Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Главная Русского Портала >> / Все сказки Старого Таллинна >>

 

Королевство кривых осин

 

Иоганн-Севастьян Чижов

 

Необходимое предисловие

«Давным-давно, жили-были...» - так начинаются многие сказки. И даже есть пословица: «Сказка – ложь, да в ней намек: добру молодцу урок». Или курок. Или плевок. Тут как повезет. Или не повезет.

Всякие писатели, вроде братьев Гримм или Толстого Алексея, а также Гофмана и Арины Родионовны (спичрайтер Пушкина Александра Сергеича), ну и прочие Иваны Бажовы, брались сказки сказывать не просто так. 

Они сильно хотели разнообразить нашу действительность и отвлечь внимание трудящихся от забастовок и борьбы рабочего класса против капитала. Врали при этом безбожно. Им киосков было жалко и прокладок, вот они внимание байками и отвлекали.

Мы решили с этим наследием немножко подискутировать. Надо же ясность внести! Вот вам только несколько разоблачений «чудес» и всякой брехни, которая в сказках наворочена. 

Возьмем к примеру Курочку Рябу. Про Колобка потом.

Живут двое пенсионеров. Дед и баба. Живут долго и плохо, и всю жизнь мечтают о халяве. За долгие годы никчемушного существования не скопили ничего. 

Ну, угнетали их там, всяко притесняли, вот они и не скопили. Живут где-нибудь в Мяэтагузе в Ида-Вирумаа или в Кукрузе, а то и в предгорьях Мунамяги. 

Из всего племенного скота имели только одну курицу. И она несла им яйца. 

Заметьте первое брехло: петуха нет, но курица несет яйца. Курицу звали Ряба. Она же не дева Мария, «без искуса мужеска зачавшая». Ей все же какой-никакой паренек нужен для несения яиц. 

Значит, что? Значит, ее подсовывали какому-то соседскому неразборчивому в связях молодому кукареке. То есть, лезли в банк, пусть и спермы, но чужой! Совершенно, как наш Äripank, но наоборот.

Разоблачаем дальше. Наступает момент «бинго». 

Ряба рожает золотое яйцо с пробой и всеми делами. Откуда?! Почему?! Фаберже еще даже не родился и отцом признан быть не может! ДНК брать практически невозможно у товарища Фаберже. Курица молчит, квохчет только.

Вы понимаете, что значит в те времена яйцо из золота? Барин заинтересуется. А не барин, так налоговая. Вопрос, что хуже. Но, если с умом, если расколоть или распилить, как Паниковский с Шурой пилили гири Корейко... По кусочкам... То можно не только новые лапти купить, но также корыто-самостирку или съездить в Болгарию на неделю.

Разоблачение продолжается! Дед бил-бил, не разбил. Баба била-била, не разбила. Мышка-норушка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. Проблема акцептирована!

И теперь представьте себе: дед плачет, баба плачет. Хотя сами хотели яйцо раздербанить для продажи знакомым ювелирам.

И Ряба их утешает. Она преподносит им идею в дальнейшем не иметь дела с неродившимся Фаберже, а только с петухами. И нести яйца не золотые, а простые, размера L, по 19 крон десяток.

То есть, сказки народ если и сочинял, то просто беда. Никакого понимания реалий.

Мы решили поступить иначе. Наша страна похожа на лес, как лес похож на нашу страну. И события в нем бывают настолько сказочные, причем каждый день, что не начать цикл современных сказок было бы с нашей стороны просто разгильдяйством и большим упущением.

Только сказки наши будут иметь под собой совершенно реальную основу. Потому что в нашем Королевстве растут такие кривые осины, что не описать их просто невозможно. Никак нельзя пройти мимо. В слове «описать» ударение на последнем слове. Потому что это лес, а не лифт в подъезде без кодового замка. 

Простите за долгое вступление. Пора переходить непосредственно к широким мазкам описАния нашего Леса...

Носороги, Белки, Медведи, Львы, Зайцы и Скунсы

Хочешь – верь, а хошь – проверь, только в наших полусредних широтах проживают самые разные общественные животные. С виду люди, внутри Хэллоуинн.

Есть Носорог. Недавно его бывшая Носорожиха решила: «Будя! Навоевалась!» - и поехала аж в Главный Евролес представителем нашего осинника.
Она утомилась. Потому что все-таки Носорог мужик непослушный, норовит боднуть. И все напролом, и все за юными лебедушками гоняется, ломая кусты и топча щавель. Набегается, одышка, постельный режим... А она ему судна носи! И ладно бы только носи, но и выноси тоже! А он ведь Носорог, он по-маленькому ходит, как стая макак по-большому.

Отойдет маленько, а потом в гору лезет, на Тоомпеа (есть у нас такая третья по росту гора после Мунамяги и Джомолунгмы).

А зайцы-русаки, которые трын-траву косят на поляне, а потом ее курят, называются, извините за выражение, «электоратом». И Носорога обожают до прямо-таки остервенения. Ибо он добр к ним. На словах. Ну, они его и избирают на Главной поляне первым парнем. 

Белки сидят у себя наверху, в дупле на Тоомпеа, грызут ядра – чистый изумруд, пометом и стрекотом заячьего любимца обдают, а тому хоть бы хны.

Он вот поехал к соседу Медведю и завел с ним дружбу, чем зайцев к себе расположил. Хотя Медведь как раз зайца, если что, вполне с шерстью и кишками употребляет за милую душу.

Белки, видя такое дело, обратились к Охотникам. Есть такая Страна Соединенных Охотников, далеко, за синими морями. У них там хитрые парни сидят, как на медведей охотиться - знают. И присылают инструкцию, как Медведя из соседнего Леса если не изничтожить, то хоть шерсть ему маленько попортить и настроение.

Инструкция в переводе звучит так.

«Совершенно секретно. 

Как правильно охотиться на Медведя.

Покупаешь 20 банок гороховой каши, идешь в лес, открываешь, бросаешь в берлогу. Если медведь тупой (90% случаев), он сразу все сжирает. Если умный (10%) - спросит, от кого подгон, скажешь "Гринпис" или "Единая Россия", у него больше вопросов нет. Каша нужна для «Газпрома», он в кишках у Медведя газ производит.

Сидишь у берлоги тихо, ждешь, когда он там загазуется до посинения. Как только возле берлоги от газа завянет первый подснежник, - бросаешь в берлогу спичку. Соскребаешь хорошие куски с деревьев, уносишь. Или убегаешь от горящего медведя, как повезет...».

Белки прочли, но пожадничали и гороховой каши не купили. У самих сорок крон зеленого гороха кило стоит на базаре. Так что пока только лущеными пустыми шишками кидаются в Медведя.

А Носорог улыбается. И к медвежатам своих племянников на озеро посылает. Акция назывется «Селигер ком Селигер». А там, конечно, белок и их друзей не любят. Все войны прошлые забыть не могут. Ни Троянскую, ни Отечественную 1812 года, ни даже Куликовскую битву. Ну и сляпали на скорую руку головы главных белок и их соратников. И на палки насадили. Как инки в утро стрелецкой казни. А носорожата приехали и стали в «Лесной газете» писать заметки фенолога: мол, как там у них на озере классно и политкорректно.

А тут – ффуххх! – медвежата вслед такую подляну. Это вам не горох, это никакой противогаз не сработает. 

Теперь немножко о зайцах. Они вроде мелкие, но их много. Как они проголосуют, так и будет. Кто больше зайцев отловит в свои сети, тот и выиграл. 

Дети Носорога ловят их обещаниями морковки в больших количествах и даром. Не дают потом, говорят, неурожай, подождите чуток. Но зайцы верят.

А вот один самый Заводной заяц, он в дупле старого клена живет, так он методику придумал. Спрячется, бывает, на время в ночном, дозором обходит владенья свои и посматривает, где русаки недовольные. И собирает недовольства и колдовским методом делает из них мышеловки. На зайцеловки у него денег нет. Ни Медведь не дает, ни беличьи полицаи. Он вот что придумал. И мэйлом сделал списку зайцев-соратников рассылку:

«Покупаешь мешок соли, ходишь, солишь везде траву. Заяц-русак нажрется, начинает бегать на водопой. 

Примечаешь его тропинку, ставишь на ней мышеловку. Заяц с мышеловкой на ноге бегает уже медленней, с двумя мышеловками еле ходит, с тремя сидит плачет, свободной рукой показывает, что сдается. 

Подходишь, надеваешь ему четвертую, связываешь руки ушами, несешь домой. 

Дома показываешь ему духовку и даешь почитать, за кого голосовать. Если заяц тупой (70% случаев), то туда ему и дорога. Если умный (30%) - то будет плясать тебе вокруг елки и стучать лапками в барабан, сколько надо. Дашь потом морковку, отпустишь. Или в духовку. Если плохо вокруг елки плясал». 

Но способ дорогой. Отлавливает обычно Заводной своих соплеменников штук тысячу. Против Носорога Заводной что плотник супротив столяра.

А еще у нас был случай с престарелым Львом Юркой по фамилии Рябинкин. Он когда-то был сатрапом и всехней грозой: Департамент удушения свобод возглавлял. А потом подался в социалисты. Но сменить политическую ориентацию – это вам не пол поменять, тут надо что-то ампутировать такое, чего потом не пришьешь.. Немножко поработал с белками, а после – переплет. Выпихнули и отправили в страну забвения. И побрел себе Юрка-лев, куда глаза глядят. И тут сюрприз.

Лев упал в ловчую яму. А там кого только нет. Отбросы общества. Отстойник! 

Все притихли. Хотя до этого там был натуральный бардак и членовредтельство. А верховодил – не поверите – тот самый заяц. Потому что не простой, а русак. Руководитель электората. Он спал, когда лев рухнул. Лев с перепугу, что попал, пукнул. По-царски – обильно и громко, как в Департаменте, бывало. 

Заяц, спросонья: «Кто навонял!?» Лев: «Я». Заяц, открыв глаза и не меняя тона, выставляет большой палец: «Запах – во!» Так Рябинкин в яме стал главным.

Но на следующий день упал сверху мелкий зверек. Меньше русака раза в три. И со страху напустил такого амбрэ, что у всех аж в зобу дыханье сперло. Лев, гневно: «Ты кто!?» Зверек, нервно: «Скунс я». Лев, гневно: «Где ж ты раньше был!? Запах – во!!!» Так скунс стал помощником Льва на окладе, плюс премиальные. Потому что ночью шепнул, что его Носорог подогнал.

А когда пришли охотники и достали всех из ямы для предания смерти, вперед вышел скунс и вежливо попросил не делать этого. Охотники охотно согласились и быстро ушли, сославшись на неотложные дела на Тоомпеа.

А Льва сделали заместителем Носорога. Он теперь вместо удушения свобод главный над компостерами в лесном общественном транспорте. Белки, сволочи, на удочку не попадаются: ездят себе на «Лексусах», а в транспорт ни лапой, хитрые, бестии.

Вот такие размашистые импрессионистские мазки на картине нашего Леса. Чтобы вы поняли, как и кто у нас тут против кого дружит. 

Конечно, Алексей Толстой по хорошей большевистской привычке скоммуниздил сюжет про Пиноккио у итальянского писателя. Только концовку цензура выгрызла. А концовка там про Буртаино такая.

Дом. В очаге догорает Буратино, в котле варится суп из черепахи Тортиллы, на полу лежит ковер из пуделя Артемона, к стенке прибит за рукава Пьеро, на кровати валяется изнасилованная Мальвина. Посреди комнаты сидит папа Карло смотрит на все это, покручивая золотой ключик на платиновой цепке:

- Это. Просто. Праздник. Какой-то.... А все начиналось с простого полена и алкаша Джузеппе. Судьба! Великая вещь.

Он не догадывался, что у дверей уже стоят волки в овечьей шкуре из того самого департамента, начальником которого два срока был Юра Рябинкин, лев, сменивший политический пол...

Наверное, цензоры еще в прошлом веке догадались, что речь идет о Барсуке по кличке Виллу.

А следующая сказка будет уже вовсе не размашистой, а выписанной буквально в стиле капиталистического реализма. И называться она будет «Голубое сало и желтая струя». Потому что «Лесная газета» с дуба рухнула... Железный Дровосек на поверку оказался Страшилой, набитым трухой и соломой. И это очень смешная сказка, вполне достойная Шуры Каретного!


Русский Портал

Пришли свою сказку на Русский Портал:  info@veneportaal.ee 

 










     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.