиной в России. Смотришь и читаешь эстонскую прессу – так прав Рейган: Россия – империя зла! При этом эстонские коллеги не рассказывают о всемирно-известном санкт-петербургском балете…

И когда я недавно прочитал в одной эстонской газете репортаж из ярославской глубинки, то там все с иронией, с позиции сытого бюргера, который привык к бытовым удобствам, коих нет в русской деревне. Но при всей убогости материального положения российского села, убогим надо считать и то, как оно подается эстонским журналистом. Везде и во всем, что касается России, у наших журналистов предубеждения и национальное чванство, завышенное мнение о себе, как передовых носителях западной культуры и демократии.

А что касается политического заказа, то он есть везде, в любой стране. Но в сегодняшней России в нем нет необходимости, ведь нет и заказа на положительное освещение жизни в Прибалтике у зрительской и читательской аудитории России.    

О чем положительном в Эстонии, по вашему мнению, могли бы писать и говорить российские СМИ?

Об опыте реформы жилищно-коммунального хозяйства. Тут у нас при всех издержках, очевидный прорыв в сознании населения. Это и наш сервис, который не так уж хорош по западным меркам, но вполне интересен для россиян (исключая избалованную Москву). Это и экология, дизайн, привлекательность жизни в небольших городах и поселках. А еще можно рассказывать об успешном сотрудничеств эстонских и российских бизнесменов, возможно, ученых. Но все это было бы логичным, если в Эстонии не существовал «русский вопрос».  Он с вышеперечисленным явно не гармонирует.    

Ваше отношение к СМИ в Эстонии – к русскоязычным СМИ и к эстоноязычным?

Резко отрицательное. Считаю приемлемым только форму подачи материалов в пишущей прессе, высокую культуру освещения спортивных соревнований, а также несмотря ни на что сохраняющуюся культуру диалога авторов радиопередач и слушателей. Наверняка что-то упустил, но не положительное определяет лицо СМИ Эстонии.  

Наши СМИ нельзя называть журналистикой. Недавно, в который раз, эстонские СМИ удостоились высокого рейтинга за свободу прессы. И это – сущая правда. Но беда в том, что у нас путают понятия – это не свобода слова. А вот последнего-то практически нет. Газета, радио или телеканал вольны безответственно полить грязью кого угодно, но практически невозможно даже после признания клеветы или шельмования, нарушения норм журналистской этики поместить в СМИ опровержение. Обращение в суд ничего по сути не меняет, так как рассмотрение дел растягивается на годы, оно изнурительно и дорогое удовольствие.

Внедряемая нашими СМИ в подсознание вседозволенность и распущенность уже дают всходы во всем обществе. Но нынешняя элита этого не способна понять в силу своей недостаточной культуры, а та ее часть, которая могла бы оценить ситуацию по-европейски, отторгнута – она молчит или ей не дают слова в СМИ за трезвомыслие под предлогом, ну, к примеру, «красного прошлого».

Наши СМИ я воспринимаю, как, якобы свободные «учреждения», призванные пиарить официальную политику государства, а также волю и интересы своих хозяев и их компаньонов, обернутые в красивую, западного образца, радующую глаз блестящую упаковку. Наши СМИ стали подголоском и лакеями власти, что противоречит основным принципам свободы слова и независимости СМИ. Они стали штативом от микрофона, в который говорят политики, что по словам одного профессора из Сорбонны непозволительно для нормального журналиста.  

В Эстонии давно отсутствует аналитическая журналистика. Ее уничтожили сознательно. И делают все это руками молодых или средних лет не самых профессиональных главных редакторов, получающих сногсшибательные зарплаты.    

Что касается русских СМИ, то они проигрывают эстонским еще и в форме подачи, оперативности. Очень слаб журналистский корпус, мало знают русские журналисты Эстонию, многие и сегодня не владеют эстонским языком.

Хозяевам это и не нужно, так как им не нужны профессионалы, с которыми много хлопот из-за их самостоятельности. Им и платить надо больше, но в этом нет необходимости, так как ставшая невзыскательной публика «схавает» все. Местная русская журналистика, за некоторыми исключениями, стала повально развлекательной. Интересно, оказывается только то, сколько блох завелось у собаки «Мисс-Эстонии», но никого не волнует игнорирование столичной избирательной комиссией решения Госсуда о незаконности отказа регистрировать избирательный союз «Список Кленского» под русским названием, но в латинской транскрипции! Никого не взволновал и отказ Тартуского горсобрания перевести местную Пушкинскую гимназию на русский язык обучения, хотя это дозволяет закон, зато русские журналисты умиляются губительной для местной русской общины реформой русской гимназии.

И вот объясните мне, разве два последних примера – не скандалы, которыми живут современные СМИ? И ежу ясно, почему у нас существуют запретные темы.         

Вы говорили, что вас не печатают. В чем это выражается?

Мне даже не отвечают на материалы, которые я посылаю в редакции. А если отвечают, то это оскорбление моего профессионального достоинства. Например, из редакций русских газет приходят такие ответы – мол, в нашей газете размер статьи должен быть меньше. О самой статье ни слова. Хотя я бы мог сократить свой материал. В Русском «Постимеэс» редактор Виктория Корпан две недели не могла прочитать мой материал, а в «Ээсти пяэвалехт» на тот же материал о смерти Слободана Милошевича мне ответили, что эстонскому читателю чужд панславизм, хотя на это я даже не намекал в своей статье. Мои выступления на телеканале «Орсент» чуть не привели к закрытию канала. Пришлось отказаться от сотрудничества.

Ответ прост – правда нашим СМИ не нужна. Если и печатают изредка критику, то «косметическую» и только ради формального соблюдения принципа плюрализма.    

На недавнем круглом столе журналистов вы заявили, что являетесь членом союза журналистов? Так ли это? Вы платите взносы, имеете членский билет?

Естественно, я член Союза журналистов Эстонии с 1974 года, плачу взносы и имею карточку члена СЖЭ. А почему такое изумление?

Ваша теперешняя работа в роли журналиста – какова она?

Пишу время от времени мнения в Дельфи, перевожу, если подвернутся заказы. Согласно разовому договору (töövõtuleping) выпускаю газету управы Кристийне «Kristiine Leht» на эстонском и русском языках – 8 страниц в месяц. Последнее кормит семью.

Но примечательно, что даже абсолютно аполитичные проекты, которые предлагались местным русским миллионерам, оставались без ответа. Наверное, боятся связывать мое имя со своим.  Ведь русской прессе и ее хозяевам надо быть особенно лояльными к властям, особенно в том смысле, что нужно угодить и быть больше эстонцем, чем сами эстонцы. Мне это не нужно, я ощущаю себя таким же хозяином Эстонии, как и г-н Ансип, поэтому могу позволить себе быть самостоятельным. Но я такой еще и по натуре. 

Вы можете так, навскидку назвать, по вашему мнению, ведущих аналитических журналистов русскоязычных СМИ Эстонии?

Из работающих сегодня в штате местных редакций, уважаю профессионализм и мне близки мировоззренческие позиции таких журналистов, как Александр Шегедин, Этери Кекелидзе, Андрей Танцырев, Борис Тух (но только его театральные рецензии) из молодых – Андрей Акулистый, Николай Нортов… но я же сказал, глубокой аналитики в наших СМИ почти нет, потому, что ее «не должно быть». Назвал бы и Маргариту Корнышеву, но она недавно уволена из русского «Постимэс», то есть она снова выброшена на улицу за… профессионализм и мировозрренческие расхождения с упомянутой уже ее начальницей - самодуром малокультурной Викторией Корпан. Не нравится ей, как Корнышева освещает межнациональные отношения в Эстонии.

У вас есть дом, дача, машина? Куда вы ездили отдыхать в последнее время?

Нет у меня дома, дачи и машины. Мой договор не дает мне права на отпуск. По горящей путевке года два назад летал на неделю в Римини. Но я – трудоголик.

Вы являетесь одним из ярых защитников памятника на Тынисмяги. Что памятник лично для вас?

Парад ветеранов войны в год 60-летия Победы над нацизмом власти фактически запретили, проведя «воспитательную работу» с руководством ветеранских организаций. Стало быть с нравственностью у нас что-то не так. Считаю, что сносить памятники такая же дикость, как снос церквей. Это – моральное преступление. В любом случае этого не должно быть, пока есть срезное сопротивление сносу памятника.

С монументом на Тынисмяги была задумана политическая игра. Андрус Ансип полагал, что русские уже так подавлены, что проглотят такую циничную игру, в которой лидер реформистов рассчитывал перехватить голоса сторонников Союза отечества на предстоящих весной парламентских выборах. Но незакомплексованные молодые русские встали на защиту. Памятника. Это на самом деле и взбесило нашу правящую элиту, которая сегодня уже не скрывает, что строит моноэтническое государство, в котором неэстонцам и особенно русским определено свое жизненное пространство, напоминающее «черту оседлости» для евреев в царской России.      

А монумент на Тынисмяги для меня не только символ победы над нацизмом, то есть над Злом, это и Память русских, для кого Великая Отечественная война 1941-45 годов также свята, как для эстонцев Освободительная в 1918-20 годы. Ибо речь шла о самом существовании страны и русского народа, героизм которого только и спас русскую нацию и Родину.

Что касается того, что Андрус Ансип видит в этом памятнике символ советской оккупации, то озабоченность его мне понятна. Но премьер-министр либо слеп, либо спекулирует, когда заявляет, что местные русские приходят сюда помечтать о реставрации сталинизма. Чушь!

Для местных русских памятник в сквере на Тынисмяги стал за 15 лет дискриминации  еще и «островом свободы», где они могут вспоминая о подвиге своих предков, забыть о попранных властью нашей чести и достоинства.

Вам не кажется, что на вопросе о памятнике русскоязычные партии и политики зарабатывают себе политические очки?

Не кажется. Потому что они эти очки не зарабатывают, как Вы выразились. Очки эти сами пополняют худой политический портфель только одной сегодня реально функционирующей «русской» партии – Конституционной во главе с Андреем Заренковым. Впрочем, и центристов – тоже.

И не в пример всем эстонским партиям и политикам, как раз русские (читай: сторонники сохранения памятника) встали на защиту святых ценностей вовсе не ради каких-то очков. В то же время наивно было бы и отказываться от упавших с неба (то есть с Тоомпеа) очков, если их породила недальновидность, а может и неадекватность премьер-министра и стоящих за ним сил.  

Но я задам встречный вопрос: неужели надо отказаться постоять за свое достоинство, чтобы тебя не обвинили в зарабатывании политических очков? 

На сколько этично, по вашему мнению, ежегодно топтать останки погибших?

При чем тут этика, да еще ежегодно? Останки были захоронены на краю сквера, за которыми были посажены липы (кстати, для того, чтобы скрыть памятник). Если это не так, то ликвидируйте тротуар или поставьте металлическую ограду между липами и троллейбусной остановкой, или вовсе перенесите остановку. Или восстановите надгробие, которое тут стояло в советское время. Неэтично, что этого не делают.

И насчет топтания останков. Так весь Старый город в Таллине стоит на средневековых кладбищах, было кладбище и между сквером на Тынисмяги и церковью Каарли, которая некогда стояла на месте троллейбусной остановки. Что ж теперь дорогу закрыть? Или весь город перекопать?

И отвечу еще Вам вопросом на вопрос: а этично ходить в Домскую церковь на Вышгороде, где весь пол устлан надгробными плитами, под которыми покоятся останки знатных таллинцев?

В чем, коротко, ваше решение вопроса о памятнике?

Оставить все как есть, ничего не менять. В будущем можно вернуться к возвращению памятнику первоначального вида (Вечный огнь, установка плит с фамилиями погибших и др.). Еще можно рассмотреть компромисс Айно Рунге, которая предлагает разработать статус монумента, как мемориального комплекса, что предполагало бы только возложение венков и цветов. 

Как по вашему, считает ли большинство эстонцев «советское время» оккупацией?

Сегодня, возможно, и большинство, но не явное. Самый высокий показатель поддержки среди эстонцев сноса памятника, как символа советской оккупации, был 53%. Если СМИ будут петь другую песню, картина будет обратная.

Речь идет о тотальном обмане своего народа. Это – миф, который удобен политикам и элите, позволяющей компенсировать отсутствие в истории эстонского народа самого факта защиты с своего государства с оружием в руках.

В 1944 году большинство эстонцев было насильно мобилизовано в немецкую армию, поэтому несерьезно говорить сегодня о добровольном участии в немецкой форме в борьбе за свободу Эстонии. По этой логике эстонцы могли завоевать свою независимость при Гитлере только в случае его победы над союзниками. То есть ради независимости Эстонии весь мир должен был погрузиться в пучину нацизма. 

Еще одна проблемная тема – реформа образования. Что вы знаете об этой реформе и каково ваше мнение о ней?

Выше я уже высказался о реформе в принципе. Мое мнение – отрицательное. Вред от надуманной реформы, к которой к тому же никто толком не подготовился, скрывается и никто не хочет обсуждать мнения тех специалистов, которые видят опасность. Но сегодня еще страшнее всего сам провал этой реформы. Если это случится, что мы потеряем и сегодняшний уровень образования на русском языке.

Не удивлюсь, если так и задумано. Ибо в случае провала реформы, все русские должны будут поступать только в школы и гимназии с эстонским языком обучения. Для школ и гимназий с русским языком обучения нет смены кадров преподавателей, нет программ и учебников на русском языке. Русских просто поставят перед фактом.  

Русская (русскоязычная) культура Эстонии. Существует ли она, а если да, то какова она по вашему мнению?

Конечно она существует. Но это – субкультура, а значит она не продуцирует себя, она копирует культуру метрополии, с годами все больше растворяясь в эстонской культуре. Наша русская общность имеет очень тонкую прослойку интеллигенции, а значит и духовности. Этого недостаточно, чтобы выжила и наша субкультура. Сохранить ее, а значит и свою идентичность, невозможно без внешнего влияния (из России).  

Множество вопросов в связи с русскоязычной культурой постоянно возникают по теме Русского Культурного Центра (ДОФ). Ваше мнение об этом центре и о людях, которые там теперь работают?

Я не специалист в этой области и мало знаком с работой Центра русской культуры. Но сегодня это – явно не образец очага культуры, духовности. Это скорее клуб. Назначение директоров в этом центре – чисто политическая акция, ничего общего не имеющая с заботой о русской культуре в Эстонии. Это – потемкинская деревня. Прежде всего  виновата в этом власть.    

Вопрос о могилах людей, так или иначе воевавших на стороне гитлеровской Германии. Российские СМИ фактически предлагают сровнять эти могилы с землей и не оставить на них вообще никаких упоминаний о человеке. Что по вашему надо делать с могилами этих людей?

Ничего не знаю о таких предложениях. Какие российские СМИ конкретно, назовите издания или каналы. Каждый погибший солдат заслуживает захоронения и надгробного памятника. Другое дело, в каком статусе будет такой памятник. В виду сложной истории эстонского народа я даже закрыл бы глаза на героизацию эстонцев, воевавших в немецких мундирах против Советской армии и за Гитлера. И пусть стоят памятники эсэсовцам со свастикой и шмайсерами, как этого хотели в Лихула. Пусть это видят наши гости со всего мира. Пусть простые эстонцы, новое поколение серьезно задумаются над своей историей 

Но недопустимо, чтобы при этом изгоями и злодеями объявлялись те солдаты, которые воевали с нацистами и победили их! Это было бы двойным злом. С ним мы и имеем сегодня дело. 

Русская (русскоязычная) диаспора в Эстонии, о которой все говорят. Существует ли она? Если да, то что это?

Строго научно, русской диаспоры у нас нет. И не слышал, чтобы о ней много, тем более, серьезно говорили. Русская общность совершенно не структурирована в силу своей рыхлости, разъединенности. Сейчас каждая общность в городе ли, в поселке ли, живет как бы сама по себе со своими интересами. При этом они слабы организационно и финансово, если об этом вообще можно говорить. Проблемы других русских общностей ее, как правило, не волнуют. Поэтому и так легко властям манипулировать местными русскими.

Единственный реальный вариант русской общности в ближайшей перспективе на мой взгляд, да и то теоретически, может быть русская территориальная автономия на Северо-востоке Эстонии. Еще менее реальна даже идея русской культурной автономии – перегрыземся из-за денег, которые будет отпускать государство на эту автономию.     

Существует ли боязнь русскоязычного человека в Эстонии, быть отвергнутым этим русскоязычным сообществом (куда, кстати, входят и русскоязычные СМИ) за какие-либо высказывания или действия? Что грозит такому «отверженному»?

Сегодня таким «отверженным» ничего не грозит, потому что некому даже статуировать такую отверженность, и предпринимать санкции. Но будь такая опасность для «отверженных» реальной, положение русских в Эстонии значительно облегчилось бы. Я уже давно говорю местным русским: не бойтесь эстонцев, бойтесь своих. Ибо они продают русских и их интересы ради личного выживания. Что особенно отвратительно.  

В своем недавнем выступлении вы сказали, что ни правительство, ни КАПО не хотят вас выслушать. Почему это происходит и что вы им хотите сказать?

Я не совсем так говорил. Имел в виду, что власти, в том числе КАПО, призванное обеспечивать безопасность страны, имеют ошибочное представление об угрозе русских в Эстонии. Пока власти делают ставку на моноэтническое государство, так и будет. В итоге нас просто не видят, как полноправных граждан. Нам снисходительно разрешают здесь жить. Неслучайно у «Ночного дозора» возник девиз: «Мы есть, мы – здесь!» Мы хотим, чтобы с нами считались, чтобы мы могли быть европейцами не только в других странах Евросоюза, но и в самой Эстонии.

Сказать и подсказать власти хочется много. О том, как эстонцам и неэстонцам стать народом Эстонии и, если это неприемлемо в ближайшем будущем, то рассмотреть разные варианты сосуществования разных этнических групп.

Например, модель Бельгии мне кажется наиболее приемлемой. Там валлоны и фламандцы составляют две основные группы населения – 1/3 и 2/3. Почти как у нас – эстонцы и неэстонцы. Это предполагало бы два парламента, два бюджета, но и общенациональный парламент и общенациональный бюджет. Но никто не хочет даже слушать об этом. 

Русскоязычный политический небосвод Эстонии – кто там обитает сегодня?

Никто, так как нет пока такого небосвода. Но потенциальные кандидаты туда есть.

Вам не кажется, что в русскоязычной политике Эстонии сегодня нет серьезных личностей, за которыми бы пошли избиратели?

Какие избиратели – такие и личности. Были бы деньги, возникли бы и люди, которых можно раскрутить, как рупоры во власти. Наподобие моих попыток говорить на русском языке. Толковых и делателей – не видно, но они есть. Знаю имена. Но они пока не востребованы самой забитой русской общиной. Кстати, и избиратель у нас «не очень»: на выборы выходит только 40-45% русских и русскоязычных. 

Отметил бы одно обстоятельство – нормальный, грамотный русский Эстонии, даже, если ему доверили бы место во власти, не сможет вжиться в нее – она слишком провинциальна и национальна для русского. Пример изгнанного из власти Владимира Панова – прекрасного вице-мэра Таллина, говорит сам за себя. Ни его не хотели во власти, ни он не захотел в нее возвращаться.

Сегодня русские должны заняться больше собой – возделывать ниву своей культуры и самоорганизовываться на местном уровне. Союз славянских благотворительных и просветительских обществ должен заняться не только и не столько самодеятельной культурой, но прежде всего благотворительством и просветительством, особенно правовым. Но этого пока нет. Более того, власть в этом Союзе уже прихватывают политики, хотя речь идет о сугубо «гражданской» ниве.

Вы открыто обвиняете действующего премьер-министра страны. Вы бесстрашный человек? Вы верите в эстонскую демократию и знаете, что вам за эти обвинения ничего не будет? Или вы сознательно стремитесь быть политическим мучеником?

Выдвигая обвинения, я не нарушаю закона. Сегодня у нас демократия больше декоративна, ею прикрывают авторитарность управления страной. Или это делается в результате сговора партий (читай их хозяев – капиталистов), или акций самодура, которые предпринял Андрус Ансип, предложив увезти памятник из сквера на  Тынисмяги. Мало кто обращает внимание на то, что премьер-министр полностью проигнорировал общественное мнение, тем более альтернативное, он высокомерно и чванливо назвал «Ночной дозор» сбродом, он открыто проигнорировал четвертый сектор, что недопустимо в Евросоюзе. Почему добровольные помощники при ликвидации экологической катастрофы с разливом нефти этой зимой считается нормальным, а такая же помощь власти в охране памятника – чуть ли не преступной?

За высказывание мнения у нас прихватывать еще не принято, но если очень захотят, то прихватят. Но я готов ко всему. Потому, что кожей чувствую: «кольцо» сжимается...

Никаким мучеником я себя не вижу. Просто не могу молчать, когда другим больно, когда очевидна несправедливость. Пусть для кого-то это лишь громкие слова.     

Молодежная политика Эстонии – она есть или ее нет?

По-моему ее нет.

Какой по вашему должна быть молодежная политика Эстонии?

О молодежной политике можно говорить только в условиях преемственности поколений, уважения старшего поколения. У нас нет ни того, ни другого.  

После открывшихся возможностей множество жителей Эстонии поспешили уехать работать в другие страны? Ваше отношение к этому?

Я не специалист в этой области. Но знаю, что это значительно снизило процент безработицы в Эстонии. А проблемы внутри страны уже растут как грибы. Как бы не успокаивал общественность Андрус Ансип, но врачей и медсестер не хватает, водителей автобусов – не хватает. Значит будет расти зарплата, тем более, если будут ввозить рабочую силу из Евросоюза. Но впереди нас ждут одни проблемы – не хватает полицейских, спасателей, учителей… По-моему серьезно об этом никто не думает.

Население Эстонии сокращается – что делать?

Рожать детей. Думаю поезд ушел. Академик Анто Раукас выступая в эстонском посольстве в Москве лет пять назад сказал, что у нас начались необратимые процессы дегенерации общества. Мы живем пока только за счет низкой зарплаты, которую нагло выплачивают нам и свои, и западные хозяева-работодатели. Но когда зарплату придется повышать, эти хозяева переведут свои производства в другие страны, где рабочая сила дешевле.  

НАТО помогло обрести Эстонии большую безопасность? От кого, по вашему, Эстонии следует защищаться при помощи НАТО?

Я не очень верю в реальную безопасность Эстонии за счет членства в НАТО. Психологически – да, оно есть, но и только. У нас предполагают защищаться с помощью НАТО от террористов и России. На самом деле мы нужны НАТО, особенно США, как «их» плацдарм под боком у Санкт-Петербурга.

Но я давно предлагаю такую модель государства. Абсолютно нейтрального. Без вооруженных сил. Впервые в мире! Только отряды быстрого реагирования для обеспечения порядка внутри страны.

А для безопасности предложил бы Генеральной Ассамблее ООН подписать всем странам, и прежде всего соседям Эстонии, Пакт о ненападении на нашу махонькую страну без армии. Думаю, многие русские стали бы защищать такую страну, если бы нас еще и приняли бы здесь за своих. 

Евросоюз – это хорошо?

А кто его знает? Пока вроде хорошо, но для всех ли?  Будущее неопределенно. Мы ведь имеем плюсы от ЕС только в виде финансовых вливаний. Но мы не готовы к ЕС цивилизационно. Мы еще образно говоря в другой весовой категории по сравнению с сильными странами. И в социальной сфере, и в области межнациональных отношений, и реальной демократии. 

Где вы черпаете силы для политической борьбы – как вы отдыхаете, есть ли у вас хобби?

Да ничего я не черпаю и разве это – политическая деятельность? Это – потуги. Отдыхать не умею. И хобби нет.   

Ваши пожелания читателям нашего Портала?

Опираться на собственные силы. Учиться. Сегодня это самое главное. Становиться европейцами, но обязательно оставаться  русскими. Строить демократическую Эстонию, но и помогать России. Любить как Эстонию, так и Россию. И несмотря ни на что, не трусить и всегда быть порядочными.

С Дмитрием Кленским беседовал 

главный редактор Ии "Русский Портал"

Игорь Бурлаков

 

Свои отзывы и комментарии присылайте на E-mail: info@veneportaal.ee 

Комментарии:

 

Дмитрий Кленский совершенно разумный и честный человек, который мыслит реально, а главное - открыто. Вызывает сожаление, что единомышленников у него всего пять человек. Когда он выступает со своими мыслями в DELFI, на него набрасывается свора необразованных маргиналов с кликухами вроде "обкуренный чебурашка". Горько и стыдно смотреть как вымазывают грязью достойных людей. В сегодняшнем, морально разложившимся обществе, положение Д. Кленского просто смешно. Он напоминает тех интеллигентных советских диссидентов, которые работали в кочегарках, поскольку нечем было кормить семью...Я не думаю, что все, что он делает - позерство. Бог ему в помощь, больше помочь некому.

Геннадий


 Прочитал  интервью с Д.Кленским

Во-первых у меня появилось мнение, что многие (в т.ч. и комментаторы русского Дельфи) просто не знаю ничего об этом человеке. А негативные реплики  в его адрес - это патологическое желание некоторых выплеснуть свою ложку дёгтя на страницы обсуждаемого материала, где фигурирует Кленский. Уверен, прочитай они это интервью, то в дальнейшем запасы дегтя определенно бы были менее востребованы.

Во-вторых, из интервью я  больше понял Дмитрия как политика и как человека. Оказалось,  многие его позиции мне близки, понятны и во много схоlятся. Хотелось бы упомянуть и о том, что если бы не откровенная прямота и открытая  нетерпимость в публичных выступлениях Кленского, то сторонников у него сегодня было бы больше. Словом, ему несколько не хватает дипломатичности. Тем не менее, сегодня одного своего сторонника он точно нашел в моем лице.

Николай

Вильянди

 


По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2006  Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.