реклама на русском портале

internet-проекты русского портала: афиша кино internet-tv tv программа компьютер бизнес экономика политика культура история сделано в эстонии молодежь для детей архитектура & дизайн путешествие welcome здоровье спорт фоторепортаж интервью недвижимость объявления женский клуб мужской клуб литература фото галерея арт галерея ресторан отель автоклуб ярмарка web-дизайна клуб знакомств кто есть кто в эстонии каталог компаний и организаций эстонии полезные ссылки: hansapank uhispank sampo nordea krediidipank


 Мюнхгаузен: путь в легенду

Идея владельцев Русского Портала установить в таллиннском Старом Городе фонтан-шутку "Мюнхгаузен" видимо совсем скоро уплывет к более предприимчивым и менее политизированным рижанам. В Риге уже создан виртуальный музей этого известного на весь мир литературного героя и его реального прообраза. Напомним, что наша неудавшаяся попытка натолкнулась тогда на "общественное" мнение и возгласы "специалистов" о том, что Мюнхгаузен в Таллинне не был. При чем здесь был или не был? Это ведь просто фонтан, который мог бы стать еще одной туристической достопримечательностью нашего города... 

Представляем вашему вниманию статью из латвийского издания "Час". Может просто статья, а может начало формирования общественного мнения...

Карл-Фридрих-Иероним фон Мюнхгаузен, классический немецкий барон, происходил из древнего рода и появился на свет в городке под названием Боденвердер, что неподалеку от Ганновера. Пятнадцатилетним мальчишкой он был взят на службу к герцогу Брауншвейгскому пажом.

В возрасте 18 лет, аккурат зимой 1738 года, санным путем этот искатель приключений вместе с герцогом прибыл в Россию, которая как раз вела войну с Турцией. Тогда довольно много иностранцев приезжало в Санкт-Петербург - послужить, разбогатеть и вернуться домой в чинах и при набитом кошельке. Карл Фридрих Иероним завербовался на службу и успел повоевать под командованием знаменитого графа Миниха. После чего ветер удачи занес его в Лифляндию.

Лифляндия совсем недавно вошла в состав Российской империи. Она жила по своим обычаям. Русификацией и не пахло - вся документация велась на немецком. Города тоже в сущности были немецкие - и по речи, и по нравам, и по населению. Барон почувствовал себя здесь даже лучше, чем дома. После военных подвигов он стал делать в рижском гарнизоне офицерскую карьеру и вскоре был назначен лейтенантом кирасиров.

Очевидно, служил он не за страх, а за совесть, потому что зимой 1744 года получил крайне ответственное задание. Через Ригу в Санкт-Петербург везли юную принцессу Софию-Фредерику, которой предстояло выйти замуж за Петра III, а через много лет стать императрицей Екатериной Великой. Кстати, именно при ней к Российской империи присоединилось по просьбе собственного дворянства Курляндское герцогство. Добросовестный барон возглавил в Риге караул принцессы и ее матери.

Но барон в Лифляндии не прижился - разве что женился на молодой вдове из Дунте, Якобине, и прожил в этом поместье шесть счастливых лет. О жизни Мюнхгаузена в Дунте известно мало. Усадьба не сохранилась, церковь, где он венчался с Якобиной, - тоже. Частично сохранился кабак, а конюшня и псарня повышены в чине - там теперь живут люди.

В 1750 году, еще довольно молодым, барон вышел в отставку и уехал с женой в родной Боденвердер. Императрица Елизавета пожаловала его чином ротмистра.

Дома он зажил на досуге помещиком - благоустраивал усадьбу, ходил на охоту, принимал гостей. Гости, провинциальные дворяне, очень интересовались - как барон выжил в московских снегах. Также пользовался популярностью «звездный час» исторического Мюнхгаузена - несколько дней в обществе будущей императрицы. Но в основном застольная беседа состояла из охотничьих подвигов. И, надо полагать, тут-то барон и дал маху...

В один прекрасный день веселый немецкий журнал «Наблюдатель» опубликовал шестнадцать коротких историй, якобы рассказанных господином фон М-х-з-н. Такие буквенные загадки в восемнадцатом веке были в большой моде. Стряслась эта беда в 1783 году - барону, стало быть, исполнилось 63 годочка и он вправе был рассчитывать на спокойную старость.

Истории были совершенно анекдотические. В Германии такие байки назывались «шванки». Они известны начиная с раннего Средневековья. И кое-что, явно народного производства, неиз- вестный журналист приписал господину барону, выдав за его подлинные приключения.

Неизвестно, как отнесся к этому барон. Возможно, публикация была просто дружеской шуткой и он вместе с автором первый над ней посмеялся. Но журнал попал в руки человеку, которого позднее Мюнхгаузен считал врагом номер один. Это был Рудольф Эрик Распе, уроженец Ганновера.

Этот шутник служил профессором в Кассельском университете. Как на грех из коллекций, вверенных его попечению, исчезло несколько ценных экземпляров. Возможно, он сам их и продал, чтобы расплатиться с долгами. Ему грозила тюрьма - и он удрал в Великобританию, где не брезговал никаким заработком. Он-то в 1785 году и выпустил «Приключения барона Мюнхгаузена», причем на английском языке. И там такого наворотил, что только держись!

Он связал между собой шванки и охотничьи истории образом рассказчика и нанизал их на весьма конкретную биографию. Имя барона прозвучало полностью! И кирасирский ротмистр на старости лет стал персонажем.

А еще через два года Готфрид Август Бюргер перевел «Приключения Мюнхгаузена» с английского на немецкий, дополнив их, изъяв шуточки, понятные только англичанам, и подбавив чисто немецкой сатиры.

Барон прославился на всю Германию и пришел в ярость!

Вот чем обернулось его невинное застольное хвастовство...

А потом произошло то же, что с приключениями Гулливера, Робинзона Крузо и дАртаньяна. Книги, изначально созданные для взрослых, взяли да и ушли к детям. Из множества приключений лихого барона были отобраны те, что хорошо усваиваются младшим и средним школьным возрастом. Полет на пушечном ядре, к примеру. Или охота на диких уток при помощи кусочка сала и веревки. А сюжеты с пикантным привкусом тщательно кастрировались.

Помните, как Мюнхгаузен в конном строю штурмовал крепостные ворота? Как упала решетка и разрубила пополам его боевого коня? И Мюнхгаузен, не оборачиваясь, поскакал вперед на передней половине! Потом, когда его смутило, почему это лошадь пьет, пьет и напиться никак не может, он соизволил обернуться... В варианте для детей заднюю половину находят на лугу, где она мирно пасется. Как может пастись живое существо, не имеющее рта, чтобы щипать травку? Изначально все было куда физиологичнее - заднюю половину прихватили на горячем. Она завела себе гарем из окрестных кобыл...

Не только Распе и Бюргер откровенно валяли дурака под прикрытием баронского имени. Довольно скоро к ним присоединился некий проповедник Генрих Теодор Людвиг Шнорр. Его «Дополнения к приключениям Мюнхгаузена», изданные в 1789 году, известны меньше, а между тем он, похоже, единственный, кто действительно встречался с бароном в его германском имении и слушал его воспоминания о России и Лифляндии!

Именно в труде Шнорра впервые упоминается Рига. Но если вы думаете, что в связи с будущей императрицей, так ошибаетесь. В Риге молодой барон познакомился с трактирной служанкой, которая опустошила его кошелек и «высосала все жизненные соки». Несколько позднее Шнорр пересказывает воспоминания барона о неком празднике, в котором участвует ребенок, и этого ребенка Мюнхгаузен называет своим наследником. Судя по тому, что его брак с Якобиной оказался бесплодным, наследничек был незаконный. Возможно, он происходил от той самой служанки.

Понятие «Лифляндия» для Мюнхгаузена было безграничным. Судите сами. «...и в хорошем настроении я отправился в Лифляндию. Нарва была главным местом моего пребывания. Здесь мне очень нравилось, потому что в этой местности было много лесов, а в них можно было настрелять много лис, медведей и др.» Нарва - это вообще на крайнем севере Эстонии...

История женитьбы Мюнхгаузена по Шнорру ничуть не хуже прочих охотничьих приключений.

«Так случилось, что меня околдовали глаза одной милой девушки. Я не терял времени, чтобы завладеть ее прекрасным сердцем. Было убито несколько медведей - и родители, а также и девушка, стали ко мне благосклонны.

На второй день моего жениховства был день святой Анны. В левой щеке своей невесты я процеловал такую большую дыру, что она едва зажила через 6 недель. Свадьбу долго не назначали только из-за этого. От этого у нее остался шрам, как знак, хотя рана и зажила. Не целуйте, господа, своих красоток в день святой Анны».

Похоже, что исторический Мюнхгаузен действительно здорово влюбился в историческую Якобину и уже не придавал значения географии.

«В окрестностях Нарвы было много чибисов и, разумеется, много болот и заболоченных мест. Моя невеста больше всего в жизни любила яйца чибисов. Однажды я здорово забрался в самую топь, нашел множество гнезд с яйцами, опустошил их и положил в свою охотничью сумку. И вдруг я угодил в такое место, где сразу же, не понимая как, провалился по шею...»

Выбрался Мюнхгаузен из болота, ухватившись за собачий хвост.

А вот история более фантастичная, чем полет на пушечном ядре.

«Однажды (это произошло вскоре после моей женитьбы) жена моя выразила желание принять участие в охоте. Я поскакал вперед, чтобы высмотреть что-нибудь подходящее, и вскоре мой пес замер перед стаей в несколько сот куропаток. Жду я, жду свою жену, которая в сопровождении моего адъютанта и конюха выехала сразу вслед за мной, но никого не было не видно и не слышно. В конце концов я забеспокоился и повернул назад.

Примерно на полдороге внезапно до меня донесся жалобный плач. Казалось, плач раздается совсем близко, а между тем куда ни глянь - не видно ни живой души. Соскочив с коня, я приложил ухо к земле и тогда не только услышал, что плач доносится из-под земли, но и совершенно ясно уловил голоса моей жены, моего адъютанта и конюха. И тут я заметил недалеко от себя вход в угольную шахту, и у меня, к сожалению, не могло не быть сомнения в том, что моя несчастная жена и ее спутники провалились в эту шахту. Пустив лошадь в карьер, я понесся в ближайшую деревню за углекопами, которым после очень длительной и трудной работы удалось извлечь пострадавших из ямы глубиной в девяносто сажен».

Угольная шахта в Дунте - это почище нефти на латвийско-литовской границе! Впрочем, если бы барон задержался в Лифляндии чуть подольше, он бы и урановые месторождения открыл, и кимберлитовые трубки, полные алмазов. Не везет нам на баронов...

Час

Бачу Владимир

Барета Валерий

Вески Анне

Конт Эдуард

Тридворнова Татьяна


 


Рекламная служба

Русского Портала

Tel:

55 48810

 

E-mail:

info@veneportaal.ee


По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2006 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.