реклама на русском портале

internet-журналы русского портала: афиша кино бизнес политика экономика культура мнение интервью компьютер женский клуб путешествие welcome работа автоклуб internet-tv история фоторепортаж фотоклуб архитектура & дизайн недвижимость молодежь для детей арт галерея ресторан отель ярмарка web-дизайна клуб знакомств каталог компаний и организаций эстонии эксперт образование сделано в эстонии здоровье литература полезные ссылки: hansapank uhispank sampo krediidipank расписание городского транспорта


Николай Мейнерт: "Политической журналистики в России нет, но есть блестящие журналисты"

С 3 ноября партии, баллотирующиеся в Госдуму РФ, имеют право вести предвыборную агитацию. В преддверии избирательной кампании Lenizdat.ru побеседовал с Николаем Мейнертом, политическим обозревателем, экспертом по СМИ Северной Европы. До недавнего времени он являлся редактором североевропейского экономического журнала "Новые рубежи", издания, распространяемого в девяти странах. Сейчас он занимается становлением собственной информационной службы. Как дискредитируют политиков на Западе и что собой представляет партийная пресса — об этом Lenizdat.ru поведал г-н Мейнерт.

Lenizdat.ru: Существует ли в Северной Европе понятие "черный пиар"?

Н.Мейнерт: Такого понятия там нет. Говоря о сфере выборов, нужно проводить очень четкую границу между тем, что творится в России и процессами, происходящими на Западе. Связано это в первую очередь с тем, что в Европе совершенно иначе выстраиваются отношения в обществе. Затронем, к примеру, сферу политических или экономических злоупотреблений. Там, если некий крупный бизнесмен хочет что-то украсть, то он лоббирует закон в парламенте. Он не ворует, а делает свой поступок законным. Одна из главных задач для любой несправедливости или обходного маневра — это его легализация. Именно по этой причине черный пиар не присущ этому обществу, он там просто не нужен.

Для власть имущих важно, чтобы все происходило на компромиссной основе, дабы не травмировать население. Каждый шаг должен быть законодательно обусловлен, тогда у всех будет спокойная совесть. Воровать надо честно! Соответственно, и пиаром нужно заниматься честно. Лишняя грязь никому не нужна: ни власти, ни народу. Она дестабилизирует западное общество, которое стремится делать все, чтобы сохранить нормальные отношения. Возможно, я говорю крамольные вещи, но на Западе несправедливость в обществе должна дозироваться в тех рамках, в которых она для всех приемлема. Простого человека обделяют, но не настолько, чтобы он озлобился. Всем должно быть хорошо, но кому-то будет лучше — одно из правил западного общества. По сути, люди там тоже обижены, но они этого не понимают. Как только они чувствуют обиду, им тут же подсовывают какую-нибудь льготу, тогда они начинают чувствовать заботу государства и ощущать себя участниками политического процесса. Как следствие, они проявляют лояльность по отношению к государству. Как раз эта лояльность очень важна для понимания процессов в западном обществе. Даже оппозиция интегрируется в это. Когда ситуация принимает критические формы, опасные для окружающих, то тогда политики стремятся объяснить обществу, что это опасно. В свою очередь, общество настраивается против этих проявлений. Это, на мой взгляд, стало в свое время причиной кризиса всех внутренних террористических организаций конца 60-х годов.

Lenizdat.ru: Вы сказали, что лишняя грязь дестабилизирует общество. По всей видимости, российские законодатели придерживаются такого же мнения, и поэтому запретили в период предвыборной гонки открытую критику оппонентов в СМИ. Как вы считаете, это ограничивает свободу слова? Разрешена ли критика политического противника в Северной Европе?

Н.Мейнерт: Мне тяжело ответить на этот вопрос, так как я эстонский гражданин, живущий в Финляндии. Я не хотел бы претендовать на какую-то экспертную оценку для российской аудитории. В большинстве стран разрешена критика политических противников. Вряд ли кто-то из западных политиков себе позволит резкие выпады в адрес оппонента, так как это его самого выставит не в лучшем свете. При этом неотъемлемой частью предвыборной гонки являются теледебаты, когда каждый из кандидатов стремится доказать преимущества своей позиции.

Мне думается, что внутренние барьеры чрезвычайно важны. Очень многое адаптируется под некое обывательское общественное мнение. Например, хорошо известен случай в Швеции, когда один из претендентов на пост премьер-министра Мона Салин оказалась фундаментально дискредитирована журналистами за то, что она пользовалась своей депутатской карточкой в личных целях. Разгорелся настолько грандиозный скандал, что она была вынуждена снять свою кандидатуру с выборов. А так у нее были все шансы возглавить социал-демократическую партию Швеции и в дальнейшем стать премьер-министром. В Швеции очень интересная система партийных взаимоотношений. К примеру, в этой стране последние десятилетия (за исключением нескольких моментов) все время у власти находились социал-демократы. И вот сейчас на последних выборах победили консерваторы. Что любопытно, в прессе тут же начались критические выпады в их адрес. Например, выяснилось, что кто-то из новоявленных министров вчерную оплачивал работу прислуги. Стало известно, что одни из министров давным-давно выдал служанке зарплату в конвертике. Разразился скандал, в результате которого речь зашла об отставке. Но тогда правительство сделало очень хитрый шаг и сказало: "Ну с кем не бывает?! Давайте все покаемся". И все министры тут же кинулись каяться. Кто-то вспомнил, что когда-то не заплатил штраф за парковку, другой признался, что однажды превысил скорость. Интересно, что эта сцена с кающимися грешниками понравилась публике. В результате народ остался доволен таким правительством. "Мы их прощаем. Давайте посмотрим, как они будут вести себя теперь", — сказали избиратели.

Это очень сложная система взаимоотношений. Многое строится на попытке убедить избирателей, что именно такие поступки оказались бы в его интересах. Этим на Западе эффектно манипулируют. Нужно понимать, что менталитет западного человека сильно отличается от менталитета российского гражданина. Он не хуже и не лучше, он просто другой. Западное общество строится по иному принципу. После долгого промежутка жизни там у меня складывается ощущение, что западное общество — одна из систем, сохраняющая в обществе стабильность, чтобы в нем не было социалистических революций, чтобы богатые продолжали оставаться богатыми, а бедные также трудились в поте лица. Но для этого необходимо, чтобы пролетариату было что терять, кроме своих цепей. В результате эти цепи все время стараются позолотить. Общество создает стабильный механизм своего существования, где при возникновении поломок стараются их тут же исправить. В этом ремонте западное общество очень поднаторело. Начиная от Европейского союза, заканчивая муниципальным законодательством — все работает на реализацию идеи сохранения стабильности в обществе. Но эту западную модель нельзя переносить на другие общества, в том числе и российское. Ошибка западной демократии в том, что они пытаются переносить свою модель на другие государства. Западный избиратель совсем иной, нежели в России. Он ощущает себя активным участником государственного процесса.

Lenizdat.ru: Какие существуют механизмы, регулирующие ход предвыборной агитации? Существуют ли некие профессиональные журналистские союзы, которые следят за этим?

Н.Мейнерт: Во-первых, существует журналистская этика. Кодекс журналиста есть во всех западных странах. Профессиональных журналистских союзов, возникающих только на период предвыборной агитации, нет, потому что на Западе очень важна саморегуляция. Там существует жесткий самоконтроль в отличие от России, где самоконтроль довольно часто зависит от того, какие указания дали сверху. Я себя контролирую, чтобы адаптировать свои убеждения к заказу тех СМИ, с которыми сотрудничаю, или власти, с которой я в данный момент связан, — таков журналистский самоконтроль в российских изданиях. На Западе же он строится на жестком убеждении, что все, что делается, — это правда. Если вы спросите корреспондента западного издания, оказывали ли на него какое-то давление со стороны, то он возмутится и скажет, что, конечно, нет. В его представлении такого не может быть, так как он работает там, где его личные взгляды совпадают с позицией газеты. Поэтому, если человек совершает что-то противозаконное, то все общество тут же готово на него ополчиться, журналиста тут же увольняют из издания, потому что его личный кодекс чести оказался в противоречии с тем, что от него ждет и требует общество. Западный журналист в 90% случаев никогда не будет вытаскивать грязь на суд общественности. Он честно говорит. Если он узнал, что Мона Салин злоупотребляет своим депутатским положением, то он честно об этом рассказал, потому что это правда, потому что обществу необходимо это знать.

Lenizdat.ru: Приведенные вами примеры подтверждают, что на Западе в случае возникновения скандала политик готов тут же подать в отставку. Как вы считаете, в России возможна ситуация, когда бы честное журналистское расследование повлекло за собой отставку правительства?

Н.Мейнерт: Я думаю, что нет. Здесь иной уровень доверия к прессе. На Западе обыватель исходит из того, что все говорят правду, хотя на самом деле это не так. В России же думают, что все лгут, хотя это тоже неверно. Здесь тут же начнут выяснять, кому это расследование было бы выгодно, кто за этим стоит и где здесь рука Кремля. Может, это покажется резким, но в России аксиомой является то, что журналистика ангажирована. Здесь все начнут выяснять, кто является инициатором этого скандала…

Lenizdat.ru: По вашему мнению, в России существует политическая журналистика или же то, что мы имеем, — продукт деятельности ангажированных СМИ?

Н.Мейнерт: Я могу высказать только свое предположение. Думаю, что политической журналистики в России нет, но есть блестящие журналисты. Единственно, контекст, в котором они существуют (недоверие аудитории, периодическое давление властей), все время мешает им. Политическая журналистика подразумевает, что вы придерживаетесь определенных взглядов, которые самоотверженно отстаиваете, вы искренне верите в эти ценности, и издания, в которых вы работаете, разделяют ваши взгляды. Если вы социал-демократических убеждений, то вы идете работать в газету социал-демократической партии, которая проводит линию в поддержку выработавшейся десятилетиями некой политической доктрины. Такова в моем представлении политическая журналистика.

Lenizdat.ru: Каких блестящих политических журналистов, работающих в российском медиаполе, вы могли бы назвать?

Н.Мейнерт: Мне не хотелось бы кого-то обидеть и ошибиться самому. У меня есть какие-то свои представления. Возможно, я несколько вас удивлю, сказав, что мне кажется чрезвычайно профессиональным в своей деятельности г-н Доренко. В рассказе Ходжи Насреддина была хорошая фраза про одного не очень праведного судью. Там говорилось — "это была работа в пройдошестве, но великого мастера". Это контекст российской журналистики. Сергей Доренко — человек, который поставил задачу размазать грязью довольно сильную политическую фигуру, и блестяще с этой задачей справился. Это настоящий профессионал, которому, правда, на Западе места нет. На мой взгляд, была проведена совершенно гениальная пиар-кампания, связанная с первыми выборами Владимира Путина и парламентскими выборами того периода.

Очень профессионален в своей деятельности Алексей Венедиктов. Он представляет карманную оппозицию, которая всех устраивает. Из Кремля всегда можно показать пальцем и сказать, что у нас все в порядке со свободой слова, вот есть же "Новая газета", "Эхо Москвы"… Человек блестяще справляется со своей ролью оппозиционера, получая при этом все необходимые награды. В этом заключается другой профессионализм.

Я думаю, что в богатой талантами России найдется много профессионалов, которые гармонично вписываются в контекст российской журналистики. От многих пиар-кампаний я просто в восторге, но журналистику эту не воспринимаю и работать в ней постоянно, скорее всего, не смог бы.

Lenizdat.ru: Как вы считаете, как должен поступить журналист в ситуации, когда один из кандидатов предлагает ему сотрудничать на особо выгодных условиях, например, давать только этому изданию эксклюзивные интервью? Можно ли это назвать "информационным подкупом"?

Н.Мейнерт: Думаю, что это вполне нормальная ситуация. На Западе хорошо развита сама партийная структура. У многих партий есть свои газеты. Например, вполне логичным будет, если представитель социал-демократов будет давать эксклюзивную информацию изданию этой партии.

Lenizdat.ru: А если мы возьмем в качестве примера издание, позиционирующее себя как независимое?

Н.Мейнерт: Думаю, что и в этом случае отказываться от эксклюзива не стали бы. Я не вижу в этом криминала. Другое дело, если корреспондент в своих материалах будет отстаивать чью-то точку зрения.

Lenizdat.ru: Как вы считаете, может ли журналист быть объективным в своих публикациях, если он является членом какой-либо политической партии?

Н.Мейнерт: Скорее всего может, если он не делает из этого секрета. Мы все имеем какие-то свои убеждения. Да и читатели уже представляют, каких примерно взглядов придерживается тот или иной обозреватель. Когда же на страницах газеты эксперт предлагает анализ каких-либо событий, то сам специалист не заинтересован в том, чтобы его обвинили в отсутствии объективности. Все зависит от того, в каком жанре работает журналист, в каком издании и что он собой представляет. Средство массовой информации, которое позиционирует себя как независимое, само не даст журналисту проявлять излишнюю субъективность. Излишний уклон журналиста по партийной линии не будет приветствоваться главным редактором. Когда в Финляндии политик становится президентом, то он автоматически уходит из партии. То же самое и с журналистами независимых СМИ: по своим убеждениям они могут быть консерваторами, центристам, но когда они пишут для издания, в их же интересах предоставить максимально взвешенную информацию.

Lenizdat.ru: В Финляндии много изданий, которые считают себя независимыми?

Н.Мейнерт: Да, конечно. Три основные газеты — Helsingin Sanomat, Aamulehti, Turun Sanomat, представляющие определенные регионы, считаются независимыми. Самая крупная из них — Helsingin Sanomat во многом была до недавнего времени законодателем моды, точек зрения. Но у нее есть конкретный владелец Etos Aarko.

Lenizdat.ru: Несмотря на то что газета принадлежит частному владельцу, ее авторитет независимого СМИ в глазах общественности не становится меньше?

Н.Мейнерт: Нет. Хотя ее несколько раз обвиняли в предвзятости разного рода. К примеру, когда шли кампании, связанные с Европейским союзом и с Европейским валютным фондом. Газета проталкивала определенную точку зрения, и за это ее осуждали.

Мария Соколова

Lenizdat.ru

 

Рекламная служба

Русского Портала

Tel:

55 48810

E-mail:

info@veneportaal.ee


По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2007 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.