полезные ссылки:  swedbank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь городской транспорт                


 
 

internet-журналы русского портала:                vene portaali internet - ajakirjad:

афиша

автоклуб

бизнес

политика

экономика

эксперт

недвижимость

путешествие

для детей

фотоклуб

вышгород

культура

internet-tv

компьютер

образование

здоровье

коньяк24

история

женский клуб

night people

бесплатные объявления

каталог компаний

архитектура & дизайн

знакомства

свадьба

shopping

ресторан

отель

реклама

партнеры


 

 

«ОН САМ - ЛЮБОВЬ!»
Сергей Черкасов читает Маяковского


Борис Тух


Решившись на концерт по стихам Владимира Маяковского, Сергей Черкасов шел на риск. Тенору не советуют браться за партии, написанные для баса или баритона. Черкасов по характеру своего актерского дарования может считаться тенором; его чтецкие программы строятся, за редкими исключениями, на творчестве авторов нежных, негромких, внутренне изящных – особенно хорошо он читает Есенина, Сашу Черного, Фета.


Маяковский – так уж мы привыкли считать – масштабность, накал, напор, взятая во весь голос басовая нота. Глыба – таким он виделся и самому артисту, когда тот не без опаски подступался к новой программе.


Зная, что публику надо с первых секунд представления брать за живое – хотя бы шоком! – Черкасов начал свой концерт «Разговором с товарищем Лениным»; стихотворением далеко не лучшим, но эпатирующим (полдела сделано!); зритель вслушивается в строки поэта и убеждается в его искренности. А заодно – в искренности артиста. 


Маяковского вводили принудительно, как картошку, -
сказал когда-то Борис Пастернак. 


И это было вторым его убийством. Когда, раздирая ложкой сомкнутые губы, в тебя силком вливают даже нечто безусловно полезное, ты сопротивляешься. Естественный инстинкт! Сталин объявил Маяковского лучшим и талантливейшим поэтом эпохи (вообще-то формулировку придумала Лиля Юрьевна Брик, Сталин прочел эти слова в ее письме – и авторизировал их). Эту мысль внушали насильно – в средней школе (а каков в массе своей среднестатистический учитель литературы, вы и без меня знаете!). И отвратили от Маяковского слишком многих. Еще в нежном возрасте. 


Правда, часть разочарованных чуть позже открыла для себя ранние стихи Маяковского. Его лирику, исповедь молодого, очень ранимого, очень зависимого от отношения к нему любимой женщины человека. Полюбив раннего Маяковского, они – для собственного успокоения – начали противопоставлять его позднему, автору огромных и неуклюжих поэм «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо».


Общим местом стало говорить о Маяковском его же словами – «становился на горло собственной песне». Не думая о том, что становился – добровольно. Веря в то, ради чего он, 

 

Лирик по всей строчечной сути

превращался в агитатора, горлана, главаря


Черкасов делает большое дело не только потому, что просвещает свою публику, возвращая ей лирику Маяковского, но и потому, что строит свою программу так, чтобы убедить в искренности поэта – искренности, неотъемлемо бывшей при нем даже тогда, когда он заблуждался. 


Качество редкое. Особенно в наши дни.


В самом деле – что благороднее: верить в иллюзию, ловко сконструированную систему ложных постулатов (а поверить в нее тем легче было потому, что при жизни Маяковского ложность эта еще не успела как следует обнаружить себя, зато немногие реальные преимущества ее было очень заметны)? Или верить только в то, что даже абсолютно серое и бездарное существо способно сделать неплохую карьеру, вовремя облизывая нужные gluteus’ы и проповедуя нечто отвратительное, но ласкающее сердце начальству? Например, призывая сжечь все русскоязычные вузы. 


Вопрос риторический. 


Артисту, конечно же, ближе Маяковский-лирик, такой, о котором Эльза Триоле сказала «Он сам – любовь». Свою программу Черкасов озаглавил «Л.Ю.Б.Л.Ю» (по мотивам кольца, на внутренней стороне которого Маяковский дал многократно выгравировать инициалы любимой женщины; с любой точки прочитывалось: люблю). 


Именно эти стихи (и поэму «Люблю») он читал с особой выразительностью. 


Как слушала публика?


Чаще всего – проникновенно. Но временами чувствовалось, что программа еще не отшлифована до конца, артист колебался: чему отдавать предпочтение, ритму или содержанию (а ритмика раннего Маяковского очень сложна) – и тогда стихи скользили по касательной к восприятию публики. 


Очень хорошо слушали ранние сатиры. Они порою попадали не в бровь, а в глаз. Например, финальные строки стихотворения «Внимательное отношение к взяточникам»:


Что нам деньги, транжирам и мотам!
Мы даже не знаем, куда нам деть их.
Берите, милые, берите, чего там!
Вы наши отцы, а мы ваши дети.
От холода не попадая зубом на зуб,
станем голые под голые небеса.
Берите, милые! Но только сразу,
Чтоб об этом больше никогда не писать.


В свете кризиса, падения жизненного уровня и повышения налогового бремени и зарплат государственным чиновникам и парламентариям звучит очень актуально!


Насколько удачно выбрано место выступлений?


Черкасов выступает со своими программами в кафе «Пушкин». Благодаря ему, оно больше оправдывает свое название, чем одноименное заведение, возглавляемое г-ном Красноглазовым и имеющее весьма отдаленное отношение как к Пушкину, так и к русской культуре вообще. 


Но стихам в этом помещении не очень уютно.


Несмотря на жару, народу на выступление артиста пришло много, в зале было душно, приходилось растворить окна, и шум улицы, дребезжание трамваев и прочее вторгались в зал и мешали. К тому же два работника кафе действовали медлительно (порою казалось, что они мешают друг другу), и пока они управились с продажей билетов и того минимума, который для приличия заказывали посетители, время шло – и концерт начался с опозданием почти на полчаса.


Да и вежливо ли по отношению к артисту и произносимым им текстам одновременно жевать и пить? (Зимой жуют более увлеченно, в этот раз жара слегка поотбивала аппетиты.)


Кафе - не единственное место, в котором выступает Черкасов. Он приходит со своими чтецкими программами в школы. И там, куда его приглашают, старшеклассники получают возможность шагнуть за пределы унылых и бездарно составленных под эгидой нашего неподражаемого минобраза и т.н. «Таллиннского университета» учебников русской литературы. 


Но ведь есть еще столько мест для выступлений. Есть КЦ «Линдакиви», где можно проводить подобные концерты – если бы только руководство «Линдакиви» сумело организовать рекламу!



Русский Портал. Литературная Эстония

 


По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.