полезные ссылки: swedbank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь расписание городского транспорта


internet-журналы русского портала:                vene portaali internet - ajakirjad:

афиша

автоклуб

бизнес

политика

экономика

эксперт

недвижимость

путешествие

для детей

фотоклуб

вышгород

культура

internet-tv

компьютер

образование

здоровье

коньяк24

история

женский клуб

night people

бесплатные объявления

каталог компаний

архитектура & дизайн

знакомства

свадьба

shopping

ресторан

отель

реклама

партнеры

 

 

«Господи, так это же всё про нас?!»


Виктория Фёдорова


Адольф - удивительный человек! Таких нынче редко встретишь. Лёгкий в общении и аристократичный по природе, мудрый и потрясающе вдохновенный. Я никогда не видела его в плохом настроении или, скажем, сетующим на какие-то трудности. Он всегда подтянут, статен, выразительно элегантен и безупречно интеллигентен. Всегда в полёте. И всегда увлечен какой-нибудь творческой идеей.


Еще одна убедительная его особенность, которая всякий раз производит впечатление - это духовная и душевная щедрость. Он легко загорается сам и, не скупясь, делится огнём с другими. Готов помогать, слышать, сопереживать. Иногда даже в ущерб себе, но всегда честно, искренне и без фиги в кармане. 


Скажу откровенно, для многих (и для меня в том числе) Адольф стал неким брэндом. Качественных гастролей, ярких личностей, талантливых постановок и шоу. Если мне говорят, что продюсер мероприятия - Адольф Кяйс, больше я ничего не спрашиваю. Для меня его имя - определенный знак качества, который не нуждается в дополнениях.


Как-то раз, еще в бытность нашего общения на радио, я пригласила Адольфа на одно вечернее мероприятие. Поскольку мы были давними коллегами, мне очень хотелось, чтобы именно он сказал аудитории несколько слов, а мы в свою очередь вручили ему шуточный приз и признали одним из лучших, «свойских» людей. Я точно знаю, что тогда Адольф неважно себя чувствовал, у него было безумное количество дел, и придти ему было очень не просто. Но несмотря ни на что, он пришел. И выступил. И хохотал от всей души. И так же вдохновенно рассказывал о новых проектах и задумках. 


Не знаю почему, но особенно ярко мне запомнился именно этот эпизод. Хотя, казалось бы, ничего сверхъестественного и не произошло. Вполне предсказуемый поступок привычно-благородного Адольфа. А вот теплая волна благодарности укутывает сердце и спустя несколько лет. Даже несмотря на то, что творческих пересечений у нас было достаточно много и вспомнить есть что. 
Тем более, что общение с такими людьми действительно хочется запоминать. Сохранять в памяти и складывать в особую шкатулку. Раз-два, открыл её, и заиграла светлая музыка души. 

Овсяная каша, цилиндр и новый директор 

Будильник подпрыгнул ровно в 8. Подъем и умываться! 
На завтрак обязательно овсяная каша. Он варит ее сам, на молоке и воде. Еще к утренней трапезе - пара-тройка бутербродов и непременно какая-нибудь творожная фантазия. 

- Из дома я обычно выбегаю за полчаса до какого-нибудь мероприятия или назначенных встреч, - улыбаясь, делится секретами Адольф. - Ну, а плотного завтрака мне хватает, как правило, до четырех часов дня. Организм уже привык жить так, чтобы раньше от меня ничего не требовать... Обед, конечно, в полном комплекте, а вот вечером только чай, иногда два бутербродика, или просто стакан кефира.

При насыщенном графике репетиций, почти все наши встречи с Адольфом проходят в бешенном темпе. Дела-дела-дела, миллион мелочей и сотни забот, а решать всё приходится одновременно. Основное занятие на данный момент — это репетиции спектакля «Besame Mucho“, в котором Адольф — режиссёр-постановщик. Сбылась его давнишняя мечта, ведь задумки об этой постановке вынашивались уже много лет. 


- Действительно, почти четыре года я мечтал поставить пьесу знаменитого итальянского драматурга Эдуардо де Филиппо. Зная, помня, уважая уникальные фильмы «Брак по-итальянски», «Вчера, сегодня, завтра», которые сняты по его драматургии, я вдруг читаю пьесу «Цилиндр» и думаю: «Господи, так это же всё про нас!» 


- И нынешний день, и безработица, и люди в этой ситуации. И всё это в жанре трагикомедии, герои и балагурят, и шутят, и переживают сложные жизненные моменты. И я читаю и смеюсь, и в то же время плачу. И чувствую, что в пьесе заложено намного больше, чем в самом тексте. 

- Но ведь пьеса «Цилиндр» написана в 1966 году!

- Это правда. Но у меня есть любимые авторы, которые всю жизнь меня преследуют и к которым я постоянно обращаюсь. Их пьесы дают особый отзвук и к тому же сходятся с реалиями нашей жизни. И самое главное, что это обязательно добрые, человеческие и открытые истории. В наше время драматурги почему-то уходят совсем в другую сторону. И так всё жестоко в жизни, так они еще и пишут по-жестокому или говорят о каких-то человеческих аномалиях. Когда это происходит постоянно, становится тошно и противно... 

О «Цилиндре» я долго думал, и так и эдак, над разными вариантами. Поначалу просто мечтал для своего удовольствия, не зная, куда эта история меня выведет. Брал пьесу с собой в отпуск, подбирал музыку... То есть шел нормальный творческий процесс, когда ты просто наслаждаешься и думаешь...

И вот стечение обстоятельств. Эту идею получилось осуществить с приходом в Русский театр нового директора Пауля Химма. Мы договорились, что театр вкладывает то, что он может в эти непростые времена вложить — труд актеров, здание, технику, сцену, цеха. Я же со своей стороны предлагаю остальные творческие единицы - режессуру, хореографию, сценографию, приглашенный и любимый мной театр «Королевский жираф», эта команда была уже набрана. 

Целуй меня крепче!

- Пьеса называется «Цилиндр», а ваш спектакль - «Besame Mucho“. Как так?

- Это удивительная история! Когда я думал о пьесе Эдуардо де Филиппо, практически всегда мечтал и о божественной песне Besame Mucho. Получилось так, что ее текст поразительно точно лег на сюжет пьесы. Они стали взаимопроникновенны. И из этого сложилась еще одна важная линия спектакля.


- Мы специально придумали неожиданный поворот. Решили посмотреть, как этот «шлягер шлягеров» может на нас всех повлиять. Потому что лично я вижу в этой музыке совершенно потрясающее магическое действо! В ней есть тайна, которая существует уже много-много лет. Ведь, наверняка, каждый третий или четвертый знает эту мелодию...

- Вы думаете, что не каждый? Всё до такой степени плохо?

- Адольф смеется.
 
- Ну, хотя бы раз в жизни, наверное, слышал. Но вот парадокс еще и в том, что я у многих спрашивал, вы знаете, что слова «besame mucho“ означают? 

- Неужто не знают?!

- Не знают.. А ведь слова-то какие удивительные и красивые! «Целуй меня крепче"... - 
«Ка-а-ак?» - удивляются люди. - Вот такие красивые слова?» 

 

- По-русски это, конечно, звучит немножечко грубовато и агрессивно. Типа, а ну, целуй меня крепче! А вот «бессаме мучо» — это как мед какой-то... такое блаженство. 

Во всяком случае, для зрителя в музыке спектакля будет дополнительный импульс, тем более, что большое количество уникальных певцов раскрываются именно через эту мелодию. Это и Сезария Эвора, и Андреа Бочелли. Можно назвать более тысячи вариантов исполнения песни «Besame Mucho“.

 

- А сколько вариантов будет звучать в спектакле?

- Несколько. Но это будет сюрприз. Песня создаст особое настроение. Но музыка в спектакле появляется тогда, когда мы уже существуем в этом чувстве.... зыбком очень, как песня. Ведь песня-то по сюжету очень грустная, о несостоявшейся любви.

- «И сия пучина поглотила ея, в общем, все умерли...»

- Смеется... 

 

- Да-да... Почти! Когда я прочитал перевод, сказал: «Ну, надо же!» - Можно и без перевода чувствовать и понимать смысл, а потом найти этому подтверждение. ...Должны были встретиться, но встреча не получилась. Она вспоминает первый поцелуй, который испытала. И потом всё время ждала, мечтала, чтобы он поцеловал ее еще раз, но только уже крепче, чтобы это осталось на всю жизнь...



Добрая, хорошая команда

- В вашей режиссерской деятельности был ведь довольно долгий перерыв?

- Да, примерно семь лет... Но с каждой репетицией я становлюсь смелее. Вот решил увести спектакль в сторону мелодрамы, потому что мелодрама — это всегда верный козырь. Не мыльные, конечно, латиноамериканские картонки, а настоящие мелодрамы, основанные на правде нашей жизни. Тогда ты сочувствуешь, и сопоставляешь с самим собой, и сопереживаешь. А когда это связано еще и с любовью, особенно с любовью неожиданной, с поворотом в жизни человека... Возникает уникальная возможность проверить — жив ли ты? Живы ли твои чувства?


Конечно, во времена кризиса жить не просто. Работы нет, ты бессилен, слаб, а если еще и никому не нужен, то хоть не живи! Хоть уходи из жизни и всё! И вдруг неожиданно просвет! И это просвет не дает человеку опуститься, он делает его более сильным!

- Какова же была реакция актеров, когда Вы предложили им работать в спектакле?

- Я сразу сказал, что никого не хотел бы принуждать. Для начала просто отдал пьесу для чтения, а потом мы встретились, я рассказал о своей идее, во что это должно превратиться. 
У нас добрая, хорошая команда! И для меня это очень важно, потому что актеру самому должно нравиться то, что он делает. В роли он обязательно должен увидеть что-то новое, и сделать то, что он еще не пробовал. 


Я уверен, что у наших главных героев, которых исполняют Наталья Мурина-Пуустусмаа и Юрий Жилин, будет много откровений, и для самих себя, и для зрителей.

- Во время репетиций открылось ли что-то новое, о чем вы раньше не предполагали?

- Со многими актерами я работаю впервые. И всегда есть боязнь: поймем ли мы друг друга? Это самое главное и самое опасное. Если не будет взаимопонимания, не будет ничего. Для меня самое важное в любом актере — не взирая на то, маленькая у него роль или большая - смогу ли я пробиться к его чувствам? Если актер будет просто произносить то, что он должен сказать по роли, просто слова... Ничего не получится. Играть не потому, что надо, а потому, что он действительно так чувствует! Работает нутром и глубиной. Каждый день я уверяюсь в том, что это получается. А если актер находится в таком состоянии на протяжении всего спектакля, тогда и зритель пойдет за ним.



На бис? Аншлаг? 

- Вы так интересно рассказываете, что уже хочется бежать за билетами. Неужели мы доживем до аншлагов в Русском театре?

- Не знаю. Я очень боюсь, что зрители от всего отвыкли, всё бросили, ничего не хотят. Многие замотаны жизнью, находятся в плохом настроении. Но, с другой стороны, я уверен, что зрители у нас есть и их достаточно много. 


- И вот я говорю: «Приходите! Мы поднимем вам настроение. Мы сделаем так, чтобы вам захотелось общения!» Кстати, после спектаклей мы планируем еще дополнительные сюрпризы и возможность продолжить вечер со зрителями в театральном Арт-салоне GRAO. 


- К сожалению, сам спектакль достаточно короткий, он длится всего 1 час и 40 минут. А я люблю длинные истории...

- Зато можно будет сразу же исполнить «на бис», во второй раз!

Смеется.

- Я действительно люблю длинные, серьезные истории. Если зритель выдерживает три часа в напряжении, и ему не скучно, тогда ты чего-то стоишь.

- Но ведь порой спектакли длятся и по пять-шесть часов...

- Я смотрел спектакль, который шел целый день. Это были «Бесы» в Малом драматическом театре Петербурга, а еще в Москве, на фестивале, мы заходили на спектакль в 12 дня, а выходили в 10 вечера. Это был гениальный режиссер из Канады Робер Лепаж с постановкой «Липсинк». И когда я выходил из театра, думал: «Если бы спектакль продолжался еще сутки, я смотрел бы с огромным удовольствием!» К такой работе можно стремиться всю жизнь! Но это был канадский государственный театр, госзаказ, огромные деньги и другая категория.

Наш спектакль, конечно же, маленькая дистанция, но хочется, чтобы эти два часа публика жила твоими мыслями. И ты бы понял, что, как режиссер, вложил их правильно. И зритель получит то, что ты сам испытал. Я всегда исхожу из того, что если лично меня изначально пробирает и сюжет, и музыка, и пьеса, и в конечном итоге доводит до состояния, когда комок к горлу... Значит именно эти чувства я хочу передать и зрителю. Сначала актерам, которые эти роли будут играть, а потом и публике.


S.O.S. Стучите в наши души!

- Остались ли зрители, которые хотят чтобы в их сердце постучалась такая душевная театральная работа? В последнее время так часто говорят о том, что в театр никто не ходит? Или просто смотреть особенно нечего?

- Вы думаете, что публика остыла за все эти годы? Театр действительно стал очень разумным и холодным. Многое рассчитано на эффекты и на зрелище. Такое видеоклиповое мышление. Но это ведь уже не театр! Уберите дым, шум, видео, спецэффекты, выведите на сцену актера и пусть он с нами так поговорит, чтобы это стало в 10 раз сильнее всех спецэффектов вместе взятых.
К этому мы и стремимся. И наш спектакль заканчивается на многоточии... Каждый будет сам решать, что станет с героями. Это никому не известно. Так же, как и в жизни не известно, что с нами будет завтра.

- Как зрители оценят спектакль «Besame Mucho“, мы скоро узнаем. А что Вам самому нравится в этом проекте больше всего?

- Я был бы очень рад, если бы всё накопленное в моей душе - какая-то сентиментальность, необычное сочетание несоединимого, всё, что мы сейчас придумываем и делаем для публики — было бы воспринято зрителем как допинг эмоций, положительный заряд для дальнейшей хорошей жизни. Даже если это будет через некую грусть и размышления. Чтобы человек понял, что не зря провел время, чтобы ему хотелось еще раз придти в театр, или побыть наедине с собой и о чем-то подумать. Это моя главная цель. Это тяжело объяснить, просто надо придти, увидеть и почувствовать. 

Чудо природы: человек-батарейка

- Репетиции длятся практически весь день: утренняя с 11 до 15 и вечерняя с 19 до 22 часов. Когда вы приходите домой, сразу падаете спать?
 
- Не-е-е-ет! Ни в коем случае! Наоборот, начинается третий заход. Интернет, обрабатывание писем, ответы. Ведь надо лечь спать, когда уже ясно, что делать завтра, когда полностью составлен график на следующий день. Так что засыпаю обычно в 2 или в 3 часа ночи.

- И при такой нагрузке Вы можете лечь спать и сразу отключиться от всех мыслей?

- Минут 10-15 обязательно должно быть чтение. 

- Еще и чтение?!

- Серьезную книгу, конечно, не позволительно читать, но просмотреть хотя бы те новости, которые не успел увидеть днем, надо. Статьи из газет, новости из Москвы по поводу театральной жизни, то есть опять-таки ту информацию, которая нужна для меня самого и для дальнейших проектов. Всё в одном русле идет. 

- А телевизор смотрите?

- Иногда да, но не часто. Если хороший фильм и мне интересен тот или иной актер, я заранее выбираю по программе и вписываю себе в расписание, чтобы посмотреть.

- А если дома вдруг кран отвалился или гвоздь отпал? Чините?

- Конечно, но делаю это параллельно с другим делами. Репетиции не отменяю. Когда есть пауза — обязательно чиню.

- А что в период репетиций Вам больше всего мешает?

- Нехватка времени. Иногда слишком много на себя взваливаешь, но не хочется отказываться от каких-то интересных вещей — организации проектов, гастролей коллективов... Потому что потом может быть поздно. Раз — и коллектив уже уехал, и его не поймать. Так что всё надо успеть и совместить! 

- А Вы вообще когда-нибудь устаете? Откуда столько энергии? Помимо театра у Вас и миллион звонков, и съемки на телевидении, и интервью...

- А меня всё это вдохновляет. Я стараюсь делать то, что мне нравится, и от этого тоже получаю допинг. Это меня питает. Как будто самозаряжаюсь!


- А паузы делаю летом. На месяца два стараюсь отвлечься, или здесь, или куда-то уезжаю. В мои любимые Карловы Вары чаще всего. Выбираю такие тихие места, чтобы никто не дергал и не надоедал. Тогда наступает успокоение, отдохновение, а потом зарядка новой энергией... И пошел дальше!


Лето звёздное громче пой!

- Кстати, о лете! Премьера спектакля «Besame Mucho“ состоится совсем уж в конце сезона — 10 и 11 июня. Как-то необычно...

- Это в некотором смысле и летний проект, и решили немножко продлить сезон. К тому же это такая весенне-летняя история, когда всё оживает. И в спектакле оживают чувства. Мне казалось, что какое-то соединение в этом непременно должно быть.


А в новом сезоне, осенью, мы готовы продолжить, и даже планируем гастроли по городам Эстонии. Но только от зрителя зависит, будет ли спектакль жить. Попадем ли мы в желания публики? Я не хочу ничего предугадывать. 


Это интервью закончилось в воскресенье, в 15 часов 37 минут, Адольф допил чай и побежал на встречу с хореографом спектакля «Besame Mucho“ Мариной Кеслер. А в это время исполнительница главной роли Наталья Мурина-Пуустусмаа была...


Впрочем, где была Наташа, вы узнаете в следующей части нашей театральной истории. 
Не пропустите... И помните, что билеты на премьеру уже в продаже.



Русский Портал. Культура

 

Пришли свою статью на Русский Портал:  info@veneportaal.ee  










     
     
 

 
     
     
 

реклама на русском портале

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.