Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Главная Русского Портала >> / Все сказки Старого Таллинна >>

   

Нищие гоп-принцы

Робин Вери-Бед

Жило-было наше королевство, как и всякое обычное. Мусорщики мусор убирали, возницы возили, мельники мололи, пивовары пиво варили, мытари собирали с них за это налоги, швеи шили, дамы гуляли вечерами по променадам и бульварам с кавалерами, молодежь целовалась, цветы цвели и пахли липы.

На каждом углу стоял грозный полицейский и смотрел вокруг. Было покойно и имело место быть благорастворение воздусей.

Только вот один сморчок-старичок, родственник некоей Кассандры, мышь такая пыльная, сидя в своей каморке, кряхтел и пророчествовал: «Беда, коли тишина и хорошо, так нельзя, чтобы все было хорошо, неправильно. Вон в прошлом веке как кинулися все грабить, да к стенке ставить, если думать смел или калоши кожаные носил, али газетки почитывал... Взяли все, да поделили. И нечего было разглагольствовать. А то улицы аж мыть начали, оттого и дух здоровый, ядреный, народно-портяночный чуть совсем не вывели. Так, холера ясная, интеллигенция вовсе расплодится...»

Вот так он вот бухтел и бормотал, борода веником, вроде безобидно, и никто его не слушал. Ибо свобода слова и собраний. Конституция, в общем.

Однако на то оно и мироздание, чтобы вставить человекам не простую, а большую катаклизму. Аж ведро солярки, да с патефонными иголками. Оно и вставь, неугомонное мироздание.

Начался и в маленьком королевстве, и в Лесу, и в Полях обвал, облом, неувязки и крушение надежд.

Кризис. 

Он ведь вроде урагана, хоть и без снесения крыш с домов. Он только у людей крыши сносит. 
А началось-то все как раз с надлома и разлада.

Вдруг, откуда ни возьмись, стали появляться существа. Синие человечки. Глядит какой-нибудь добропорядочный сантехник или колбасник, а сосед-то его, вчерашний книгочей, библиотекарь, можно сказать, трансформером становится!

Месяц прошел – не узнать книгочея: морда вроде была интеллигентская, а тут стала какая-то прямо харя с клочьями щетины. Космы вместо стриженого контура лысину окружают. И запашок идет уже не от крема после бритья под названием «Блю Эгоист», а несет от соседушки прелой соломой и тщательно немытым долгое время телом. Что тоже все-таки эгоистически.

В библиотеку уж не ходит, все дома сидит, разве что выскочит на полчасика, а после полночи в тишине за стенкой только стекло блямкает, да буль-бульчики раздаются. 

Или вот идет из бассейна разомлевший полицейский в гражданской форме, а к нему парочка лохматиков: «Господин хороший, а дай-ка ты нам на опохмелку, тыдык твою в передык!» А не даст, хоть пусть даже и молча мимо пройдет, так они его тихонечко сзади догонят и не по шее дадут, у них на то ни сил ни храбрости нету, а просто горящий окурок за шиворот кинут – и деру.

А даст им пару монет, так они пять требуют, а то, мол, глазик выколем. А лобиками друг с дружкой сшибет, как просто гражданин, так его ж и в кутузку, хотя глазик гвоздиком вынуть и пробовали.

Или дамы сядут в общественную повозку ехать по важным делам вроде шопинга, так там и по перьям на шляпе обухом или валенком, или какая-нибудь синеглазая плюнет непременно, да и матючок можно запросто получить за просто так. Шутейные девочки-мальчики или вовсе уж законченные библиотекари группой могут выписать такую дыню, что мало не покажется. 

Возницы в автобусах, как дети малые, чуть не плачут. Мол, ехали мы ехали, на задних сиденьях толпа безбилетная сидела, которую зеленые контролеры сами стороной обходят, поскольку Носорог им противогазов не выдает.

И вот приехали! Конечная! Идет возница, смотрит, не обронил ли кто платочек кружевной или кейс с деньгами, чтобы владельцу вернуть, как полагается.

Глядь-поглядь, а обронили ведь! Да прямо на сиденье, где толпа веселилась. Хотите верьте, хотите нет, а спросите вот у водителя: мала куча, да пахуча, как мерин в борозду яблок выложил на удобрение. Сказочно звучит, да вот по обонянию бацает по-житейски. Свежо и с паром.

Или гимназия стоит себе уж лет так полтораста, всем в пример ее ставят, как вдруг за неделю ее такими граффити распишут, Сикстинка отдыхает. И Таня то, и Маня это, да с номерами телефончиков, а Сидор из пятого «б» так и вовсе в нетрадиционалисты записан, хотя со второго класса всем известен нормальной сексуальной ориентацией!

Главное, не было такого отродясь. А это эпидемия такая. НЛО синих человечков ссаживают, те наших заражают, и чем дальше, тем больше синих становится.

На променад не выйти. Или наступишь во что, или тебя этим самым словом назовут и не возразишь.
И грозные полицейские пропали неизвестно куда. А старик Кассандрыч все болбочет: «Это вам только цветочки!»

И ведь прав оказался, старикашечка. И даже не на сто процентов, а только на пятьдесят.

Наползала туча какая-то непонятная на королевство. Пандемия. Синими человечками становились почти все, один за другим и мельники, и бароны, и даже бывшие грозные блюстители.

Несла эта болезнь грязь, хлам, надругательства и разрушение честного слова. Остававшимся здоровыми на улицы стало опасно выходить. Были нормальные животные – стали гиены. Стали пропадать дети, а старушек так просто по Достоевскому уже и по далеким углам начали просто тюкать тяжелыми предметами ради пары старых серебряных ложек.

Так-то внешне все вроде благопристойно, да только идет вот дождь, а ветер хлещет по щекам, жмется публика у стеклянного павильончика, а под крышу зайти боится – там теперь днем и ночью нищий гопный принц живет, синий человек. Сто пять раз его забирали и на машинке с мигалками увозили, сто шесть раз он возвращался туда же. И он там и кушает, и там же что скушал потом выводит из желкиштракта. 

Если кто позвонит блюстителям, они уже просто отвечают, мол, он уже там зарегистрированный местным жителем.

Кошки с помоек ушли! Синие их сперва прогоняли, а потом ловить и жарить наловчились. Мало кто слышал, да никто не видел вовсе, чтобы кошке нравилось быть зажаренной на костре. Нет такого у кошек хобби.

Уж до того дошло, что улыбнется кто, так за ним два квартала гонятся с виду не синие, а все же пришельцы изнутри, пришельцы из прошлого, когда homo homini lupus est. 

Апокалипсис не апокалипсис, но откуда ни возьмись появились торговцы, которые вместо «здрасьте» стали монотонно одну фразу непонятную повторять: «Чо смотрите, вас много, а я одна!»

И называли их всех таких «бывший интеллигентный человек» (аббревиатура «бич») или «бывшая очень милая женщина» («бомж», стало быть). Эти, чтоб погреться, дома выжигали. Завели свой сайт «одноквассники». И стало им так хорошо жить, потому что ломать – не строить. И за чужой счет жить – лафа! Делать ничего не могут и не хотят, но чтоб по 10 тыщ за неуменье платили.

Условие такое поставили.

Старик Кассандрыч уж и мор пророчит.

Чума прежде столетьями косила население, а тут все в три года вихрем налетело. Жираф жирафа ест, заяц падалью питается, комары зимой не засыпают и говорить научились: в стекло бьются, «пусти, падла, погреться!», кричат тоненько так, си-бемоль.

Население нет, чтоб друг за дружку уцепиться и устоять – по щелям забилось, шепчется всех кругом виноватыми считает. По три железных двери и окна с решетками на 16-м этаже ставят, а зараза лезет!

Сын маму давно далеко посылает, грозится на колбасу порубить, а дочка в школе учительке фломастером усы рисует, та стоит, безропотная, да дядю волосатого за пару евро облизать готова.

...Долго этот ужас тянулся, пока не ударил мороз. А как ударил, так тихий стал синий кошмарик. Потому что в теплый автобус его уже не пустят, больно ароматен в тепле становится., в подъезд или подвал без ключика не попадешь, в богадельню – лимит ограничен, а как там синеву свою разводит – так обратно его, где минус тридцать с хвостиком.

Все как у Герберта Уэлссовича: масенький простой микроб таких матерых марсианских гадов, а – ухлопал с их машинками. 

Но весна все равно придет. И нешто снова все это крапивное семя и клопиное потомство вылезет?

Взяли Кассандрыча за причинное место, привели, велят: «Предсказывай!» Тот:

- Да я што, я с перепугу и по глупости. Газет начитался, телека насмотрелся, подумал: все вот оно как обернется! Ну, оно и обернись!

- Чтоб больше такого не было. 

- Да чтоб я себе морковь на пятаки порубил! Никогда!

Только если джинна из бутылки выпустишь, он назад идти не хочет. Лекарство изобрели. Улыбаться надо. Ходят все, жвачкой щеки к ушам прилепили, улыбаться учатся. К весне привыкнут – спасены, а так... жди беды. Это вам не подорожание туалетной бумаги в связи с затруднением ее добычи в шахте.

Это позолота с нас сползает, и ржавчина ест саму середину. 

А теперь, спокойной ночи, малыши, и пусть вам все это еще раз приснится!!!

Отправь свою сказку на Русский Портал:  info@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.