Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >>   Вернуться на главную журнала "Культура" >>

 

Культура речи: Фрагмент 6 

 

Добрый день, уважаемые читатели.
Начнём с проверки нашего маленького домашнего задания.

Как правильно: тапок или тапка, кроссовок или кроссовка, туфель или тУфля, а может быть туфлЯ? :-) Вопрос не праздный, род этих существительных нужно знать, чтобы правильно подобрать к ним прилагательные и глаголы. Как правильно: подошва лопнула у правОЙ кроссовки или у правОГО кроссовка, порвалАсь новАЯ тапка или порвался новЫЙ тапок? 

Тот, кто заглянул на портал «Грамота.ру», обнаружил, что в единственном числе слова тапки, туфли, кроссовки – это существительные женского рода. А значит, правильно говорить так: «У правОЙ кроссовки, порвалАсь новАЯ тапка». Запомнить род этих существительных очень просто. Они все женского рода под влиянием обобщающего, родового слова – «обувь», женский род которого нас совсем не удивляет.

Со словом «туфля» связана ещё одна проблема – орфоэпическая. Как правильно произносится это слово? Помните знаменитый диалог из фильма «Кавказская пленница»?

- Чей туфлЯ?
- Моё, спасибо.

Ни в коем случае не говорим так, как герои фильма. Словарь русского словесного ударения подсказывает: в форме единственного числа нужно произносить тУфля. Это вариант произношения сопровождается весьма категоричной пометой [НЕ тУфель, туфлЯ]. 

Внимательные читатели заметили, что на портале Грамота.ру информация о произношении этого слова в разных словарях разная. Такое бывает. Это у всех без исключения математиков дважды два – четыре, а филологи достаточно часто расходятся во мнениях по поводу того или иного слова. Большой толковый словарь идёт не в ногу (не в туфлю) с остальными и позволяет нам произносить туфлЯ, а в разговорной речи использовать это слово как существительное мужского рода - тУфель. Когда мы видим такую противоречивую информацию, нужно доверять словарю, специально созданному для фиксации правильного ударения. Только тУфля. 

Кстати, в форме родительного падежа множественного числа это слово тоже доставляет нам проблемы. Как правильно – у меня нет новых тУфель или новых туфлЕй? 

Как правило, слова, называющие парные предметы, в форме родительного падежа множественного числа имеют нулевое окончание: много сапог, чулок, тУфель. Но помним про исключение из этого правила – нет носкОВ

Совсем скоро, дорогие читатели «Русского портала» мы будем поздравлять друг друга с Рождеством и Новым годом. Поэтому сегодня мы не будем больше говорить о нормах, а поговорим о поздравлениях.

Корней Иванович Чуковский написал замечательную книгу о русском языке. Называется она «Живой как жизнь»
(Чуковский К. И. Сочинения в 2 Т. – Т.1. – М. , 1990. - С. 582.). Там он привёл пример поздравительного текста, который одна восьмилетняя девочка написала отцу:

Дорогой папа!
Поздравляю тебя с днём рождения, желаю новых достижений в труде, успехов в работе и личной жизни.
Твоя дочь Оля.


Автор комментирует это письмо так:

«Отец был огорчен и раздосадован: 
- Как будто телеграмму от начальства получил, честное слово!
Горе бедного отца мне понятно, я ему глубоко сочувствую, тем более что я получаю такие же письма. Письма добросердечные, но, увы, … почти в каждом письме … такие фразы: «Желаем вам новых достижений в труде», «желаем вам творческих удач и успехов...». 
Горько видеть эти стертые, трафаретные фразы…»

Такие стёртые трафаретные фразы, о которых пишет Чуковский, называются ШТАМПЫ. Штампы – это запомнившиеся слова, которые мы бездумно, не тратя фантазии и умственной энергии, повторяем. Но у слов этих от частого употребления стёрлось значение и потускнела эмоциональная окраска. 

Слова «здоровье», «счастье», «успех» - яркие, эмоционально-окрашенные, наполненные добрым, позитивным смыслом. Но… сейчас фраза «Желаем Вам счастья, здоровья, успехов в работе и личной жизни» стала штампом. В значение этих слов мы практически не вдумываемся, да и эмоциональный посыл, идущий от них, тоже уже не чувствуем. Получивший открытку с таким пожеланием вряд ли обрадуется и почувствует душевный подъём, да и поздравляющему один вред: не думал, не старался, не хотел порадовать человека словами, важными именно для него, – отделался штампом.

Очень хорошую иллюстрацию, помогающую понять, что такое штамп, я нашла в той же книге К.И. Чуковского. Пример, увы, совсем не праздничный, но зато очень наглядный:

«Хоронили одного старика. Каждый из надгробных ораторов начинал свою унылую речь одной и той же заученной фразой: «Смерть вырвала из наших рядов...» И мне подумалось, что тот древний оратор, который впервые произнес эту живописную фразу над каким-нибудь древним покойником, был несомненно человек даровитый, наделенный воображением поэта. Он ясно представил себе хищницу смерть, которая налетела на тесно сплоченных людей и вырвала из их рядов свою добычу.

Но вот двадцатый и сотый оратор, который произносит эту фразу как привычный, ходячий шаблон, не вкладывает в нее ни малейшей эмоции, потому что живое чувство всегда выражается живыми словами, хлынувшими прямо из сердца, а не попугайным повторением заученных формул. «Нет, — подумал я, — они не любили покойного и нисколько не жалеют, что он умер.»

Но вот попрощаться с умершим подвели его ближайшего друга. Он буквально ослеп от слез. Видно было, что горе у него непритворное. Встав у самого края раскрытой могилы, он молча смотрел в нее, потрясенный отчаянием, и наконец, к великому моему изумлению, сказал; «Смерть вырвала из наших рядов…» Вот до чего порабощает людей мертвая сила шаблона. Даже самое искреннее, свежее, непритворное чувство выражают они стертыми, стандартными фразами»

Речевые штампы выражаются, в частности, в том, что одни слова влекут за собой появление других, «парных» слов, «слов-спутников»: если «критика», то «резкая»; если «поддержка», то «горячая»; если «размах», то «широкий»; если «мероприятия», то «практические»; если «задачи», то «конкретные» и т. д. 

Произнося такие фразы, мы не думаем и не развиваем свою речь. Писатель Г. Рыклин в фельетоне «Совещание имен существительных» остроумно высмеял это тяготение к «словам-спутникам»: «В одно прекрасное утро, на лужайке недалеко от окраины, которая за сравнительно небольшой отрезок времени до неузнаваемости преобразилась, широко развернулись прения и целый ряд ораторов выступил со взволнованными речами, где были приведены яркие факты упорной борьбы имен существительных против шаблона. Получилась любопытная картина, которая не могла не оставить неизгладимого впечатления. Будем надеяться, что эта мощная волна протеста против однообразия прилагательных дойдет до литераторов, и они твердой поступью пойдут по пути улучшения своего языка».

К сожалению, штампы проникли во все стили русского литературного языка. Мы рассмотрели сейчас примеры использования штампов в публицистике, но они превосходно себя чувствуют и в деловой речи. 

Остроумные люди решили пошутить над теми чиновниками, которые в своей речи употребляют много общих фраз, штампов, и составили «Универсальный код речей». Объединив произвольно часть фразы из столбца I с любой частью фразы последовательно из столбцов II, III, IV, получите удивительный текст. 

 

Например:
Уважаемые коллеги, постоянный количественный рост и сфера нашей активности влечёт за собой процесс внедрения и модернизации направлений прогрессивного развития. Повседневная практика показывает, что постоянное информационное обеспечение нашей деятельности обеспечивает широкому кругу специалистов участие в формировании системы обучения кадров, соответствующей насущным потребностям. И т.д. и т.п.

Текст действительно удивительный. Звучит очень по-умному. Но что сказано? Ничего! Такая разновидность штампов называется «десемантизированная лексика». Десемантизация – утрата словом семантики, то есть значения. Приём десемантизации, к сожалению, очень любят многие российские чиновники, без конца говорящие красивые слова о модернизации, глобализации, структуризации… Но попробуйте спросить конкретно: «Что в результате модернизации системы образования получит мой ребёнок?» - и ответ Вы получите далеко не всегда. 

В газете «Санкт-Петербургские ведомости» был опубликован Краткий толкователь «уклончивых ответов». В нем вначале приводится ответ, бюрократический штамп, затем расшифровывается его истинный смысл. 
(Цит. по: Сергеечева В. Словесное каратэ. Стратегия и тактика общения. – СПб., 2002. – с. 103.)



Со штампами в поздравительных текстах боролся герой юморески Германа Дробиза: 

Поздравительные открытки Петя заполнял недолго думая: «Дорогой Сережа! Большого тебе счастья в Новом году!». «Дорогая Наташа! Большого тебе счастья в Новом году!». Но вот он задумался: по существу это бездумные отписки. Если я настоящий друг своим друзьям, то разве не ханжество — желать большого счастья тем, кто мечтает о маленьком? Разве не издевательство — отделываться общей фразой, когда хорошо знаешь, о чем конкретно мечтает твой друг? Решено! На этот раз друзья получат от меня искренние пожелания именно того счастья, за которым они охотятся.
· Дорогой Сережа! Сколько лет тебя знаю, столько ты мечтаешь уйти от жены.. Пусть Новый год принесет тебе желанную свободу. Решайся, друг! 
· Дорогая Наташа! Мне ли не знать, как терпеливо ты ждешь Сережу. Пусть сбудется твоя мечта! И еще. Ты вполне оправданно стесняешься своей фигуры. Желаю тебе в Новом году сбросить килограмм пятнадцать. 
· Милый Вовчик! Наш дорогой поэт! Всю жизнь ты мечтаешь написать хоть одно стихотворение, за которое тебе потом не будет стыдно. Пусть это произойдет в настоящем году! 
· Уважаемый Антон Григорьевич! В наступающем году желаю вам раз и навсегда вылечиться от запоев. Какое это было бы счастье!

Открытки произвели впечатление. Сережа действительно ушел от жены, прочитавшей Петино послание и устроившей грандиозный скандал. Но ушел не к Наташе и через три дня, жалкий и голодный, приполз обратно. Антон Григорьевич, получив открытку, ударился в небывалый запой. Поэт Вовчик ответил поэмой, в которой самым мягким выражением было: «Ты разве друг? Ты змей ползучий...».

Так Петя остался без друзей. Жалко ли мне его ? Еще как. Хотелось бы выразить сочувствие. Но я не сделаю ни шагу навстречу, пока он не извинится за открытку, присланную мне: «От всей души желаю, чтобы в наступающем году у тебя наконец проснулось чувство юмора». 

Герой этого текста забыл, что главная цель поздравительного текста – доставить адресату удовольствие. Но это был пример книжный, придуманный. А вот пример реальный: в петербургской газете «Дело» есть рубрика «VIP – рождения». Каждую неделю одни известные люди всенародно поздравляют других известных людей. Людмилу Нарусову (вдову Анатолия Собчака и маму Ксении Собчак) поздравляет Станислав Садальский: 


Людмила Нарусова
Член Совета Федерации РФ


Кандидат исторических наук. Член Комитета по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии; член комиссии по информационной политике. Имеет дочь.

Людмилу НАРУСОВУ поздравляет заслуженный артист РФ Станислав САДАЛЬСКИЙ:
- Дорогая Люсинда, Люсечка, Людмилка, моя самая золотая подруга! Я хочу пожелать , в первую очередь, всем найти такую, как ты. Каждому мужику необходима такая женщина, потому что за ней, за этим танком Т-34, чувствуешь себя безопасно и комфортно. Ты удивительный, прелестный, добрый, искренний человек – таких называют ископаемыми. Не обращай внимания на злопыхателей, которых пугает твоя прямолинейность, и на поступки твоей девочки Ксении (из-за которой у тебя полная голова седых волос). Знай, что в Москве я, Лариска Удовиченко и твои друзья всегда ждём тебя! С днём рождения!



Этот текст – хороший пример нарушения такого коммуникативного качества речи, как уместность. Женщине в день рождения сказали, что у неё полная голова седых волос, что вокруг неё злопыхатели, что поступки её дочери далеки от идеала. Газета распространяется в деловых кругах Санкт-Петербурга, в Законодательном собрании, в Правительстве города, то есть коллеги и знакомые Л. Нарусовой этот текст гарантированно увидят. Получит ли она от этого удовольствие? Не говоря уже о том, что слова - «Люсинда», «Людмилка», «Лариска», «мужик», «ископаемое», сравнение с танком Т-34 – мягко говоря, не совсем подходят к ситуации официального поздравления.

Так получилось, что сегодня мы говорили о том, как НЕ надо писать. И боролись со штампами и бестактностью. А вот в следующий раз мы рассмотрим, по каким законам строится хороший поздравительный текст, призванный доставить удовольствие и адресату, и отправителю. 

 

Спасибо.
Хорошего дня!
Наталия Ягинцева


Русский Портал. Культура

 

Отправь свой отзыв:  info@veneportaal.ee

  




     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2012 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.