полезные ссылки: swedbank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь расписание городского транспорта


internet-журналы русского портала:                vene portaali internet - ajakirjad:

афиша

автоклуб

бизнес

политика

экономика

эксперт

недвижимость

путешествие

для детей

фотоклуб

вышгород

культура

internet-tv

компьютер

образование

здоровье

коньяк24

история

женский клуб

night people

бесплатные объявления

каталог компаний

архитектура & дизайн

знакомства

свадьба

shopping

ресторан

отель

реклама

партнеры

 

Главы: В начало 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Эпилог

9. Вечер с Узбеком

…Ислам Реджепов, называемый за глаза Узбеком, был самой загадочной фигурой на всём построссийском пространстве. В нём будто бы воплотился весь хаос, бушевавший на территории бывшего СССР в первые годы XXI века.

Относительно происхождения его богатства и влияния ходили разные версии. Самая распространенная была такой: якобы ещё при жизни Туркменбаши Реджепов имел непосредственное отношение к его личным деньгам, а в суете и неразберихе, последовавшей за внезапной смертью пожизненного президента Туркменистана, сумел благополучно раствориться в степях Евразии с изрядной долей доверенных ему финансов. Вроде бы потом наследники Туркменбаши охотились за ним по всему миру, но не преуспели. Впрочем, поговаривали, что всё это было грандиозной аферой и широко разрекламированными поисками «золота Туркменбаши» руководил чуть ли не родственник Реджепова.

Как бы то ни было, но уже во время Январской революции в Туркмении Ислам Реджепов оказался в первых рядах революционеров и, пользуясь этим, умыкнул золотую статую Туркменбаши (по другой версии – только её голову). Версия эта, конечно, глупая. К туркменским событиям Реджепов, несомненно, имел отношения, но само его появление в революционном Ашгабате окутано тайной: что Реджепов там вообще делал? И почему председатель Временного Совета Туркменской Революции, капитан Ораздурды Орыев сразу назначил Реджепова Министром финансов? Впрочем, насчёт недолго министерствования Реджепова в революционном Ашгабате единого мнения нет, скорее всего, на финансы он посадил своего младшего брата, Раиса, позже убитого террористами из подпольной «Армии Великого Туркменбаши». Несомненно, Туркменская революция вновь обогатила Реджепова. Но не золотой головой Туркменбаши, а, доступом к финансам Туркменистана. Говорят, первым делом он добился уничтожения не только всех материалов по исчезнувшим деньгам Ниязова, но и лиц, эти материалы собиравших. Короче говоря, куда в итоге делись деньги Туркменбаши – стало одной из загадок XXI века.

…Знающие люди утверждали, что на самом деле Реджепов, как значимая фигура, возник в Центральной Азии по велению ЦРУ. Вроде бы каким-то образом, работая в Европе с финансами туркменского диктатора, он вышел на контакт с американцами и благодаря их поддержке ему удалось пересидеть трудные времена в Америке.

В Центральной Азии он вновь возник через несколько лет при странных обстоятельствах. В самый разгар «Майского восстания» его видели в мятежной Фергане, но чем именно он там занимался в такое горячее время – не ясно. Говорят, заведовал подвозом американского оружия со складов в Афганистане. Оружие возили через Туркмению (тогдашняя военная хунта генерала Худайбердыева в пух и прах поссорилась с узбеками и готовила крупномасштабный поход на Ташкент, поддерживая по такому случаю всех врагов центрального правительства). Очевидно, во время этих сомнительных транзакций судьба и свела двух авантюристов – теневого воротилу Реджепова и бравого капитана Орыева. Тогда Реджепов уже активно рекомендовался узбеком, очевидно, дистанцируясь от своего туркменского прошлого и пытаясь завоевать доверие у новых партнёров. В итоге, оказавшись в эпицентре январских событий уже от туркменских союзников, он и получил кличку Узбек.

Заметим, что до сих пор не очень понятно, кто же на самом деле финансировал вооружение Ферганской Народной Армии. По общепринятой версии – американцы, но были и другие версии. Так, прокитайская The Kabul Post опубликовала несколько материалов, однозначно обвиняющих в ферганских событиях индийские спецслужбы и лично премьер-министра Раджасвами Вриндарата. Однако в Ташкенте, в последние недели Демократической республики прямо обвиняли во всех своих многочисленных бедах Пекин и тогдашнее националистическое правительство Чана Хунвея.

Короче говоря, чьим человеком был Реджепов – никому из непосвящённых было не ясно. Скорее всего – общим. Во всяком случае, во время подписания Рижского договора он уже был солидным человеком, Почётным секретарем Центральноазиатского Совета по развитию и инвестициям, Президентом Eurasian Media Group, крупнейшей вещательной корпорации в центральной Азии и советником Президента Паназиатского Банка. Впрочем, все эти титулы были красивой ширмой, на самом деле Реджепов продолжал торговать оружием, контролировал наркотрафик, работорговлю и всю оффшорную деятельность в Бухаре и частично в Бадахшане, этом Тянь-Шанском финансовом оазисе.

Там же, в Бухаре, была зарегистрирована Islam Redzhepov Group и IRG Bank. Его уважали, боялись, ненавидели и рассказывали разные ужасы. В частности, со ссылкой на «осведомленных людей» передавалась история о том, что именно Ислам Реджепов отравил злосчастного Туркменбаши по заданию иранской разведки, но это уже совсем неправда. Впрочем, все эти героически рассказы про воровство статуй и отравление Туркменбаши скорее всего придумали пиарщики Киргизской Республики, после того, как Реджепов попытался свалить тамошнего президента Манаса Будырбека, ставленника Китая, активно продвигаемого Пекином на пост Председателя Организации Объединенных Наций Азии. С Будырбеком у Китая ничего не вышло, но неудачная попытка Реджепова влезть в Киргизию обернулись для него колоссальным выбросом реального и фальшивого компромата, на котором, впрочем, и базировались все сведения о начальном этапе деятельности господина Реджепова.

После фактического развала России и подписания Рижского договора Ислам Хафизович развил бурную деятельность во всех новых странах. Спустя короткий срок, IRG стала крупнейшей финансовой структурой на построссийском пространстве. Сам Реджепов постоянно летал от Кёнигсберга до Владивостока, строя и строя свою собственную финансовую империю на руинах исчезнувшей России.

Тем не менее, ранние приключения Реджепова на просторах Азии мало кого интересовали в России. Но пришло время и его имя прогремело по всему построссийскому пространству. Случилось это после внезапного и стремительного краха Поволжского Республиканского Банка. Банк этот был создан специально для обслуживания счетов правительства рожденной в муках Поволжской Республики. Собственно, его крах так и не дал Республике возникнуть.

А дело обстояло следующим образом. В суете новообразований неким доверенным лицом и.о. Председателя Временного Правительства Поволжской Республики Гервасину было поручено срочно создать уполномоченный банк правительства. Дальше версии расходятся. По первой версии, поволжские чиновники пали жертвами аферистов, которые зарегистрировали параллельно с нормальным ПРБ одноимённый банк в Горном Бадахшане. И в решающий момент, когда на счета правительства поступили деньги от американцев и европейцев, вдруг выяснилось, что поступили они на счета подставного банка и в считанные минуты исчезли в чёрной дыре бадахшанского оффшора. По другой версии, никакого подставного ПРБ не было вообще, а в суете и неразберихе сами чиновники при помощи специалистов создали фантом ПРБ именно с целью украсть деньги. По третьей версии, речь шла о многоступенчатой афере, в которой все хотели всех обмануть. В любом случае, деньги пропали. Больше всех злились европейцы. На Агахана давили со всех сторон, требуя вернуть украденное. И действительно, пропало так много денег, что неудобно было даже Агахану. Но ничего не помогло, денег так и не нашли. Как во всем этом участвовал Реджепов – было не очень понятно, но от Кёнигсберга до Владивостока все были уверены, что уж он-то точно нагрел руки на этом дельце. Во всяком случае, сразу после скандала в Поволжье финансовые структуры Реджепова стали плодиться повсеместно. Что же касается Поволжской Республики, то после такого скандала о ней все мигом забыли и через некоторое время была создана шаткая и крайне неустойчивая конструкция Поволжской Федерации, без всякого сопротивления павшей к ногам вождей рязанского мятежа.

Вообще, ситуация с крушением ПРБ породила массу следствий. Так, испугавшийся Агахан разругался с Реджеповым и выгнал его из Бадахшана. Однако хитрый Реджепов, похоже, давно готовил запасные аэродромы и за некоторое время до того вверг в хаос и без того нестабильную Демократическую Республику Узбекистан и из её остатков вылепил Бухарский Эмират, отдав остальное в управление режиму Военного Совета Исламской Народной Армии Ферганы, провозгласившего вскоре Узбекскую Исламскую Республику.

Несколько недель возни и стрельбы в густой пыли Центральной Азии (очевидно, пригодились старые связи с торговцами оружием и ферганскими полевыми командирами) и вот уже с борта частного «Боинга», зафрахтованного одной из фирм Реджепова, на бухарскую землю сошёл наследный эмир древней Бухары. Во всяком случае, так был представлен туземцам и приглашенной прессе благообразный моложавый человек, являвшийся (как утверждалось) потомком последнего бухарского эмира Сейид-Али, бежавшего еще в 1920 году от наступающей Красной Армии в Афганистан. Этого милого человека и провозгласили Эмиром Бухарским под именем Али-Мохаммеда Первого. Его лицо, в чалме с неизменными очками и нарочитой бородкой красовалось на бухарских дирхамах, самой устойчивой валюте региона.

Эмират всплыл внезапно, но обильное удобрение мировой политической почвы Реджеповым и ещё рядом заинтересованных структур привело к моментальному признанию новой юрисдикции и принятию её в ООН и ООНА. Под Бухарой срочно построили американскую военную базу, сотни богатых и мутных людей по всему миру стали послами и почётными консулами Эмирата в своих странах, но самое главное – у Реджепова появилась своя собственная юрисдикция, которой он мог распоряжаться как угодно.

В отличии от Агахана, который отдал Горнобадахшанское Ханство на откуп совсем уж никчемным аферистам, Реджепов сразу взял курс на формирование благопристойной вывески. Знающие люди тонко намекали, что у Реджепова есть лицензия на финансовые аферы, выданная ЦРУ и европейскими разведывательными службами.

С этого времени Бухара расцвела и за несколько лет стала центром мирового отмыва денег. И в центре всех этих тысяч компаний и банков стоял он, Ислам Реджепов, почётный гражданин Эмирата, советник Эмира Али-Мухаммада I и премьер-министра Искандера Хадиса (представлявшегося собеседникам из бывшей России Сашей Хадисовым). Он, конечно, и сам мог бы быть премьер-министром, но его прельщала уютная роль теневого воротилы, да и это было бы уж совсем неприличным.

Концепция «Среднеазиатской Швейцарии» не полностью описывала жизнь Бухары. В Швейцарии ещё делали часы и сыр с шоколадом, в Бухаре же не делали ничего, кроме денег. Реджепов вывел за пределы Бухары даже наркоторговлю и оставил только финансы. К услугам богатых клиентов было целое государство, готовое вывезти финансы и самого клиента из любой точки мира дипломатической почтой и с помощью нескольких транзакций превратить его сомнительные деньги в солидные счета Emirbank, Credit Suisse de Boukhara или United Bank of Bukhara, не говоря уже о «банке банков» – IRG Bank. Тем не менее, какого-то особого внешнего преуспевания Бухара миру так и не явила. Гости эмирата, сражённые терминалом сверхнового аэропорта и подведенной к нему автотрассы удивлялись ещё больше, видя вокруг трассы неспешную жизнь Центральной Азии. Конечно, в Новом Городе было возведено несколько небоскребов и гостиниц, но всё это оставляло чувство какой-то декоративности и нарочитости.

Короче говоря, Реджепов создал тайную систему обращения «чёрных» денег внутри всего построссийского пространства и стал фактическим её хозяином. Благодаря этому, он знал всё про всех. В Европе много писали о его попытках захватить контроль над европейскими финансовыми структурами, но тут уже совсем всё было туманно и неясно. Злые языки поговаривали, что он давно уже влез в европейские финансы по самые уши.

На Урале Реджепова недолюбливали, но после отставки правительства Титаренко, ситуация в корне изменилась. Новая генерация политиков не особо скрывала своих связей с пресловутым «Узбеком», поэтому деловым кругам тоже пришлось кое-как подстроиться под новые условия. Впрочем, кое-какая альтернативная экономическая жизнь продолжалась, и вокруг противостояния старого и нового капитала и вертелись все политические интриги Уральской Республики.

Сам Ислам Реджепов прямо называл себя «самым горячим сторонником нерушимости Рижских соглашений». Не удивительно, что переворот в Рязани и падение Москвы взволновал его даже сильнее, чем Госдепартамент США. Более того, в Самаре только служба безопасности IRG Bank of Samara оказала сопротивление мятежникам: пока шла перестрелка, спецпредставитель Реджепова Малик Хайрулин методично копировал и пересылал всю финансовую документацию, параллельно уничтожая носители информации.

Короче говоря, Реджепов был человеком континентального масштаба. В Екатеринбурге ему принадлежал небоскреб «Азия-II», над которым в подоблачной выси горела неоном вывеска Islam Redzhepov Group. Обычно он принимал посетителей в своём огромном пентхаусе, или внизу, в специальном зале ресторана «Eurasia». Именно туда он пригласил на поздний ужин членов срочно сформированного Временного Совета Обороны Республики.

…Водянкин хотел приехать на встречу чуть раньше, предполагал кое-что обсудить без лишних свидетелей, но, к его разочарованию, в зале уже находились Жихов, его заместитель Михайлов и директор IRG Bank of Ural Борис Мурадов. Они сидели вокруг столика в низких кожаных креслах. Жихов что-то рассказывал, а Реджепов сосредоточенно слушал, подперев голову рукой. Водянкин вежливо кивнул всем издалека и сел поодаль, подав знак стоявшему у стойки бара официанту подойти. Первая встреча с Реджеповым всегда оставляла странное впечатление. «Тот самый Реджепов» оказывался невзрачным человеком среднего роста, с некрасивым лицом, низким лбом и лысиной, проглядывавшей сквозь негустые чёрные волосы с ранней сединой. Типичный узбек, которого можно бы представить торгующим фруктами на базаре, если бы не усыпанные брильянтами часы, подарок бухарского эмира и холёные руки банкира. В одежде он предпочитал черный цвет – безукоризненный чёрный костюм, чёрная шелковая рубашка со стоячим воротничком и чёрные туфли на тонкой подошве стали его фирменным стилем. Очень просто, но очень дорого. Водянкин так и не смог преодолеть в себе любопытства к этому человеку, хотя в последнее время они общались всё чаще и чаще. Наконец Жихов закончил говорить. Реджепов откинулся на спинку кресла, и некоторое время сидел молча, разглядывая потолок зала.

..Открылась дверь и в зал, с небольшими паузами, вошли Полухин, Овчинников, и председатель верхней палаты Законодательного Собрания, хозяин нескольких заводов Александр Огарихин. «А старика Моронина опять не позвали!», - злорадно отметил Водянкин. Спикера нижней палаты, старого лысого приспособленца, уже давно всерьёз не воспринимали, как, впрочем, и всю думу в целом.

 

 

Главы: В начало 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Эпилог

 

 

     
     
 

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2009 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.