Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Главная Русского Портала >> / Все сказки Старого Таллинна >>

 

На большой дороге жили носороги

Ужастик наяву, автор сценария и режиссер Джеймс Померон

Часть первая

Тихое осеннее утро в сосновом лесу. Паутина в слезинках дождя. Ухает выпь на болоте. Громадные мухоморы путаются под ногами.

Вялый от недосыпа муравей тащит еловую иголку на утепление муравейного товарищества. Сорока, невнятно стрекоча радостную песню, несет в клюве сверкающий евросент с контурами Леса – стырила из любви к блестящему и готова к переходу на новую валюту.

Три Медведя развлекаются в поисках грибов и человеческих парочек, чтобы сказать им незабвенное «Превед». Грибов тучи, парочек утром в осеннем лесу, да на сырой траве – раз-два и обчелся, да и те просто похмелиться после выходных забрели, а вовсе не чтобы то, о чем вы подумали.

Практически – идиллия. Но это с виду. Потому, что по углам и закоулкам, по лихим-кривым тропам и топям ходит-бродит всяческая нечисть. Не честный хорек, не смелый петух-тетерев, не подлая даже лиса. А всякие недобитые оборотни, вервольфы под видом волков, Ведьмы косматые, один глаз фанерой забит, второй соломой заткнут, а нога – костяная, волшебный протез.

И сама коленками швабру зажимает.

То есть, живет в Лесу нечистое племя, от которого и пошло выражение «брать на лапу». Как вода, которая везде дырочку найдет, вползает темными ночами в ваше доверие это племя, украшает спящие уши ваши лапшой с кетчупом, медом осиным залепляет очи, травой-болиголовом вас опаивает.

Кадр следующий: солнце закатилось, покрапал дождик, зашуршали гадюки, запели хором лягушки вечернюю молитву богу Тритону, махнула на охоту за зайцами Сова, и вот как раз возле полуночи начались наваждения.

Как репетиция Хэллоуина.

Часть вторая

Сидят себе вокруг поляны под дубами-колдунами зайцы, косули с серебряными копытцами. В небе редкие звездочки считают, рассказы слушают по Эху... Эхо им рассказывает, как тяжело быть зайцем в нашу трудную эпоху, о бескормице и бесправье... О море и болезнях, в которых Лев виноват. О засухе и ливне одновременно, в которых всегда виноват Лев. Потому что, а кто же еще?

И вдруг нежнейший ангельский золотой голосок раздался:

- Позвольте рассказать и о себе.

Осветилось все кругом неземным мерцанием, обмерло травоядное племя, даже курить и пиво пить перестало на миг.

Возникло златовласое существо в белом, а за ушами его прекрасными белое колышется: «Крылья! Ангел! Ипонский городовой!», - ахнули травоядные.

Доверчивое племя!

- И я была девушкой юной, сама не припомню, когда, - сообщило существо. – Я дочь молодого колдУна, и этим родством я горда. Но злюки подлые обломали мне ангельские крылья... – тут крылья с деревянным стуком упали оземь и рассыпались трухой, изъеденные червями древоточцами.

Поднялся зловещий клуб зеленой пыли с желтыми крапинками в форме клевера.

- Гааа! Агааа! – крикнула в ночи среди высоких деревьев ворона. – Грааа!..

- И я не могла более летать. И глаза я выплакала от горя, - очи тоже перестали сиять синевой, а зажглись они красным цветом, да в каждом вместо зрачков появились знаки.

Всмотрелось племя, а там... В правом – серп желтый острый, а в левом глазу молот ведьм.

- Ууфф, - вздохнуло травоядное население. – И что же это тебя так довело до жизни такой? И как ты облик ангельский принимаешь, ежели изуродовали тебя?

- А это темные силы, которые нами управляют. И теперь мне приходится летать на метле!!!

И швабра меж коленок замаячила. Приподнялось жуткое существо над землей на метр, превратилось белое одеяние в заплатанное рубище. И оттуда Ведьма (а это была как раз она, вы не ошиблись) заговорила:

- Лев – вот кто всему виной. И его команда. И волки, и все прочие. Длинноухие, конечно, и ваш Длинный Клык, мерзавец. И все, кто в замке на горе живет – подонки в кубе. И сами вы народец бессильный и трусливый. Медведь вовсе забыл о наших нуждах, к зиме готовится. Ай, да что говорить, сами знаете...

- Да уж знаем, - сказали в толпе и закурили снова травку. – И Носорог тоже. Бежит, дороги не видя, топчет нас.

- Вот! – говорит колдунья. – Вот! Я тут вынужденная с вами согласиться безо всяких сомнений. Носорог, конечно, тот еще тип, но таки получше будет, он же вам все-таки брат, товарищ и друг. Не виноватый он, что такой большой. Ну, мама таким родила! Эх, братишечки, зайцы-матросики, пролетарии вы мои, Носорог, конечно, зло, но зло с мааааленькой буквы «зэ». А из ста зол выбирают самое маленькое, хотя ростом большое. Ну, а вскорости выборы в наше Лесное собрание. Так давайте выберем маленькое зло, пусть и с большим рогом! Чем вот этих вон терпеть, ведь силушек уже просто нету! И ведь это только с помощью Носорога и его доброты я становлюсь ангелом хоть ненадолго...

- Нету сил, - печальным эхом отозвались зайцы, мыши, суслики и косули, и лоси, и лягухи, и остальная безобидная фауна. – Сволочь он, но да уж так и быть, кричать его в главные на Гору! Все на выборы!

- И ведь что главное, черт мне судья, если совру: Носорог мяса-то не ест. Травоядный он!!!

- Ура! Венчать его на царство!

Часть третья

Откуда ни возьмись, бабахнуло страшно за шестым муравейником слева, народ к земле прижался от страха, а это в небе цветком расцвел салют в виде надписи: «НАСАРОГ – МЫ В ТЕБЕ ВЕРИМ!»

Очень восхитительно.

Второй раз стрельнуло, уже не так и страшно: «ДА ЗДРАСТВУЙЕТ!»

Ликование. Зажглись фонарики по полянке, тролли маленькие с волосатыми ушами и длинными костлявыми руками выкатили бочку зелена вина. Леденцы на спинах мышки-полевки в огромную кучу свалили, слепые кроты ведут запись сторонников «Нашего меньшего зла». Тут и каток трехколесный выехал, а на нем сам Носорог в светящейся куртке, да с флажком. И начал тут же у всех на глазах ямы на заячьей тропке лепехами асфальта заделывать.

Хорошо погуляли.

Только вот незадача случилась вскорости. Поназаписывались было в сторонники, думают, выберут Носорога главным, так сразу и воссияет все вокруг и будет счастье на века. Он и так на Главной поляне рулит, а как в Замок попадет, так весь Лес заблагоденствует.

Ходят наши охмуренные, подмигивают друг дружке, ушами по спине дружески похлопывают, мол, погодите, зубастые, выборы скоро.

И – ррраз! То одного дружка Носорога волки за загривок берут, то другого. Потому что служивые носорожьи ребятки пятую лапу отрастили – для подношений. Она им даже ходить мешала. Волочится между задних лап по земле, аж неприлично, некоторые родители были недовольны, что дети такое видят.

Зайцы ушами хлопают, но читают грамотки берестяные. Дескать, а все равно зло-то меньшее! И все равно во всем виноваты все, но только не Носорог.

Бах, а время летит. Ангелы с деревянными крыльями уже во все газеты пишут, что настало время сбросить иго... Ну, и так далее, все, как у людей.

Часть четвертая

И однажды ночью раздается набат. Все на выборы. Пошли.

Снова пиво-леденцы, флажки-салют, обещания-карусели, дрова на зиму и дармовая картошка за двойным оцеплением. Проголосовали.

Подсчитали голосишки. Несомненно, Носорог победил. Ликует Плоскогорье. Поют леса и равнины. Со скарбом тянутся обозы с тоомпеаской горки, белки так и сигают вон отсюда.

Часть пятая

И наступила ночь. Отпихнул рогом двери избранник, и вошел в Замок.

Захлопнулись двери сами. Тишина. Темно. Пусто. На Длинной Башне в зубцах ветер осенний свистит. Оробел избранник. Снаружи сторонников море, а тут он один.

Пошел искать свой кабинет. А замок-то с привидениями, плохая у замка история. Носорог думает: «А я большой! А мне плювать!» Топ-топ, топ-топ наверх. Взошел по винтовой на второй этаж, отдохнуть остановился.

«Топ-топ, - слышно снизу. Топ-топ...» И тишина. Эхо, что ли. Главное – света нет. Только от полной Луны дорожка тянется поперек паркета.

И подрагивает. И слышно: «Топ-топ-топ...» Личности какие-то в шляпах и без, лысые и косматые, в пиджаках и фраках, с саблями в военной форме. Шевронами сверкают, погонами блестят, ленты поперек груди, ордена, лампасы, сапоги лаковые...

А лиц не видно, как в тени все. Зубищи только сверкают. Черепа, одним словом. Желтые, отполированные, как из слоновой кости. Но с усами и бровями. И морозный воздух от них, холод замогильный.

Расселись, полукругом встали, по углам рассовались, пустыми глазницами на Носорога уставились.

- Так вот ты какое, маленькое зло... Видывали мы и большее. Ты даже не смешной...

Голоса вроде как вокруг, из ниоткуда.

- Ты не бойся... пока... ты отвечай.

Кожа у Носорога толстая, оттого по ней мурашки величиной с теннисный мячик забегали.

- А скажи по чести, по совести, Носорог, ты вот с нами, бывшими правителями этого Леса сейчас говорить будешь, ты в самом деле решил, что так уж все можно затоптать и под себя подгрести? И все минувшие времена вот так просто отодвинуть и по нашим костям пройтись? Не думал ли ты, теплокровный, о прахе, в который сам обернешься? Что камнем в пыли, булыжником в древней мостовой станешь? Мироздание перевернешь? Конституцию наизнанку вывернешь?

...Бог весть, но грянулся отчего-то в обморок несравненно большой и сильный избранник зайцев и мышей.

Часть шестая

Утром пришел в себя. Три дня молчал, к ликующим в собрании единомышленникам не выходил. А как вышел, так сказал:

- Лес стоял, стоит, стоять будет. Макияж наведем. Кустики подстрижем. А всему остальному оставаться, как есть. Да... и этих... зайцев там, сусликов... послать по домам до следующих выборов. А если кто интеллигентный сильно окажется и станет вспоминать обещания, так вы ему Грибоедова напомните:

«...Я вам

Фельдфебеля в Вольтеры дам.

Он в три шеренги вас построит,

А пикнете – так мигом успокоит».

 

В общем, брысь по домам, нам делами пора заняться.

Сидит себе снова все это сборище будущего жаркого на полянке ночью. Головами качает. Молчат. Курят. Слышат, сверху вроде как шумок какой. Задрали головы: а там те самые валькирии с метлами и ступами летят стаей в соседнюю страну.

- Кто ж вы есть, обманщицы? – жалко вскрикнул старый и самый глупый заяц.

- Идиот, - отвечают ему сверху насмешливо. – Пиар-команда! Наддай пару, сестренки!

И умчалась с визгом безобразная толпа, как и не было ее сроду.

- Значит, опять послаблений не будет? – спросил себя же старый заяц. – А вообще-то, на что они нам? Только б на водку цена не поднялась, Леший меня оборони, с Носорога станется!..

Кадр последний

Той же ночью Типография. Станок выдает ленту «Бизнес Лист». Розовая бумага. Объявление на первой полосе: «Для сохранения здоровья народа и повышения его благосостояния акциз на травку и морковку, на водку и дым из труб зимой поднять в три раза...»

Русский Портал

Отправь свою сказку на Русский Портал:  info@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.