Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Главная Русского Портала >> / Все сказки Старого Таллинна >>

   

Полет фанеры над Парижем

 

Агентство ОВР
(«Одна Ведьма Рассказала»)


Летела Одна Ведьма в командировку в город Париж из далекой-предалекой заграницы. Навстречу ей курсом в наши края Другая Ведьма. Притозмозили, одна ступу бизнес-класса, вторая метлу эконом-класса. Разговорились, ведь сто лет не виделись. Свет большой, ведьм все меньше, вот и гоняет их Вельзевул по весям и городам без продыху, отпуск раз в век и то за свой счет.

- Мадамочки, кого я вижу! – кричит летевшая в Париж. – Маруся Крысоедка, прелесть ты моя, где была, что видела?

- На бизнес-ступе лаетаешь? – с завистью Маруся говорит. – А я все вот на щетке... Ну, давай-ка ты рассказывай. Куда курс проложен?

А сама то щекой дернет, то из косм заблудившихся микро-медведей выковыривает и на грешную землю выкидывает. Наловила в командировке в Лесу. Пару мелких носорогов вытащила и тоже туда же, сквозь прореху в облаках. 

- Милочка моя, Мари, я за океаном была, там смешные дела, но главнее там у них новости нету, кроме как вибратор в виде ихнего президента выпустили. Никаких приключений, гангстеры в офисах и галстуках, не уцепишь грешников... А ты, я вижу, уж не в Лесу побывала ли? Я как раз отвертелась от командировки туда. Перенацелили на Париж. Ты рсскажи, от чего меня нечистый уберег? Берегись!...

Еле-еле обе увернулись от ковра-самолета Старика Хоттабыча. Тот на всех газах летел в сторону Великой Желтой Страны, челночил вовсю.

- На себя старик работает, - с завистью в один голос ведьмы говорят.

И повела рассказ Маруся.

«Сперва проверочный облет над Лесом совершила. Туда-сюда-обратно. Кто-кого-как-почему-каким образом. Все вроде как всегда, только не все. Я на Главную поляну, в столицу. Это что там шебуршит под опавшею листвой? Ведь, почитай, лет девяносто там не была.

Ай, смотрю, мэрский джип у «Детского мира» на тротуарчике. Наш парень! Зелененькие кого-то там волокут из трамвайчика, а тот все кричит, что билет у него есть, а зелененьки-та ему, мол, зато рожа твоя нам не сильно нравится.

Как тут не порадоваться: наше общее дело цветет, растет и пахнет...»

- Ай, Маша, перастань агитпропку мне вставлять. Ты шопингом занималась?

- Ты мне это... не надо! Я традиционной ориентации!

- Ну, ты береза! Я спрашиваю, в магазинах была?

- Так, а как же. Первым делом туда, как же ж женчине средних лет и приятной наружности туда не зайти. Обернулась пенсионеркой, талию распустила, уши развесила, котомкой обзавелась – в магазины, на базарчики, все за новостями.

Они там кто плачет, кто смеется, а я все на веретено мотаю. Что дороже стало, что дешевле. Ить-вить знаешь, прогрессу там столько, сама поражаюсь. Дешевеют у них телеки и фототовары! Аж почти на,
двадцать процентов. 

- Это нехорошо...

- Чего ж хорошего, если жителю лучше стало бы. Так рынок же. Но порадую: овощ стал стоить куда как дороже, на процентов так семьдесят. Да молочко почти на сорок дороже. А знаешь, что так?

- А что так?

- Да все электричество с бензином. Стали дороже, так и все поползло. А помнишь, как мы против были, когда они там свое электричество придумали? Дескать, лучше им станет.

- Повеселились, проводов наобрывали, помню! 

- А как супротив батарей отопления взмылись?

- Погорячились. Как в семнадцтом году.

- Так эти чумные себе сами все проблемы создают. Как чуть чего, так цену вверх, зарплату вниз. Это все у них на Главной поляне творится. 

И самое-то смешное. Ладно, в нашу пользу огурец с хлебом подорожали, да гречка с перепугу, который, перепуг, мы и навели и Бес еще попутал. Бес им подарочек поднес, потому как лимон подешевел, чтоб не радовались тому, что банан стал тоже дешевле. Чтоб рожи покислее стали.

Поржали наши косматые в небе, как гром прокатился. 

- Ну, теперь они телевизоры станут есть, а фототоварами закусывать, и лимон у них основным блюдом станет!!!

- Так рынок, подружка, рынок! Носорог рынок сносит к чертям собачьим и псу под хвост! Что на Черной горке, «Зольник» назывался. А рядом маркет стоит, так в нем цена покруче была, чем на рынке-та, а теперь и вовсе закрутят. Нам на радость.

- Мелко вообще-то все это, - сморщилась бизнес-ведьма. – Так, зеленые в белую полосочку таракашики.

- Ну, где уж нам уж дурам замуж, не в Парижах небось бываем, - обиделась Маруся. – Я вон нечесаная где там только не полазила. И уж с кем не повидалась, и о чем не переболтала. И что тебе скажу: вот такие вот места для нас самые главные и есть. Там как раз основная масса живого крапивного семени и растет, а его нам на нет сводить надо. Ты вот, небось, тоже в Париже жо... как там дальше?

- Шопинг, Мари, шопинг.

- Ну, туда пойдешь, одна морковка. Мулен Руж и все такое. В Пляс Пигаль. И завертисся-закрутисся в урагане развлечений? 

- Не без этого, Мари, не без этого...

- Так я вот еду с докладными, что и как мы с Бес-Иванычем наворотили в Лесу. А на тебя заодно стукну! Веслиться на казенные средства поехала, мол. Парижанка...

- Да пиши хоть сто докладных, так халдой и останешься!

Только она успела последний звук произнести, как вцепилась ей в локоны стршная жилистая рука ведьмачки Маруси, как закружились они в комке визга, шерсти и перьев, как полетели в разные стороны клочья штопаных вещиц, как отлетела костяная нога... В дальнем далеке пилоты «Боинга» на экране турбулентность увидели – и в сторону.

Вот какой «эффект бабочки» произвело подешевение лимона на Лесном рынке!

Подрались ведьмы, поцарапались, глаза подбили друг дружке, отдыхают, и, как девочки обычно мирятся, поцеловались, да сплюнули каждая от такого поцелуя и помирились.

Все-таки, в одной песочнице росли и с малолетства друг друга ненавидели очень по-дружески.

И согласились, что трудновато все же беспорядки наводить, хотя народцы помогают сами.

- А что там у них с выборами на Верхнюю горку? – спросила будущая парижанка.

- Это про политиков, что ли? Шебуршат тоже. Носорог так считает, что в его загоне с финансами все в ажуре, только уши на абажуре. Кто проверит? То одного загребут волки, то другого. С того, как с пингвина вода. Гора!

- Да уж... Собирает как-то главный лилипутище всех лилипутов и говорит: «Народ, у нас беда! Гулливер напился и спать попрек королевства завалился. А по теории относительности он пьяный три века проспит, Человек Гора, так его в качель! Что делать-то?» Из толпы, тоскливо: «Ой, в качель! Таскать не перетаскать теперь...» Чего не смеешься, подружка?

- С этого Леса насмеешься. Они, матушка, компас потеряли. Выпал из головы. И не ищут даже. Черное-белое отличать разучились. Как тут правильно гадости строить? Гадость сделаешь, они кричат «уряяя!!». Тонкая штучка, этот народец. Плоскогорью надо сказать что-нибудь хорошее про их врага, чтобы сами гадости стали делать, или плохое про Носорога, чтоб стали того защищать, хотя только что поливали помоями. Лес, где «все наоборот».

Вот смотри сама, дорогуша, ведь нас с тобой скоро и вовсе даже не сократят, а просто попрут с работы. Они там так быстро нашим приемчикам научились, хоть мастер-класс у них бери.

Тот же «Зольник» возьми. Мелочь, а пузатая! Гадость высшего класса. В целях дальнейшего повшения благосостояния и улучшения они рынок прикрывают, мол, пятно на карте города. Эх, как хорошо придумано, завидки берут. 

Там продавцов человек сто. И на три помножь – это с семьями в среднем, видишь? Уже без работы. Куда пойдут? Да в кассу на учет вставать! А платить им станут те, которые еще еле держатся. Работают на трех работах. Так бы Носорожека б расцеловала бы. А касса чья? Уже государства касса, а уж никак не Носорожека. И его ребятки сразу кричат, мол, на горке дураки сидят, безработицу выращивают. Чего тут ценам вверх не скакать? Платить пособие надо? Плати налоги. А налог с кого берут? Кто и так еле жилы вытягивает, вот-вот на погост снесут. И хоронить у них, матушка, становится все дороже! Намек такой: поспешите поскорее в ад.

И даже в одном их пригороде уже ознакомительные экскурсии детишек из садика водят на прогулку на кладбище... Маарду называется. Дескать, ехать детям далеко гулять, а кладбище с веночками и деревцами – вон оно, из окошек крестики видать. Сама видела, как они там чинно по аллейкам расхаживают с тетей во главе. Свежий воздух, а – проникаются романтикой-то! Гробовые пособия подсчитывают с малолетства, готовятся к нам на ПМЖ переехать. Ну не мерзавец ли Носорог: нас уже работы лишает, так навострился не по профилю работать, смежник проклятый!

- Ладно ныть, подружка, мне в Парижжжжжж!

И вжикнула ступою бизнес-ведьма в направлении Эйфелевой башни.

- В Париж, говоришь? – хихикнула злорадно Маруся. – Але, Париж? – заговорила она в сучок-мобилку мерзейшим голоском. – Там к вам с грузом накротиков в Орли одна такая важная леди летит... Приметы? А нога костяная и в ней сто кило героина, ага... Кто говорит? Да все говорят, вы проверьте!

Вытащила на лету бумаженцию и начала строчить, руля ушами: «Господину начальнику Вельзевулу Люциферовичу от Маруси Крысоедкиной. Донос. Доношу до вас, что ведьма Пуговка летит в Париж заниматься не гадостями, а жо... (зачеркнуто) по магазинам бегать и в кабаках гулять с матросами заместо дела...» И много разного всего. 

Причмокнула от удовольствия и подпись поставила с числом.

Если бы кто знал, так она таким вот приемчикам у нас, в Лесу научилась. Брала мастер-класс не в сослагательном наклонении, а тишком в высоких кабинетиках Главной поляны посидела, посмотрела, послушала. 

А вы говорите – цены. Ими тоже крутить нужно, да главное, черное уметь за белое, а белое – за синее выставить. Потом из всего этого флаг сшить, да перед выборами ходить и кричать, что все это наше, и мы за него горой, пусть и каждый по-своему. Пусть побольше народу соберется. А там все снова по накатанной, да все вниз и вниз.

В полном согласии с законом Ньютона про яблоко. Так, кажется, раньше соцдемы назывались? Народ с того «Зольника» им привет передает. 

А наша Мари понеслась по делам, все отцепляя репейник, прилипший в нашем лесу к ее юбке...

Подружка же подлетела к Парижу, да как вдруг что-то заклекочет в моторчике у ступы! И она вниз, да на остров Ситэ, да башкой об одну из химер собора Парижской Богоматери. Это Вельзевул успел прочесть донос Крысоедки. Мастер-класс!




Отправь свою сказку на Русский Портал:  info@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.