internet-журналы русского портала:                                 vene portaali internet - ajakirjad:

автоклуб

бизнес

политика

экономика

мнение

история

эксперт

путешествие

welcome

культура

молодежь

для детей

арт галерея

фотоклуб

internet-tv

компьютер

работа

недвижимость

образование

фоторепортаж

здоровье

женский клуб

night people

конкурс стань фотомоделью

бесплатные объявления

каталог компаний и организаций

архитектура & дизайн

ярмарка web-дизайна

свадьба

shopping

ресторан

отель

афиша

кино

коньяк24

полезные ссылки: hansapank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь расписание городского транспорта


   << Вернуться на главную Русского Портала  << Вернуться на главную раздела Кино

 

Никулин Юрий Владимирович

 

 

18 декабря 1921, г. Демидов Смоленской области — 21 августа 1997, Москва - российский актер цирка и кино. Народный артист СССР (1973). Лауреат Государственной премии РСФСР (1970). Участник Великой Отечественной войны.
В 1949 Юрий Никулин окончил студию разговорных жанров при Московском цирке и стал там же выступать в жанре клоунады (в дуэте с М. Шуйдиным). Приобретя известность в цирковых интермедиях, в которых смешные репризы и пантомима сочетались с мастерским выполнением трюковых номеров, Никулин был в 1958 приглашен в кино, где в небольших ролях («Девушка с гитарой», «Неподдающиеся», «Друг мой, Колька!», «Без страха и упрека») первоначально повторял, по сути, цирковые приемы эксцентрики. Казалось бы, и знаменитая киномаска Балбеса (короткометражки Л. И. Гайдая «Пес Барбос и необычайный кросс» и «Самогонщики», 1961, а также его же комедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», 1965; «Кавказская пленница», 1966), которая пользовалась невероятной зрительской популярностью, была создана по законам исключительно внешнего комизма. В этих комедиях Никулин выступал в известной тройке с Георгием Вициным и Евгением Моргуновым.
Однако сыгранные тогда же вновь у Гайдая роли в фильмах «Деловые люди» (1963) и «Бриллиантовая рука» (1968) подтвердили, что Ю. Никулин склонен обнаруживать за маской комического героя по-своему страдательную натуру, а несколько простоватая физиономия не исключает наличия у ее обладателя подлинных человеческих чувств, порой весьма драматических переживаний. К счастью, актер уже успел в убедительной житейской драме «Когда деревья были большими» (1962) с блеском продемонстрировать несоответствие обманчивого облика сложному внутреннему естеству того, кто считается отверженным в обществе.
Способность к лиризму и трогательность в исполнении Юрием Никулиным роли трудно перевоспитывающегося пьяницы Кузьмы Иорданова пригодилась Никулину в фильмах «Ко мне, Мухтар!» (1965), «Телеграмма» и «Двенадцать стульев» (1971), «Старики-разбойники» (1972), «Точка, точка, запятая...» (1973) и особенно «Чучело» (1984), в которых он создал образы простодушных, наивных, чудаковатых, но чрезвычайно добрых и отзывчивых героев. Природный трагикомизм таких персонажей, как монах Патрикей («Андрей Рублев», 1966, выпуск на экран — 1971) и солдат Некрасов («Они сражались за родину», 1975), из-за жестокости исторических событий, участниками которых они оказываются, поневоле приобретает подлинно драматический пафос.
Вершиной актерского мастерства Юрия Никулина в кино стала уникальная по достоверности, максимально сдержанная по манере и вместе с тем подспудно наполненная богатыми эмоциями роль журналиста Лопатина в ленте «Двадцать дней без войны» (1977) А. Ю. Германа. Став в 1982 главным режиссером и директором Цирка на Цветном бульваре, Никулин, к сожалению, практически перестал сниматься в кино, но часто появлялся на телевидении (особенно удавалась ему роль ведущего в передаче «Белый попугай»). Подкупающая искренность, неподдельная человеческая теплота, умение расцвечивать жизнь, тонкое чувство юмора снискали ему подлинно народную любовь.
В 2000 в Москве рядом со зданием цирка на Цветном бульваре открыт памятник Юрию Никулину (скульптор Александр Рукавишников, архитектор Михаил Посохин).
С. В. Кудрявцев


Еще:
Юрий Никулин родился 18 декабря 1921 года в Демидове Смоленской губернии. Киноактер, цирковой клоун, директор цирка на Цветном бульваре, коллекционер анекдотов.
О своих родителях Юрий Никулин вспоминает: «Детство свое отец провел в Москве. После окончания гимназии он поступил на юридический факультет университета, где закончил три курса. После революции его призвали в армию. В 1918 году он учился на курсах Политпросвета, на которых готовили учителей для Красной Армии. После окончания курсов отец просил послать его в Смоленск - поближе к родным, - мать и сестра отца учительствовали в деревне недалеко от Демидова. Перед самой демобилизацией он познакомился с моей матерью. Они поженились, и отец остался в Демидове, поступив актером в местный драматический театр. В этом же театре служила и мама - актрисой. Отец организовал передвижной театр «Теревьюм» - театр революционного юмора. Он писал обозрения, много ставил и много играл сам...»
В 1925 году семья Никулиных переехала в Москву - в дом № 15 по Токмакову переулку (рядом с Разгуляем). В столице отец нашего героя занимался литературным трудом: писал интермедии, конферансы и репризы для эстрады, цирка, позднее устроился работать в газеты «Известия» и «Гудок». Мать нигде не работала и в основном занималась домашним хозяйством и воспитанием сына. Два раза в неделю Никулины посещали театр, а возвращались домой, горячо обсуждали пьесу, игру актеров. Таким образом, наш герой уже с детских лет оказался в центре театральной жизни столицы.
В 1929 году Юрий Никулин отправился в первый класс средней школы № 16 (позднее ей дали номер 349), которая считалась образцовой. Учился он средне, и однажды школьный педолог (эти люди тестировали детей и определяли их умственные способности) вынес заключение, что у Никулина очень ограниченные способности. Это заключение возмутило отца нашего героя, он отправился в школу и доказал, что его сын вполне нормальный ребенок с хорошими задатками.
18 ноября 1939 года призван в армию - в войска зенитной артиллерии - Юрий Владимирович Никулин.
«18 ноября 1939 года, в соответствии со сталинским указом о всеобщей воинской обязанности, Никулина призвали в армию.
Служил Никулин в войсках зенитной артиллерии под Ленинградом. Вот как он вспоминает о тех днях: «Ко мне поначалу некоторые относились с иронией. Больше всего доставалось во время строевой подготовки. Когда я маршировал отдельно, все со смеху покатывались. На моей нескладной фигуре шинель висела нелепо, сапоги смешно болтались на тонких ногах. Когда первый раз пошли всей батареей в баню, я разделся и все стали хохотать. Я всегда знал, что некрасивый. Глиста в обмороке. Худой, длинный и сутулый. Но я нисколько не обижался. Про себя я злился, но в то же время смеялся вместе со всеми. Что меня и спасало от дальнейших насмешек...
О жизни родных я знал все до подробностей. Письма получал больше всех на батарее. Многие мне завидовали. Писали мне отец с матерью, тетки, друзья и даже соседи...»
В декабре 1939 года грянула война с Финляндией. Юрий Никулин, как и многие его сослуживцы, написали заявление: «Хочу идти в бой комсомольцем». Однако участвовать в боевых действиях зенитной батарее Никулина так и не привелось. Они находились под Сестрорецком, охраняя воздушные подступы к Ленинграду, а почти рядом с ними шли тяжелые бои по прорыву обороны финнов - линии Маннергейма. Именно в то время Юрий Никулин сильно обморозил себе ноги - когда тянул линию связи от батареи до наблюдательного пункта».
25 ноября Юрий Никулин получил на руки диплом об окончании студии. Вскоре после этого его и Б. Романова Карандаш пригласил работать к себе в качестве партнеров. Чуть позже Романов от Карандаша ушел и вместо него рядом с нашим героем появился Михаил Шуйдин.
Раззаков Ф. И. Досье на звезд. 1934-1961. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1998, с. 697.
«А на «Бриллиантовой руке» нашего героя... похоронили. Дело было так. Как помнит читатель, в конце фильма герой Никулина Семен Семенович Горбунков вываливается из багажника летящего по воздуху автомобиля. Для этой сцены сделали специальный манекен, очень похожий на актера. И вот однажды уборщица, убиравшаяся на студии, приподняла простыню и увидела этот манекен. Только она расценила это по-своему, и в тот же день в Адлере (там снимали картину) разнесся слух, что артист Никулин умер. Эти слухи достигли даже Москвы, и нашему герою пришлось срочно звонить в столицу, чтобы успокоить собственную мать».
Юрий Никулин - народный артист СССР с 1973 года, Герой Социалистического Труда (1990).
 

Источник: http://www.taina.aib.ru/

Интервью с актёром

"Не хочу быть директором цирка на Центральном рынке"
Юрий Никулин

— Юрий Владимирович, люди, общавшиеся (как они утверждают) с «коллегами» по разуму с НЛО, говорят, будто тех в первую очередь интересует наша, человеческая, душа. А как вы думаете, кого она интересует в нашем любезном Отечестве?

— Я думаю, в наши души прежде всего должны «заглянуть» мы сами. Помнится, в одном из древних храмов (египетских, что ли?) есть надпись: «Познай глубину своего сердца». Важно, что во все века славу любезного Отечества составляли люди, скорее всего не ведавшие об этом храме, об этой надписи, однако сумевшие проникнуть в глубину собственного сердца и осознать важность своего человеческого предназначения. А что до «коллег» по разуму, я, честно говоря, в такое общение верю и не верю. Это вроде того, как один мужик весь вечер общался с инопланетянами, а ближе к ночи, оказавшись в вытрезвителе, встретил их и там. Обнялись, как родные, тут ему и говорят: «А мы думали, ты инопланетянин...»


— Часто повторяют фразу Ф.М.Достоевского: «Красота спасет мир». А кто спасет красоту? Я имею в виду красоту не абстрактную, но воплощенную в искусстве. А точнее: кто в условиях нашего более чем странного рынка спасет, допустим, цирковое искусство?

— Начнем с красоты. Красота! Уж больно неопределенно и широко сказано. Я бы сузил, "как заметил, правда, по иному поводу, Федор Михайлович. В самом деле! Можно сказать: «Какое красивое море!» «Какой невероятной красоты лошадь!» А можно: «Красота его души». Видите, возвращаемся к вашему первому вопросу... И тут есть надежда на спасение.

Теперь о красоте конкретной. Кто ее спасет?.. Сделаем небольшой экскурс. Когда начиналась реконструкция нашего цирка, многие предлагали сделать его на 4, а то и на 5 тыс. мест. Я был категорически против и настоял на двух тысячах. Потому что. чуть больше — и нет дыхания артиста. Словом, зная историю отечественного цирка, который испокон веку на дотации не был, полагал, что мы с таким количеством мест, не поступившись «дыханием артиста», сумеем кормить себя, одевать, как в прежние времена, да еще отдавать деньги государству на содержание огромного «Союзцирка» и Министерства культуры. Когда осенью прошлого года мы перешли на аренду, все было прекрасно. Жалованье, правда, у актеров оставалось по-прежнему более чем скромным, но мы получили возможность компенсировать это приличными премиями. И животные всегда были сыты... Но вот апрель 91-го. Катастрофическое повышение цен. Расходы сразу возросли в 2 раза, т.к. мы не стали повышать цены на билеты, не желая обижать публику, да еще и «президентский» налог решили за нее выплачивать. Но сколько продержимся — не знаю; Страшно волнуюсь. Ведь то, на что нас сейчас толкают, потребует от семьи выложить в среднем (если с мороженым для детей) за одно, только посещение около 30 рублей. А это уже брешь в бюджете. Вы, должно быть, видели: рядом с нами Центральный рынок? Мясо — 30-40 рублей за кг. Что ж если руководство страны, когда говорит о рынке, направляет нас именно на такой рынок, думаю, придется нам и вывеску сменить. И вместо «Цирк на. Цветном бульваре» впредь именоваться «Цирк на Центральном рынке». Те же цены, та же посещаемость.

— Юрий Владимирович, хотелось бы слегка отвлечься от злобы дня и вернуться на несколько лет назад. Интервьюируя в то время Игоря Кио, я услышал от него некую, связанную с вами, историю. Если позволите, суть ее такова: цирк, гастролируя по США, переезжал из города в город, и везде у Кио возникала одна и та же проблема с номером «сжигание женщины». В цилиндрический железный каркас входит вполне приличная женщина. Все задергивается шелковой шторой и поджигается. В результате остается один лишь каркас. Пожарных картина эта в восторг не приводила. «И вот, — рассказывает Кио, — в тот момент, когда я терпеливо разъяснял очередному «огненному» стражу, что все будет о'кей и причин для беспокойства нет, появляется Юрий Никулин, хлопает пожарного по плечу и говорит: «Сэр, какие могуть быть проблемы! Мы выступили уже в 17 городах, и только в восьми из них сгорели цирки». У того лицо стало каменным. «Никаких сжиганий, — мрачно сказал он. — Нет — и точка.» Вопрос: это что, хулиганство, подрыв трудовой дисциплины? Объясните, пожалуйста.

— Помните американский фильм «Великолепная семерка»? Там есть такой эпизод: старик рассказывает, как один джентльмен разделся и нагишом прыгнул в заросли кактуса. Когда спросили, зачем он это сделал, джентльмен ответил, что вначале идея показалась ему заманчивой... Примерно в этом духе.

А вообще нелишне подумать о последствиях, если в голову приходит остроумная мысль. Дело было в 57-м году. Я летел в составе одной из первых творческих групп за рубеж. В Стокгольм. Самолет принадлежал какой-то иностранной авиакомпании, и, когда на «импортном» языке прозвучало предложение пристегнуть ремни, наша переводчица пошла между кресел, объясняя, что следует пристегнуться. Она поравнялась со мной, а я спросил: «Марина, как сказать пошведски: «Прошу политического убежища»? Сначала переводчица в полном смысле слова онемела, потом кинулась к руководителю делегации и представителю госбезопасности. Майор — ко мне: «О чем вы ее спросили?» Я — без запинки: «Как будет по-шведски «Сколько стоит это пальто»?» Он к ней. Опять ко мне. Ребята покатываются. Слава Богу, оперативник оказался недостаточно оперативным, чтобы меня отправить... И достаточно смышленым, чтобы понять шутку. А могло закончиться трагично.

— Удается ли вам, хотя бы изредка, общаться с вашими замечательными кинопартнерами Вициным и Моргуновым?

— Изредка удается. Два раза они даже уговорили меня съездить на гастроли. Публика реагировала бурно, хорошо воспринимались наши рассказы, но меня все время не покидало чувство, что люди шли увидеть тех, молодых, энергичных из «Необыкновенного кросса», «Самогонщиков», а тут вдруг старики... Понимаете?

— Совершенно искренно, Юрий Владимирович, нет. Так же, как не понимаю, что где-то кто-то смог добровольно отказаться от встречи с Чарли Чаплиным или живым Тарзаном — Вайсмюллером. Кстати, о популярности: вам попадались на глаза игрушки из мягкой резины; Никулин, Вицин, Моргунов?

— Жуть! (Смеется.) Имел «удовольствие». И главное — надпись: «Никулин-балбес» — 1 руб. 40 коп. Вицин и Могунов у них шли соответственно по 1 руб. 30 коп и 2 руб. 10 коп. Очевидно, сыграл свою роль расход материала.

— Вы к этой «коммерции» какое-нибудь отношение, как принято на Западе, имели?

— Избави Бог!..

— Юрий Владимирович, от многих людей часто приходится слышать фразу: вот-де жаль, что такая прекрасная троица и так мало снималась.

— Нашей вины, как вы понимаете, в этом нет. Недавно в СССР приезжал крупный американский кинопродюсер. Он знаком и с «Кавказской пленницей» и с другими нашими фильмами и совершенно однозначно реагировал на непозволительную роскошь советского кинематографа. Давать про: стаивать популярным киноартистам?! Для иностранцев это непостижимо.

— Общеизвестно, что «песня строить и жить помогает», а вот анекдот... Чему помогает он?

— Прежде всего, анекдот. — это народное творчество. Хороший анекдот поднимает настроение, порою преображает людей. Но анекдот должен быть к месту. Вовремя рассказанный анекдот разряжает обстановку, помогает, как говорится, «выпустить пар».

— Юрий Владимирович, а нельзя ли примерчик?

— Так ведь у нас нечего «разряжать», обстановка самая мирная (Смеется).

— Мирная-то мирная, да вот шел я к вам, а чуть выше на Цветное бульваре дикая очередь...

— О! Как в анекдоте... Дикая очередь за водкой. Подбегает шофер: «Мужики, пропустите! — показывает на КамАЗ. — У меня машина стоит». «Машина!!! У нас заводы стоят!»

— Хороший, но, увы, грустный анекдот. Мне вспомнился тоже грустный и в то же время яркий эпизод из вашей книги: в послевоенные годы группа цирковых артистов с медведем переезжает из города в город, а так как с бурым в поезд не пускают, они вливают ему в глотку стакан водки и, уложив в мешок, проносят в вагон. Там кладут его, спящего, под лавку, а сами пьют, играют в домино... Вдруг один из них и говорит: жаль медведя, спивается вместе с нами. Удивительно трогательная и запоминающаяся история. Нельзя ли напоследок услышать еще какой-нибудь ваш рассказ?

— Прямо с ходу?! Хорошо. Первое, что вспомнилось. Шли первые представления на стадионах начала шестидесятых годов. Программа, кажется, называлась «Ваш друг — кино». Участвовали все популярные артисты. Нас с Вициным и Моргуновым прокатывали на милицейском мотоцикле по кругу, потом мы подходили к микрофону и пели песню из «Самогонщиков». А гвоздем праздника был финал. На пролетке, запряженной тройкой, стояла Русланова, снизу два человека, невидимых зрителю, держали ее за ноги, и под фонограмму она «пела» «Валенки». Публика восторженно аплодировала, а Русланова в этом время благим матом орала на кучера: «Идиот, куда ты несешь?! Я же себе шею сломаю!»

Поблагодарив и простившись, выхожу из кабинета. В углу коридора на пуфе, где совсем недавно я оставлял свой портфель, стоит клетка, с большущим цветным попугаем. Не удержавшись, присаживаюсь на корточки и принимаюсь его разглядывать. Попугай с не меньшим интересом глядит на меня. И вдруг явственно раздается фраза, которая в данной ситуации звучит буквально как гром среди ясного неба: «Познай глубину своего сердца»... В замешательстве, пытаясь хоть кого-нибудь призвать в свидетели, оборачиваюсь... и вижу улыбающегося Юрия Владимировича Никулина.


Интервью взял Виталий ВЛАДИМИРОВ
Источник: vintages.nnm.ru

Фильмография:

 

• Девушка с гитарой (1958)
• Неподдающиеся (1959)
• Друг мой, Колька! (1961)
• Когда деревья были большими (1961)
• Иван Рыбаков (1961)
• Пес Барбос и необычный кросс (1961)
• Самогонщики (1961)
• Без страха и упрека (1962)
• Деловые люди (1962)
• Молодо-зелено (1962)
• Большой фитиль (1963) новелла "Влип"
• Дайте жалобную книгу (1964)
• Ко мне, Мухтар! (1964)
• Операция "Ы" и другие приключения Шурика (1965)
• Фантазеры (1965)
• Андрей Рублев ("Страсти по Андрею") (1966)
• Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика (1966)
• Маленький беглец (1966)
• Бриллиантовая рука (1968)
• Новенькая (1968)
• Семь стариков и одна девушка (1968)
• Двенадцать стульев (1971)
• Старики-разбойники (1971)
• Телеграмма (1971)
• Точка, точка, запятая... (1972)
• Они сражались за Родину (1975)
• Двадцать дней без войны (1976)
• Приключения Травки (1976)
• Бобик в гостях у Барбоса (1977) мультфильм
• Не хочу быть взрослым (1982)
• Чучело (1983)
• Следствие ведут знатоки. Дело 18 (1985)
• Капитан "Крокус" (1994)

 


     
     
 

 
     
     
 

реклама на русском портале

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2008 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.