полезные ссылки: swedbank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь расписание городского транспорта


internet-журналы русского портала:                vene portaali internet - ajakirjad:

афиша

автоклуб

бизнес

политика

экономика

эксперт

недвижимость

путешествие

для детей

фотоклуб

вышгород

культура

internet-tv

компьютер

образование

здоровье

коньяк24

история

женский клуб

night people

бесплатные объявления

каталог компаний

архитектура & дизайн

знакомства

свадьба

shopping

ресторан

отель

реклама

партнеры

 

Илья Нартов: «В ПРОФЕССИИ ЖДУ МОМЕНТА «АХ!»

 

Фигаро тут! Фигаро там! Эти фразы как нельзя лучше подходят к нынешней жизни актера Русского театра Ильи Нартова. Да и саму роль из бессмертного произведения Бомарше он бы с удовольствием сыграл. Нартов-Фигаро тут! Нартов-Фигаро там! Это очень для него органично: «сотворять» харАктерные яркие роли.

В последнее время только и слышно: Нартов — на телевидении, Нартов – на радио, Нартов — в спектакле, Нартов — в кино... Его жизненный темп действительно круто замешан. Ведущий телепрограммы «Суд присяжных» на ETV2. Исполнитель роли Рудика в только что вышедшей и нашумевшей киноленте «Красная ртуть». Работник самой популярной русскоязычной радиостанции. Прекрасно поющий «Остап Бендер» (он же — министр из «Обыкновенного чуда», он же - Гога, он же - Гоша) в новой театральной работе «Песни нашего кино». А еще главный «палеонтолог Хаксли», можно сказать, - повелитель динозавров - в грандиозных шоу Би-би-си, которые триумфально свершились в Таллинне, Риге и Петербурге. Шесть этих монументальных представлений вел никто иной, как Илья Нартов, и только один такой концерт в Петербурге собирал, к примеру, восемь тысяч зрителей.

Все эти «вехи творческого пути» стали поводом для встречи. Но... К моему огромному удивлению, интервью оказалось делом непростым.

Во-первых, потому, что у Ильи слишком уж высокие понятия о «человеческой нескромности». То есть, по его глубокому убеждению, неприлично рассказывать и писать о том, как во время съемок фильма Станислава Говорухина «Пассажирка» он целый месяц жил на Канарских островах.
Или о том, как его пригласили петь в спектакле Раймонда Паулса, и маэстро не только лично аккомпонировал ему на прослушивании, но и выдал вердикт: «Вы подходите!»

- К чему об этом рассказывать? - кипятится Нартов.


- Но ведь всем интересно! - настаиваю я... Нам Паулс на рояле не аккомпонировал, и Говорухина мы в полуметре от себя тоже не видели...


А в ответ — броня.

Об одних эпизодах жизни писать нельзя, о других — глупо, о третьих — банально... Одним словом, о чем не спроси - «нескромно»! Просто замучил меня товарищ Нартов... Но с другой стороны, я же сама напросилась на интервью.

Во-вторых, сложность взятия интервью (практически, взятия Бастилии) заключалась в том, что у Ильи однозначно существует собственная «шкала человеческих страстей и пороков». Некий мифический «аршин», которым «общее» не измерить и умом не понять, но который Нартов очень часто к себе прикладывает, и сам себя судит.

По его мнению, например, вкусно и гурманно есть — это порок. Думать о славе — тоже. Если у него красивая, дорогая машина - «грешен»... Между нами говоря, он, конечно, далеко «не дьявол» и водит совсем даже не «Ладу», а весьма дорогой и эксклюзивный автомобиль. И живёт не то, чтобы в «палатах», но в канделябристом комфорте. Хотя рассказывать об этом категорически запрещает (по-моему, просто стесняется).
В нынешних общепринятых понятиях морали - какие же это пороки? Это наоброт козыри. Показатели успешной жизни и «заработанного» уровня. Многие ныне бравируют и менее заметными достижениями, с лихостью тарабаня фразу: «Скромность — это путь в неизвестность»! И весьма неплохо себя при этом чувствуют. Распушил хвост и давай горланить о себе на каждом перекрестке: я и такой, и разэдакий!


С Нартовым другая история: «это стыдно», «это мне не нравится», «это нелепо и глупо»... Поэтому в вопросах и ответах мне приходилось спускать «шкалу-аршин» с высоких нартовских требований - к элементарной «добыче» рассказов о том, что с ним в жизни происходило и происходит, что для него важно и что он действительно ценит.

И еще. Можно сказать, - в третьих. В своих ответах он часто следовал главным строчкам своего мироощущения - любимым пастернаковским строкам:

«Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины..».


Поэтому периодически отвечал длинно, пространно, философски, что для массового репертуара, привыкшего к стилю «тили-тили, трали-вали», показалось бы достаточно сухим и скучным.
Так что плод нынешней рукописи был в некотором смысле запретным и сорвать его, а для начала — допрыгнуть, получилось не с первого захода. «Ларчик» не просто открывался. Порой «показания» приходилось брать штурмом и под нажимом. Всякий раз с упорными уверениями: «Ну, пожалуйста! Ну, об этом НАДО рассказать!»

- Понятно, что ты человек весьма сложный, кто-то даже скажет — себе на уме. Непростой ларчик. Можно ли к тебе подобрать ключик?

- Не надо его подбирать, не подберете! Ключик можно подобрать только на определенный этап. Но ключ, который откроет дверь сегодня, завтра уже не подойдет.

Вот и поди, побеседуй... На все наши разговоры ушел ни день и ни два, а много-много минут и часов записей на диктофон (кстати, не буду лицемерить - мы давно общаемся на «ты»). Я даже хотела бросить (к чертовой бабушке!) это кропотливое создание «полотна «Бородинской панорамы». Поскольку разговор наш приходилось заводить снова и снова, он получился кошмарно и пугающе обширным. Но в этом, наверное, тоже есть свой сермяжный смысл, поскольку в итоге получилось не только интервью с актером Ильей Нартовым, но и своеобразный рассказ о Русском театре, о поколении русских людей, живущих в Эстонии, о смысле жизни, людских принципах и яркой человеческой личности.

Кто кого взял измором — осталось непонятным. Да, в принципе, это и неважно. Смотрите, что получилось, читайте и знакомьтесь! Илья Нартов собственной персоной!

Детство в «телефонной будке»

Вам покажется это странным, но большая часть илюшиного детства прошла на телефонной станции. Ни дать, ни взять - история о чебурашке. Если же оставить юмор, и вспомнить о сложностях «квартирного вопроса» в советские времена, то проблема нарисуется очень даже банальная. Жилплощади катастрофически не хватало, и особо ценным работникам, коим являлась его мама, давали «служебные метры» почти что на рабочем месте. Когда семейство Нартовых получило-таки квартиру в жилом панельном доме, оказалось, что на балконе первого этажа очень удобно давать представления для местной ребятни. 8-летний Илья пел, рассказывал стихи, изображал... Уже тогда срывал апплодисменты и именовался «артистом». Ему это нравилось.

- Расскажи о самом ярком впечатлении своего детства?

- Некоторое время я жил у бабушки с дедушкой в городе Светлый Калининградской области, и даже один год ходил там в школу. Шалопаем был ядерным, все время что-нибудь отчебучивал! Но, как и любой ребенок, — скучал по маме. И вот однажды, совершенно неожиданно, я посмотрел в окно (а жили мы на пятом этаже) и увидел, как по двору идет моя мама!!! В этот момент меня как-будто оглушило, что-то случилось со звуком. Всё замерло, и все шумы растворились и исчезли. Я бежал по лестнице, потом по улице... Как мне казалось, - в кромешной тишине. Я видел только маму, которая шла мне навстречу и улыбалась.
- Когда я потом рассказал ей об этой удивительной «глухоте», мама ничуть не удивилась: «Конечно, ты ничего не слышал! - засмеялась она, - ты так кричал «Мааааа-ма!», что удивительно, как стекла из окон не вылетали!»
- Как сказал знаменитый шведский режиссер Ингмар Бергман — все мы выросли из туфельки детства. Так что самые яркие впечатления, картинки, запахи — они все там, ведь в детстве всё было впервые.


Корякский танец с бубном и шаманом

- Когда ты поехал поступать в театральный институт?

- В 1991 году меня не приняли. Поступил в следующем, 92-ом. Мой мастер — профессор, заслуженный деятель искусств России Владимир Викторович Петров. Это был легендарный в Питере человек. К огромному сожалению, он уже умер.
Я настолько сильно горел желанием поступить в театральный, что мне просто жить не хотелось, если не поступлю. Конкурс был сумасшедшим! И нужно было пройти очень много испытаний, как общих, так и индивидуальных: по пению, сцендвижению, танцу... Басню читал - «Свинья под дубом». Из поэзии — конечно же, Пастернак. Бродского декламировал... стихотворение «Рождественская звезда», что-то из Саши Черного... Из прозы — Шукшин и сказка Толстого. А пел я «Лилового негра» Вертинского.
- Вообще-то, у меня всё странно было подобрано, потому что я ни к кому не прислушивался, а брал то, что понимал и мог сделать. Наверное, именно это мне и помогло.


- Это правда, что ты показывал приемной комиссии корякский танец?!

- Да. Это было смешно. Мне хотелось сделать что-то очень неожиданное, и я изображал шамана, который с бубном вытворял какие-то странные и веселые движения.
- Поскольку я поступал в институт с красным дипломом, то мне не надо было сдавать экзамены по общеобразовательным предметам. И когда я одолел все испытания по актерскому мастерству и получил «пятерку», я уже точно знал, что зачислен. Какое это было счастье! Большей радости я никогда не испытывал! Все еще сдавали экзамены, а я просыпался утром и понимал, что моя цель достигнута: я поступил в театральный институт!


«..Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья..»


- К тому же это было и открытие огромного города под названием Петербург. Всё вокруг новое: бесконечные впечатления, новые интересные и талантливые люди, музеи, театры, спектакли... Естественно, что в институте мы проводили почти всё время, и днем и даже ночью. Репетировали, занимались, придумывали, сочиняли этюды, зачины, отрывки.
Когда через четыре месяца я приехал домой на каникулы, мама меня не узнала. Я похудел на 20 килограммов...


Один миллион рублей и рухнувшие ценности

- По окончании института ты же получил какую-то награду?...

- О, господи, зачем об этом вспоминать? Да, получил гранд, как лучший студент выпуска в России. С дипломом мне выдали бумажку, в которой была обозначена космическая по тем временам сумма, что-то около одного миллиона рублей. Но денег в то время не было, потому что, по сути, в стране шла гражданская война. Всё поменялось и поломалось, встало с ног на голову. Не только деньги обесценились - поменялись человеческие ценности, всё как-то растаяло... В итоге и гранд остался только лишь бумажкой.

- Невостребованность 90-х — это та самая мельница, которая лопастями перемолола хребты многим талантам. Надо было выживать, люди творческих профессий, в том числе и актеры, уходили на стройки, рынки, в такси... Согласен ли ты с выражением «потерянное поколение 90-х»? Твою актерскую карьеру это поломало?

- По поводу потерянного поколения, абсолютно согласен, но я ни о чем не жалею. Главное в жизни — это жить, и не думать о том, как могла бы жизнь сложиться... «Вот как было бы здорово, если бы».... Надо отказаться от этих мыслей и понять, что жизнь прекрасна такой, как она получилась. Я действительно так думаю. Время от времени, безусловно, накатывает волна и мысли, что можно было бы многое сделать в театре, и в кино 55 раз сняться...
- Я, например, в театре сейчас ничего не репетирую. Нахожусь в свободном режиме, и это значит, что у меня есть возможность остаться с собой наедине, подумать, поразмышлять. Ведь если ты получаешь какую-то крупную и интересную роль, то ты просто прыгаешь в «бассейн» этой роли, и не способен оттуда вынырнуть, пока не состоится премьера. Только короткие передышки, когда ты поднимаешься на поверхность, чтобы выдохнуть и вдохнуть.


Кот в сапогах, Мальвина и Филипп Киркоров

- Кто из героев тебе близок как человеку?

- Во мне есть всё. И Мальвина, и Карабас Барабас. Но я — Илья Нартов.

- Но какие-то роли тебе хочется сыграть? Вряд ли ты об этом не думаешь... Вот, кого не послушай — все хотят играть Гамлета...

- Я не хочу играть Гамлета. Я сыграл уже роль, которую очень хотел сыграть. Это Хлестаков в «Ревизоре». Мне очень повезло. Еще надеюсь и верю, что поезд не ушел (хотя уже и уходит), хотел бы сыграть роль Глумова в пьесе «На всякого мудреца довольно простоты». До сих пор очень близок Треплев в «Чайке».
- Вот, например, никогда не думал, что я сыграю Мозглякова в «Дядюшкином сне», но он в моей жизни появился. Считаю, что в спектакле режиссера Виктора Рыжакова «С любимыми не расставайтесь» у меня получилась хорошая работа. Хотя вроде бы там и были две эпизодические роли, но в моей актерской судьбе они абсолютно не эпизодические.


- А как же твой знаменитый Кот в сапогах?

- Выход на сцену в детском спектакле — это отдельная история в жизни каждого артиста! Мне очень повезло, что в жизни случился такой спектакль. Я очень хорошо помню премьеру «Кота», это же был настоящий триумф! И это был еще ТОТ театр, традиции которого сегодня уже забыты.
- Детская публика необыкновенна благодарна и доверчива, эти удивительные глаза в зале невозможно забыть. Дети несли на сцену цветы, причем все они почему-то шли именно к коту. Это, видимо, срабатывал эффект коллективности. Поскольку большинство несли цветы именно коту, то и другие вставали в эту «цветочную» очередь.
Однажды случилась смешная история. Саша Окунев играл в сказке Короля, и как-то к нему на спектакль пришла его мама, с больш-у-у-щим букетом. Сама она постеснялась идти на сцену и попросила какого-то мальчика, подарить цветы королю. Мальчик с радостью согласился. И отнес цветы... коту! То есть мне. А мы тогда с Сашей были в одной гримерке, но он мне ничего не сказал. Я узнал об этом намного позже. В общем, с каждого спектакля уходил с охапками цветов, как Филипп Киркоров...


- А ведь был еще один смешной случай, связанный с «Котом в сапогах»!

- История — и смех, и грех! В спектакле людоед превращался в мышку. Кот должен был мышку поймать и съесть. И вот я за кулисами хватал резиновую мышь за хвост, всем ее показывал, потом засовывал ее немножко в рот, поворачивался и незаметно клал «мышиный реквизит» за воротник. И вот однажды, я всё это проделываю, и вдруг слышу очень громкий разговор двух мальчишек лет пяти с 4-го ряда:
- Этот кот в сапогах не настоящий!
- Нет, настоящий!
- Нет, не настоящий!
- Я говорю - настоящий!
- Да пошел ты на х...
- Да сам ты пошел на х...!

Тут я мышку чуть по-настоящему не проглотил!


Бяк-бяк-бяк... за родину!

Если я скажу, что артистическая натура — ранима и живет почти без кожи, всё проверяя на боли и переживаниях, вы засмеете меня и обвините в банальщине. Но в данном случае — это так. Без коммерческого рвачества и хитрых расчетов - просто взять и просто талантливо сделать. За три копейки зарплаты. За дни и ночи репетиций. За сорванный голос и опухшие связки. Так и хочется добавить - «За Родину, за Сталина»... Но этот «плохой юмор» применяется исключительно для того, чтобы передать порыв. Делать не за деньги, премии и грамоты. А делать ради Смысла и Профессии. Ради внутреннего удовлетворения и удовольствия. Причем опять-таки судить себя по гамбургскому счету, прикладывая к своей работе и поступкам тот самый, «нартовский» аршин, который умом не понять и всех не измерить.


Не так давно в Русском театре состоялась премьера спектакля-концерта «Песни нашего кино». По этой театральной работе не прошелся (если не сказать - не проехал трактором) разве что ленивый. А мне, если честно, этот киноконцерт понравился. И среди публики я слышала много положительных и весьма приятных отзывов. Дело в том, что мы стосковались по всему живому. По живым, не фонограммным, голосам. По настоящей виолончели и скрипке. И в песнях из кинофильмов каждый нашел свои воспоминания и точки отсчета. Пресытились, простите, «пластмассой» шоу-бизнеса и разговорами о вездесущем гламуре. Не лезет больше в организм блеск «поющих трусов» из «фабрик» и «мобильных блондинок»... Живое хочет откликается на живое и талантливое.


А тут вдруг Нартов с «крылышками бяк-бяк-бяк» и белеющим «парусом одиноким». Тут Наталья Дымченко с удивительно чистым и сильным голосом и песней «Волшебный луч»... «Русское поле» в исполнении Ивашкевича, задушевная гитара и подлинный голос Рогачева... Самоироничность Кучмезова. И Агаркова в песне «Нежность» пронзительно обнажена душой.
Я видела, как во время спектакля, девочка лет 12-ти украдкой смахивала слезы от песни «У природы нет плохой погоды». Высоковозрастные тёти отбивали ладони в апплодисментах, а один очень интеллигентного вида дядечка весьма громко сообщил, что Нартов — просто зажёг!

- А тебя самому эта работа была интересна?

- Да, потому что каждая песня – это абсолютно своя, законченная, история. И тут всё в твоих руках: хочешь и можешь сделать хорошо – делай. Не можешь – никто не виноват. Я старался, чтобы каждое появление на сцене было отдельным номером, в котором развиваются взаимоотношения и взаимодействие с партнером.

- За киноконцерт какую поставишь себе оценку? Тебе ведь на премьере «бис» кричали... Да и твой танец на столе впечатлил многих! Я в антракте своими ушами слышала.

- Наверное, четверку поставлю... Апплодисменты, это конечно, всегда очень приятно, но они не являются показателем работы. Мне в спектакле не хватило серьезной песни. Когда 9-го мая в этом же спектакле спел песню из кинофильма «Офицеры», все встало на свои места.

- Есть ли в твоей актерской судьбе награда, которая тебе особенно дорога?

- Пожалуй, да. Я три раза подряд получал «Премию коллег». Это действительно подлинное голосование, которое проходит среди актеров и работников театра тайно и конфиденциально, то есть подразумевает искреннюю откровенность. Премия коллег-2007 за роль Иванушки в «Амурах в снегу», в 2006 году - за Джерри в «Танцах на празднике урожая», в 2004 – за Хлестакова в «Ревизоре» и Косме в «Призраке любви». Такая оценка работы со стороны коллег – дорогого стоит и не забывается.

Актерское тесто и путь к шедеврам

Конечно, разговоры о театре, ролях и востребованности — самая «больная» точка в нашем интервьюшном общении. Илья сначала грустно улыбается, потом распаляется как исландский вулкан Эйяфьятлайокудль.
 
- Дело в том, что театр — очень сложное существо, которое может актера как вдохновлять, так и отравлять. Оскар Уайлд сказал: «Посмотреть плохой спектакль – это все равно, что плюнуть себе в душу». Представляете, что происходит в душе актера, если он играет в бездарном спектакле?! Я не стремлюсь просто быть на сцене и играть абы что. Мне интересен подлинный, настоящий театр, спектакли, где есть замысел, стиль, язык и талантливые люди! Хочется работ на определенном уровне! Их могут создать режиссер и художник, но к нам, к сожалению, теперь никто не приезжает...
Если ты в своей актерской судьбе сыграл хотя бы две-три роли, где был момент «Ах!»... Когда актер настолько подлинен, что ты замираешь каждый раз... И твоё сердце начинает биться в три раза быстрее... Это всплеск энергии и необыкновенного чуда, когда ты видишь что-то настоящее. Именно то, что ты понимаешь и чувствуешь. Зритель ведь идет в театр, чтобы пережить чужую жизнь вместе со своими какими-то проблемами - за этим великим и могучим «Ах!»


- Расстраиваешься, что в Русском театре у тебя давно не было крупных и весомых ролей?

- Нет. Слава богу, ролей сыграл немало, и сейчас жизнь идет, копится опыт.., хочется чтобы это перешло в качество. Я убежден, что даже очень хороший артист играет в среднем пять-шесть заметных ролей, так называемых, шедевров. Всё остальное — это путь к этим шедеврам.

- А какой театр для тебя хорош?

- Александр Сергеевич Пушкин создал точную формулу, закон драматического искусства: "… где истина страстей и правдоподобие чувств".

«...О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти...»


Рвать, метать и вечно жертвовать!

- Главное в актере — это талант?

- Талант и мозги. Я постоянно наблюдаю за тем, как люди живут, как выражают свои эмоции и выясняют взаимоотношения. Мой жизненный опыт становится тем тестом, из которого я хочу лепить свои актерские работы. Но, безусловно, актер очень хочет нравится и быть успешным. Глупо говорить, что ты идешь в актерство, дабы постоять в кулисах. Другое дело, что успешность бывает пошлая и гадкая, а бывает и совсем другая. Плохой актер выходит на сцену и бубунит свой текст, а хороший актер буквально рвет и мечет, работает своей психофизикой.

- А кто, на твой взгляд, рвет и мечет? Какой можешь привести пример?

- Евгений Миронов. На каждом спектакле он работает так, как-будто это в последний раз. Или, например, Виктор Сухоруков. Я наблюдал за ним на съемках «Пассажирки». Он просто безумный! Очень яркий, преданный профессии человек, который каждый раз выкладывался на площадке так, что дух захватывало.
- Пока Говорухин играл в шахматы, Сухоруков рвал себя жилы... И он, кстати, был единственным человеком, который мог крикнуть режиссеру: «Убрать шахматы с площадки!»


- Шахматы убирали?

- Нет, конечно. Говорухин — абсолютный лев, знающий себе цену. Он — глыба. Живая легенда. И на площадке непререкаемый царь!

- Распространено мнение, что актер — женская профессия. Но вот недавно я прочитала фразу, которая меня зацепила: «Актер, вне зависимости от пола, всегда мужчина. От него зависит, удастся ли довести публику до экстаза либо же он просто вспотеет, выбьется из сил, а любовница уйдет неудовлетворенной и станет искать иных объятий?...» Так все-таки — мужская или женская профессия? Ты как считаешь?

- Это мужская профессия. Женской ее называют потому, что она очень зависима и актер очень хочет нравиться. Ты вечно подвластен людям, которые к искусству и театру, как правило, отношения не имеют. Ты не самостоятелен, потому что невозможно выйти, постелить коврик и делать театр... Но слабак не может быть актером — это точно.

«...О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.

Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы»...


- То есть актерская профессия — это вечная жертва?

- Актерство — абсолютная жертвенность! Если ты работаешь артистом, ты и твоя семья обречены на вечную нищету. Я имею в виду не российских знаменитостей, а, например, актеров нашего театра. На деньги, которые мы зарабатываем, не возможно содержать даже себя одного, с коммунальными платежами и едой. Это жуткое унижение.
- К тому же актер в театре должен всегда работать, он не имеет права болеть, если только упал вдруг с проломленым черепом... Ты не можешь взять бюллетень и посидеть дома: если ты не сыграешь спектакль, то подведешь, как минимум, 50 своих коллег, да еще и зрителей. Поэтому актер изначально воспитывается таким образом, что он не имеет права на свои личные проблемы и болезни. Эти неписаные правила - по сути, приговор.
- И еще жертвенность в том, что театральное искусство - сиюминутно. То, что ты когда-то сделал, уже все забыли...


- А чье мнение в театре тебя интересует?

- Так получается, что люди, чьи мнения мне интересны, редко что-либо говорят. Но, если, например, Тамара Степановна Солодникова подходит после спектакля и радуется за меня, то это очень важно, ценно и почетно.

Снаружи лоск, а вся жизнь — в норке

Еще раз отмечу, что актер Илья Нартов — весьма закрытый человек. И на кривой козе, как говорится, к нему не подъедешь. Жизнь для него — не приключение, а скорее — испытание. Личная жизнь и внутренние переживания — абсолютное табу.
Ненавидит трусость и бездарность. Готов взорваться от негодования, когда неталантливый, нечестный человек решает чужие судьбы. Хочет быть здоровым и никогда не возвращаться (даже в мыслях) к истории тяжелой болезни, которую ему пришлось пережить и преодолеть. Тогда он надолго остался недвижимым и потерял способность говорить.
Он любит красивые вещи, но не делает из этого культа. Одевается модно и стильно, но в то же время может натянуть на себя какую-нибудь рубашку или куртку, которой сто лет в обед.
Говорит, что встает рано, так как дел всегда — выше крыши. Кофе по утрам не пьет. Через день ходит в спортивный зал, «истязая» себя и занимаясь бегом и упражнениями как минимум по два часа. Любит дождь.
Не так давно увлекся живописью, пишет картины сухой пастелью. Говорит, что живопись помогает ему убегать от страшного разговора с самим собой и от тех мыслей, которые приходят, когда вдруг останавливаешься среди бешенного жизненного ритма.

- Тебе страшно с собой разговаривать?..

- Конечно. Я же живой человек и весь состою из страстей, мне, порой, очень сильно хочется того, чего не имею. Живопись нужна, чтобы отвлекаться.

- Что для тебя еще в жизни важно?

- Быть востребованным и находить понимание с собой... Как бы пафосно это ни звучало, но надо наполнить свое существование смыслом. Для меня это важно, потому что если я полы мою с упоением, мне это доставляет колоссальное удовольствие.

- «Внутри огонь, снаружи - ледяная корочка». Это про тебя?

- Нет. Я бы сказал, снаружи — лоск, всё ярко и красиво, а вся жизнь в норке.

- Это такая часть актерской профессии?

- Нет, это исключительно свойство моей индивидуальной психофизики.

- Ты какой-то особенный?

- Нет, я самый обыкновенный. Просто я такой, какой есть. Кто-то нуждается в ежечасном общении с другими людьми, а мне это не интересно.

«.. Был красный, как вареный рак...»

- Почему ты не принимаешь участия в светских мероприятиях?

- Светская жизнь абсолютно бессмысленна. Кроме фуршетов, глупых фраз и бессмысленных комплиментов в ней ничего нет. Иногда я остаюсь на банкет после премьеры, но очень и очень редко. Премьера - это всегда безумное волнение и колоссальное напряжение. Никогда неизвестно, как поведет себя зритель, понравится ли ему, сможешь ли ты его увлечь? Мне после премьеры и того, что пережил, хочется отдыхать и расслабляться, а не выпивать. С алкоголем я не дружу.

- Но тем не менее ты пошел на премьеру-презентацию фильма «Красная ртуть»?

- Пошел только потому, что хотел посмотреть кинокартину. Роль моя была весьма скромной, так что на фуршете отмечать было особенно нечего. Фильм посмотрел с удовольствием, он мне понравился.
- Вообще работа с Андресом Пуустусмаа была большой радостью. Андрес безумно талантливый человек-энергия. Он точно знает, чего хочет, он конкретен и суров, но умеет слышать актеров, если они предлагают что-то интересное.


- У тебя во время съемок «Красной ртути» было что-то экстраординарное?

- В принципе, ничего особенного, но случился эпизод, который меня просто убил. Мне нужно было взять телефонную трубку и сказать: «Да». Я не знаю почему, случился какой-то странный заклин: ни так, ни эдак трубку я поднять не мог, получалась какая-то странная пластика. Снимали четыре дубля, и я уже натурально готов был заплакать. Как ни стараюсь - руки как крюки... Я был красный, как вареный рак. И в фильме, кстати, даже сквозь грим увидел эту убийственную красноту.

- А что с твоей работой на телевидении?

- Телевидение — это еще один шанс реализоваться. Мне кажется, мой плюс в том, что я не пытаюсь умничать и выпрыгнуть на первый план. Просто стараюсь понять, что именно люди в студии хотят сказать. Для этого, собственно, программа «Суд присяжных» и существует, чтобы была возможность придти, высказаться, и чтобы мнения людей были услышаны.
О сгущенке, любви и друзьях...


- Представь, что ты отправляешься на необитаемый остров... Какие три вещи возьмешь с собой?

- Конечно, книгу. Думаю, что это будет Библия. По-моему, пора мне ее читать. Фотографии близких и родных людей. И....

- Может, ящик сгущенки?

- Хорошая идея! Только я на необитаемый остров не хочу...

- А у тебя есть друзья?

- Мало. Я необщительный человек.

- На твой взгляд, это правда, что влюбленный человек — слаб?

- Думаю, что нет. Наоброт силен, но уязвим. Влюбленность, это когда ты начинаешь идеализировать объект любви, но через какое-то время это проходит.

- А настоящая любовь, с твоей точки зрения, это как?

- Наверное, это когда между жизнью и смертью. Вообще всё настоящее — между жизнью и смертью. Когда ты абсолютно не способен выбросить это из головы, когда ты живешь только этим, живешь тем человеком, которого любишь.

«...Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.

В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты...»


- С любимым твоим стихотворением, мы уже определились (кстати, именно строки Бориса Пастернака - яркими вкраплениями — включены в текст этого интервью. Поскольку именно это стихотворение Илья считает любимым, и именно оно способно существенно дополнить портрет нашего героя). А что тебе нравится в музыке? Какое произведение для тебя самое яркое?

- Допустим, «Кармен-сюита» Родиона Щедрина.

- А если не классика?

- Есть песни, которые время от времени в меня попадают. Пожалуй, Агутин «Не уходи далеко», «Опять метель» - очень подлинная. Недавно вновь прослушал Агузарову, песни «Звезда», «Верю я», «Старый отель», «Чудесная Страна».

Засмеялся, будучи убитым!

- Мне очень хочется, чтобы ты нас рассмешил. Вспомни свой «раскол» во время спектакля, когда ты просто не смог сдержаться и засмеялся.

- Шел спектакль «Французские страсти на подмосковной даче». Там моего героя неожиданно для всех убивают. Всегда при этом стояла гробовая тишина, потому что все переживали кончину героя, который уже стал симпатичен. А декорации были таковы, что со сцены в зал шел подиум, и к концу спектакля актеры выходили именно туда. И вот однажды, когда мы были на выезде в Раквере, и меня в конце спектакля сразил выстрел, я, как положено, упал, и Саша Ивашкевич сказал слова из роли: «Он умер»...
- И в этот момент раздался истеричный крик женщины: « Гоооо-с-п-о-оо-диииии!
- Тут я - будучи убитым - очень сильно засмеялся и задергался. И засмеялись все актеры... пришлось опустить вниз головы, так как спрятаться было негде — стояли посреди зала, на подиуме...


Всё-таки забавный он человек, Илья Нартов! Даже смешной случай из актерской практики связан у него с выстрелом... Эпизод, конечно, смешной, но очень в стиле его ярких и непростых взаимоотношений с жизнью.

«...Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.

Достигнутого торжества
Игра и мука -
Натянутая тетива
Тугого лука...»


Почему-то в завершении рисуется такая картинка.
Он идёт по берегу моря. Весна. Ветрено. Пустынно. Резкие порывы воздуха срывают всё на своём пути: ерошат волосы, хлопают полами пальто, разворачивают змеёй модный шарф.
Он вроде как в мегаполисе, но один.
Вроде бы востребован, но не совсем.
И как-будто счастлив, но не очень верится.

- Илья, - кричу я, - стараясь побороть децибелы природы. - Может, ответишь еще на один вопрос?
 

Он не слышит. И продолжает свой путь навстречу ветру. Туда, где истина страстей и правдоподобие чувств. Где ждет удивительная роль с магическим «Ах!» Где будет звучать кармен-сюита и аргентинская пьяццолла. Где можно быть лёгким, артистичным, востребованным и счастливым.
 

Ну что ж, дай бог! И пусть всё будет! Впереди!



Виктория Фёдорова
(апрель 2010 года)


Русский Портал. Культура

Пришли свой отзыв или статью на Русский Портал:  info@veneportaal.ee  

     
     
 

 
     
     
 

реклама на русском портале

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.