Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



 

Вернуться на главную Русского Портала >>   Вернуться на главную журнала "Культура" >>

 

«Трэш и коммерция вытесняют культуру»

 

«Либо ты государственник и православный патриот, либо ты западник, атеист, либерал и т.д. Обострение фундаментальных разногласий внутри общества привело к тому, что сложных, неоднозначных людей на телевидении почти не осталось», – констатировал в интервью газете "Взгляд" ректор Академии медиа Андрей Новиков-Ланской.

 

Отреагировало ли телевидение на политизацию общества в 2012-м?

 

Разумеется. Другое дело, как именно. На центральных каналах преобладала позиция опасливого отторжения, позиция защиты. Самый характерный пример – это, конечно, цикл «Анатомия протеста» на НТВ, явный элемент информационной войны против протестного движения. Многие утверждения, прозвучавшие там, – по крайней мере те, которые основаны на реальных фактах – может быть, и справедливы. Тем не менее, либеральное сообщество продолжает обвинять авторов цикла в подтасовках и прочих грехах. Новое ток-шоу Аркадия Мамонтова «Специальный корреспондент» на канале «Россия-1» – опять-таки негативная реакция на то, что происходит в среде рассерженных горожан. «Что же касается новостей, то, к сожалению, здесь одна из заметных тенденций – лицемерие»


Но ведь у нас есть и альтернативное телевидение, деятельность которого была в уходящем году очень оживленной. Как вы его оцениваете?

Телеканал «Дождь», который раньше был молодежным, хипстерским, окрашенным в розовое, превратился в главный источник телевизионной информации для того самого сообщества рассерженных и одновременно в главную публичную площадку для них же. Он стал их рупором, это произошло быстро и потому несколько неожиданно. Координационный совет оппозиции формировался во многом именно вокруг «Дождя», и именно «Дождь» давал прямую трансляцию оппозиционных митингов. Мой коллега Антон Желнов выпускал на этом канале интервью с Березовским, с Лужковым, с Батуриной. Тем не менее, на «Дожде» звучат и вполне официальные голоса – в частности, там регулярно появляется руководитель пресс-службы президента Дмитрий Песков. То есть это канал, который позволяет власти и оппозиции общаться, причем общаться открыто. Добавлю, что в конце 2011-го «Дождь» попал в спутниковые кабельные пакеты, то есть если раньше это был просто интернет-ресурс, то теперь это полноценный телеканал.

В то же время крупного канала, который был бы политически нейтральной территорией, у нас, видимо, так и не возникло – возможно, отчасти за исключением Первого?

Предполагалось, что нейтральной, интегрированной площадкой для дискуссии будет Общественное телевидение. Собственно, тема Общественного телевидения стала одной из главных телевизионных тем уходящего года. Еще в конце 2011-го необходимость создания такого канала озвучил Михаил Федотов. В кулуарах обсуждалась идея о том, что канал этот должен делаться «под Медведева», то есть как некая медийная площадка для премьера, но сейчас эта перспектива не очень ясна. Общественное телевидение проиграло борьбу за канал «Звезда» (планировалось, что он перейдет в распоряжение нового проекта из-под эгиды Министерства обороны). В результате статус «Звезды» никак не изменился, а Общественное телевидение поместили в кабельный сегмент. Оно еще не начало работать, и как оно будет развиваться, не совсем понятно. Неизвестно, как будет строиться его концепция и кто его будет финансировать. Анатолий Лысенко, назначенный его руководителем – человек уважаемый, но уже совсем не молодой. Если же судить по составу наблюдательного совета, то дело это будет весьма скучное, то есть вряд ли это будет по-настоящему современное телевидение. Впрочем, посмотрим – не исключено, что мы все-таки увидим там что-то неожиданное.

Насколько перспективной по итогам года выглядит роль телевидения как места для регулярных словопрений? Нет ли ощущения, что, например, жанр ток-шоу несколько приелся?

Дискуссионные ток-шоу действительно сдают свои позиции, перестают быть интересным продуктом на коммерческих каналах. Впечатление такое, что народ устал от этого формата, предполагающего не столько обсуждение каких-то вопросов, сколько эмоции и ругань. Ток-шоу выбывают из прайм-тайма, их сдвигают либо на более раннее, либо на более позднее время – например, «Поединок» с Владимиром Соловьевым выходит уже чуть ли не в полночь. Стало понятно, что ток-шоу плохо окупаются, что это жанр не прибыльный.

А что окупается хорошо?

Главное, что приносит телевидению доход, – разумеется, сериалы. Это, по сути, единственная кузница реальной прибыли, поэтому они и занимают основное время. Тренд уходящего года и, видимо, тренд ближайших лет – увеличение количества сериалов и уменьшение количества ток-шоу. Те ток-шоу, которые останутся, все чаще будут посвящаться звездам, гламуру и т.д. и все реже – общественным проблемам. Об этой тенденции говорит, в частности, закрытие исторических ток-шоу на канале Россия-1, на Пятом канале. Все проблемное, все серьезное и интересное для думающей публики либо сдвигается на позднее время, либо вообще закрывается. Помимо коммерческой подоплеки, тут есть еще и политический момент – публику стараются не будоражить, ей стремятся показать, что в стране все стабильно и спокойно.

Если уж на первом плане остаются сериалы, то можно ли пару слов о них?

Сериалы становятся все более однообразными. Если говорить о крупных каналах, то тут выделяются две главные линии: во-первых, бесконечный криминал и всевозможные менты, во-вторых – советский стиль, сериалы о сталинской эпохе, брежневской эпохе и т.п. Поскольку аудитория сериалов в основном состоит из тех, кто вырос в советское время и воспринимает советский стиль как нечто знакомое (а часто и ностальгически привлекательное), то этот стиль и эксплуатируется. Детектив и «советский» сериал – основное, что занимает прайм-тайм и приносит большую часть денег. В какой-то степени представлена мелодрама, хотя она тоже часто тяготеет к советской стилистике. Все остальное вытесняется, так сказать, на поля.

То есть у нестандартных авторских фильмов нет шансов отвоевать хотя бы часть прайм-тайма?

Разумеется, есть отдельные интересные случаи, проекты, имеющие несомненное отношение к киноискусству, в том числе и в рамках трендов, которые я только что обозначил. Понятно, что «Жизнь и судьба» Сергея Урсуляка по роману Василия Гроссмана – большое событие минувшей осени, как бы ни оценивать этот сериал и сам роман. Хотя я подозреваю, что рейтинги там были минимальные, и проект этот явно имиджевый, а не коммерческий.

А «Краткий курс счастливой жизни» тоже вписывается в какой-то тренд, или он сам по себе?

Это уже из области экспериментов Первого канала. Можно отметить также сериал «После школы», который тоже позиционируется как необычный, артхаусный проект.

Несмотря на все вышесказанное, на телевидении пока еще имеются некие форпосты интеллектуализма, сохраняется контент для зрителя, склонного ставить телевизор в один ряд с книгой. Каковы перспективы в этой области?

Как ни странно, в качестве отдельного тренда отмечается рост телеканала «Культура». Видимо, именно в связи с тем, что трэш и коммерция вытесняют культуру с центральных каналов, становится более актуальным канал, культуру аккумулирующий. «Культура» становится все лучше, превращается в отдушину для тех, кому нужен соответствующий контент.

Было ли в 2012 году что-то, что совмещало бы в себе развлекательный, массовый потенциал и высокое телевизионное качество, явную креативность?

Да, и прежде всего это шоу «Вечерний Ургант». Иван Ургант – замечательный во многих отношениях ведущий и шоумен, но дело здесь не только в нем. Сам формат вечернего или ночного шоу – один из центральных во всем мире. На американском телевидении он вообще едва ли не главный, там такие шоу есть на всех каналах. А у нас на протяжении многих лет этот формат не получался, хотя пробовали много раз. Одной из попыток была, например, передача Тиграна Кеосаяна, которая выходила на РЕН ТВ, но была не слишком успешной и уже давно закрылась. А у Урганта не то чтобы все получилось, но он по крайней мере сумел выдержать формат и сделать его более привычным для российского зрителя.

Из важных телевизионных жанров остались еще аналитические, итоговые и новостные программы. Что происходит с ними?

Я бы сказал, что в области аналитики происходит резкая поляризация мнений и, соответственно, упрощается амплуа комментаторов. Проблемной дискуссии как таковой уже нет, есть распределение ролей, определение того, кто за нас, а кто против. Либо ты государственник и православный патриот, либо ты западник, атеист, либерал и т.д. Разумеется, такая ситуация сложилась в связи со всей этой холодной гражданской войной, развернувшейся в последнее время. Обострение фундаментальных разногласий внутри общества привело к тому, что сложных, неоднозначных людей на телевидении почти не осталось. Что же касается новостей, то, к сожалению, здесь одна из заметных тенденций – лицемерие. Я имею в виду ситуацию, когда главные новости даются в самом конце и как бы мельком, так что зритель не может осознать реальный характер и масштаб события.

Например?

Например, так было в случае с Крымском. В интернете уже вовсю обсуждали катастрофу, было ясно, что произошло что-то чудовищное, а в первых новостных сообщениях говорилось, что случился, мол, небольшой локальный потоп. То есть на память сразу приходила ситуация с Чернобылем: тогда советские СМИ тоже поначалу сообщали, что произошла маленькая авария.

Недавно появилось сообщение, что НТВ впервые в истории российского телевидения обошло по долям Первый канал. Как это могло получиться и о чем это говорит?

Я не доверяю рейтингам и давно уже подчеркиваю их ненадежность. Если уж заниматься сравнениями и пытаться выводить какие-то показатели, то изменения вроде тех, что происходят сейчас на Первом, гораздо более верифицируемы и гораздо более существенны для объективной оценки, нежели абсолютные цифры. В абсолютные цифры верить трудно – на мой взгляд, они взяты с потолка. А вот изменения внутри ситуации, которую эти цифры приблизительно или совсем неверно отражают, – вещь гораздо более несомненная и легко отслеживаемая.

Если отвлечься от рейтингов, то как вы оцениваете мысль о том, что НТВ в целом «переиграл» Первый канал в этом году?

НТВ, действительно, сейчас явно начинает выходить в лидеры – если не по количественному фактору, то по влиянию на аудиторию. Я связываю это, разумеется, с концентрацией «чернухи», с привлечением зрителя посредством негативных эффектов. Тут и Света из Иванова, и «Анатомия протеста» – знаковые вещи, которые принесли НТВ много очков. Это видели все, и в результате НТВ сейчас обсуждают больше, чем Первый канал. Вполне вероятно, что НТВ совершил рывок, и в этом смысле рейтинги отражают некую реальность. Но это не те достижения, за счет которых следует усиливать свой вес и которыми можно гордиться.

То есть вы согласны с теми, кто считает, что НТВ укрепляет свои позиции по сравнению с Первым именно за счет тенденциозной эпатажной подачи и трэша?

Думаю, что это так. НТВ не исходит из наличия каких-либо общественных функций – это станет очевидно, если взглянуть на их программную политику. Политика эта нацелена на предельное снижение интеллектуальной и духовной планки, на использование низменных человеческих инстинктов. Количество трэша и дешевой политизации, которое мы видели на протяжении последнего года, – несомненное тому свидетельство. Не хочу увлекаться морализаторством, но то, о чем я сказал, ясно любому.

Однако совсем недавно программный директор НТВ Александр Нечаев пообещал, что в будущем году канал будет меняться – в частности, исчезнут «Программа максимум» и «Развод по-русски».

Пока это только слова, в настоящий момент изменений не видно. Например, «Луч света» – это очевидное продолжение трэшевой линии. Закрытие «Программы максимум» само по себе еще ничего не значит. Надо посмотреть, что будет вместо нее – может быть, будет что-нибудь еще более страшное. Единственный реальный признак того, что на НТВ может что-то измениться – программа «Центральное телевидение», резко отличающаяся от всех остальных. Поглядим, какая картина сложится через полгода.

Что конкретно означает утверждение о переориентации Первого канала на более молодую аудиторию, как это выглядит на уровне контента и сетки?

Это значит, что Константин Эрнст позволяет себе эксперименты. Разумеется, речь о вечернем эфире, то есть как раз о том времени, когда у экранов остается более молодая аудитория. Вспомним два сериала Валерии Гай-Германики или уже упомянутый новый проект «После школы», который, по большому счету, вообще на школьников и рассчитан. Думаю, что если посмотреть сетку Первого, то мы увидим еще целый ряд явно молодежных программ. Но, конечно, не в праймовое время.

В качестве ключевой причины такой переориентации кто-то указывает чисто коммерческий фактор: реклама, адресованная более молодому зрителю, позволяет выручить больше денег. Насколько верно данное соображение?

Думаю, что коммерческие интересы действительно превалируют над всеми прочими. Очевидно, что рекламодателей не интересует население, условно говоря, старше 55 лет. Основные потребители рекламируемых товаров и услуг – молодежь и люди среднего возраста. Отсюда естественно следует экономическая необходимость «омолаживания» аудитории.

 

Фото: ИТАР-ТАСС
Текст: Кирилл Решетников
ВЗГЛЯД

Отправь свой отзыв:  info@veneportaal.ee

  













     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2013 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.