Поэзия   Проза    Публицистика

Литературная студия   Библиотека   Книжный магазин

 

 

 

 

Станьте спонсором наших публикаций

 

 

На этой странице

 

 

 

 

 

Юхан Вийдинг

 

 

 

 

 

 

Вернуться к выбору автора>>

 

 

 

Ты вели земле открыться

 

15 лет назад

Он понял, что он дома,

в том доме номер пять,

где был карниз фигурный

и этажей ровно пять.

И в комнате и в кухне

было ему тепло,

хоть прогнили балки,

треснуло стекло.

И все же он был дома,

мог выйти на балкон.

..Когда пришли работяги,

не услыхал сквозь сон.

Он, как всегда, проснулся

утром в пять часов.

Открыл он дверь балкона

утром в шесть часов.

Открылась дверь, как прежде,

шагнул он в пустоту.

На улице его нашли,

и камень был во рту.

***

Ты вели земле открыться,

отпустить вели,

все слова умрут, а ты

встанешь из земли.

И пойдем под звездопадом,

в этот звездный час

телом, духом, всем составом

ты похож на нас.                                  

Или правда это слезы,

небо кормит их?

Это правда, это звезды,

триллионы их.

***

Январский вечер; замело дороги,

твое лицо под незнакомым гримом,

и мы, едва передвигая ноги,

бредем по лесу, словно пилигримы.

Вдруг - телевизор на снегу, и на экране

песчаный берег, пальмы, виллы, лимузины,

под ними заграничные названья,

какие-то нью-йорки, варны, вина...

Ты замираешь посреди дороги,                         

ты смотришь чудное кино, лишаясь воли.

Я тереблю тебя за плечи; стынут ноги,

но ты не чувствуешь ни холода, ни боли.

Ты остаешься так стоять, а я бегу,

бегу, и остаешься ты в снегу.

Метель укутывает все со всех сторон...

Так до весны нам снится этот сон.

***

Есть чудная в небе страна, 

закатный взгляд из-за туч.

Граница ее видна —

косой сверкающий луч.

Кивилиннаские хайку

Япония далеко

Эстония еще дальше

говорят ветры

пишу мало

после еще выбираю

что показать

после еще разберутся

что я увидел

Молитва

О, я думал, что успею

записать все главное!

Милый Боже, дай скорее

передышку в плаванье,

сократи паденье в бездну

и продли молчание,

благодарственной молитвы                      

тихое звучание.

***

У маленьких домишек

высокая душа:

строгий и свободный строй

крестьянского уклада.

Сам оттуда вышел,

этим жил, дышал.

Что это такое, мне

объяснять не надо.

Сразу вспоминаются

земли Пюльме, Ресту,

старый хутор Каспре,

Кяэрику и  Пэка.

Все дворы, где так чисты

хлеб, вода и  мэка.

Перевела с эстонского

Ольга Титова

Таллинн, 1998 – 2001

 

От переводчицы.

В те недели - конца февраля - начала марта 1995 года - практически все газеты, эстонские и русские, напечатали последнюю прозаическую миниатюру Юхана Вийдинга, его поэтическое завещание, связанное с печально известным экстремистским лозунгом “Эстония - для эстонцев”. Комментировать это, как и сам последний творческий акт Вийдинга - его добровольный уход - я не вижу смысла. Разумеется, в который уж раз чествовали мертвого поэта, но так уж случилось, что именно тогда он был подарен мне - и, думаю, многим другим тоже. Ибо к этому времени уже была издана на русском языке его книга  “Спасибо и пожалуйста” (Москва, 1985), переведенная двумя замечательными, хотя и очень разными мастерами - москвичом Алексеем Королевым (с подстрочника) и таллиннцем Светланом Семененко.

Меня поразило лицо Вийдинга на фотографии в газете - такое тонкое, одухотворенное, такое - лицо души! Внешность и сущность в нем, казалось, слились нераздельно. Конечно, я обрадовалась и была польщена, когда Светлан Семененко подарил мне сборник “Ma olin Juri Ьdi” (“Я был Юри Юди”); и, конечно, на меня произвела огромное впечатление фотовыставка в подвальчике бывшей городской тюрьмы, содержавшая несколько  малоизвестных снимков молодого Вийдинга в гостях у молодого же художника Леонхарда Лапина. Но по-настоящему открытие произошло чуть позже, когда, повинуясь какой-то необъяснимой потребности и не вылезая, честно признаться, из словаря, я начала знакомиться с оригинальными текстами - и открылся поэт. Это были стихи на чужом языке, а иногда и “чужого” содержания - и в то же время какие-то глубоко родные, понятные, через них легко открывался малознакомый доселе “параллельный” эстонский мир и усваивался язык. Вийдинг был “моей интеграцией”, после него я уже не могла говорить, как раньше, что родилась в Таллинне случайно. Ощущение было такое, что его, эстонца, я понимаю лучше, чем иных русских, что он говорит на более моем языке - поэтическом, конечно. Дело, разумеется, не во мне: думаю, так всегда бывает, когда встречаешься с настоящим поэтом. И первым делом захотелось поделиться - чтобы его прочитали по-русски, чтобы прочитали больше. А потом началось какое-то самозабвенное изучение всего подряд - архивов, статей, воспоминаний, знакомство с вдовой Вийдинга Рийной, его матерью госпожой Линдой  и его сестрой Мари Таранд (хочу здесь высказать благодарность Рийне и Мари, подарившим мне кассеты с песнями Вийдинга, одну в его собственном исполнении,  другую - записанную в память любимого дяди четырьмя племянниками-музыкантами, сыновьями сестер Мари Таранд и Анни Креэм - ведь Юхан Вийдинг был, говоря на нашем языке, еще и бардом, многие свои стихотворения он положил на музыку и пел). Одним словом, погружение. Все это очень помогло переводить. И все-таки не в этом было главное.

Мне не посчастливилось увидеть Вийдинга на сцене; по отзывам и рецензиям на его постановки и отчасти по фотографиям, которые мы с моим другом и незаменимым помощником Кириллом Немировичем-Данченко разыскивали и собирали в архивах Эстонского музея театра,  могу понять, что это был интересный, неповторимый актер; насколько талантливый - я судить не вправе, мало разбираясь в театре; но вот место его в поэзии, думаю, что не только эстонской, для меня очень значимо.

Изучив каждое слово его текста и зная общий контекст его творчества, можно переводить не отдельное стихотворение, а автора в целом. Естественно, это состояние, к которому я стремлюсь, но не считаю достигнутым! Иногда лишь случаются счастливые моменты, исключения, и тогда, кажется, получается перевод - стихи, а не их суррогат (и автор, а не я).

На эстонском языке Вийдинг выпустил в общей сложности 9 сборников; прижизненные маленькие книжечки стали библиографической редкостью, иногда можно встретить их в библиотеке или в лавке букиниста; все вместе они представлены в посмертном издании “Juri Ьdi ja Juhan Viiding. Kogitud luuletused”, вышедшем в 1998 году, когда Вийдингу могло бы исполниться 50 лет, с подробной вступительной статьей Хассо Крулля.

В эту подборку включены стихотворения, которые еще не переводились на русский язык.

Благодарю тех, кто помогал мне в работе (еще только начинающейся и оказавшейся трудной) своим знанием эстонского языка, эстонской поэзии, теории и практики перевода: Бориса Балясного, Романа Калласа, Теэта Калласа, Светлана Семененко.

Ольга ТИТОВА

 

 

Читателей считает:

 

 

 

Copyright © Veneportaal! Inc. All rights reserved.

Все официальные права на торговую марку Русский Портал принадлежат Эстонско-Чешской торгово-промышленной палате.

Какое либо цитирование информации допустимо только со ссылкой на первоисточник.

Все вопросы и замечания направлять по info@veneportaal.ee или по тел + 372 55 48810