Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >> Вернуться на главную журнала "Политика" >>

 

Переводить или понимать?


Михаил Петров, Эстония

Пикет в защиту русской школы

5 ноября в Таллинне состоялся пикет в защиту русской школы, собравший около 200 человек. Организаторы пикета говорят о 600-х участниках, противники – не более чем о 100. Утверждается, что во время пикета было собрано около 600 подписей в защиту русской школы. Основной лозунг пикета «Хотим учить эстонский язык. Желаем учиться – на родном». Желание людей отстоять свои права заслуживает уважения, однако есть злободневные нюансы.

К сожалению, заслуга в том, что люди вообще собрались на пикет принадлежит на Совету русских школ Эстонии (СРШЭ), а Первому Балтийскому каналу (ПБК), устроившему в своем эфире беспрецедентную рекламу предстоящему пикету. На фоне пикета, как теперь принято говорить, пиарились два известных функционера Центристской партии – бывший вице-вице мэр Яна Тоом и действующий вице-мэр Михаил Кылварт. Злые языки говорят, что ПБК расстарался именно ради них. Зато члены СРШЭ никак себя не проявили. Практически не было учителей и молодежи. Взрослые дяди и тети с плакатом «желаем учиться» выглядели довольно нелепо. 

Довольно быстро выяснилось, что пикетчики понятия не имеют о латышском опыте защиты русского языка и русской школы. В лучшем случае «что-то там слышали, но точно сказать не могут». И в этом смысле интересна позиция «Новостей Эстонии» ПБК. Вместо того чтобы рассказать зрителям о латвийском движении «За русский язык» – сюжет более чем уместный после анонсированного пикета в Таллинне – «новости» пять эфирных минут смаковали котят рижского мэра Нила Ушакова. Если кто не курсе: «Новости Эстонии» на ПБК транслируются не из Таллинна, а из Риги. Ведущие «новостей» Юрий Кушпело и Юлия Пилен не могут не знать о наиболее значительном и перспективном русском движении в Латвии. Однако кто-то же в Риге сделал выбор между котятами Ушакова и движением «За русский язык»?

«Хотим учиться» – это, несомненно, намерение похвальное, заслуживающее всяческого одобрения и поддержки. Однако в уместности этого лозунга сегодня можно усомниться. В бюджете 2012 года правящая коалиция не нашла возможности увеличения зарплат учителям, что вызвало шквал возмущения в эстонском обществе. По словам премьер-министра Андруса Ансипа, на учителей в бюджете просто нет денег. Если мы хотим, чтобы эстонское общество понимало и уважало наши проблемы, то, как минимум мы должны понимать и проявлять уважение к его проблемам. Кстати, учительская зарплата это в равной мере больная проблема русских учителей тоже. Это и есть та главная причина, по которой, сказав «а» – хотим учиться, следовало сказать «б» – выразить недовольство школьным бюджетом на 2012 год, т.е. поддержать эстонское общество.

Место, выбранное для субботнего пикета, находится в непосредственной близости от Таллиннской мэрии – под двумя нелепыми металлическими столбами, которые официально называются «Часами свободы». Случайно или нет, но пикет в защиту русской школы проявил иную символическую сущность часов, нежели та, которая была изначально заложена в памятник, отсчитывающий время эстонской свободы. Оказалось, что для русских в Эстонии это время – время их несвободы. 

«Народный фронт» или «Самооборона»?

Еще один красочный оттенок пикету придала его изнанка – состоявшееся в тот же день утром совещание, в котором принимали участие руководители и активисты русских организаций, в том числе организаций российских соотечественников из Тарту. В информационном плане совещание до «новости» не дотянуло, а зря. Совещание одобрило выступление представителя СРШ предпринимателя Алексея Хватова о том, что борьба за русскую школу будет продолжена. Приняла к сведению выступление лидера Таллиннского союза граждан России Петра Рожка, заклеймившего позором коррупционеров в российском посольстве и обозвавшего лидера российских соотечественников в Нарве Юрия Мишина "политической проституткой".

Практически единогласно совещание поддержало резолюцию, предложенную лидером российских соотечественников в Тарту Геннадием Суховым о низложении (немедленном разгоне!) Координационного совета российских соотечественников при посольстве РФ. Однако перл, как всегда, остался за Дмитрием Кленским, представлявшим организацию имени самого себя. На предложение Геннадия Сухова организовать в Эстонии Народный фронт по примеру российского, Кленский ответил предложением организовать самооборону и в целях привлечения в борьбу молодежи создавать в школах партийные ячейки.

Организация «Omakaitse» – «Самооборона», хотя и причислена к подразделениям, боровшимся за свободу Эстонии, в истории она печально знаменита тем, что только во второй половине 1941 года уничтожила до пяти тысяч эстонцев, в том числе стариков, женщин и даже детей, заподозренных в симпатиях к большевикам. По словам Кленского, именно это обстоятельство позволит эстонцам лучше понять русскую «Самооборону» – vene «Omakaitse». 

И «Народный фронт», разумеется, русский, и русская «Самооборона» - это свидетельство зашедшей в тупик отнюдь не шахматной партии.

Цугцванг

В отношениях эстонского государства и русской общины наступило положение, которое может быть достаточно точно описано шахматным термином Zugzwang (нем. – принуждение к ходу). Применительно к нашей конкретной жизненной ситуации это означает, что все результативные ходы участниками партии уже сделаны. Каждый следующий ход любого из игроков приводит к ухудшению его игровой позиции.

Последним результативным шагом эстонского государства было выдвижение лозунга «Plats puhtaks!» (эст. – очистить площадку). Очистить Эстонию от русских не удалось и лозунг не был реализован на практике, поэтому все последующие шаги, включая попытку реорганизации иноязычной (русской) школы и отказ в праве на культурную автономию, последовательно приводили к ухудшению позиции государства. Чем больше государство будет упорствовать в этих направлениях своей внутренней политики, тем хуже будет становиться его позиция, тем опаснее для русской общины будет становиться само государство.

Последним результативным ходом русской общины стала попытка реализовать на практике право на культурную автономию, как ответ на «Plats puhtaks!». Нереализованная на практике попытка привела к тому, что все последующие шаги, предпринятые «лидерами» русской общины, включая попытки защитить «русское всё» в лице «бронзового солдата» и русской школы, приводили лишь к ухудшению позиции русской общины. Забавно, что единственный результативный ход, который теоретически еще возможен, предложил маргинал Олег Морозов: разблокировать ситуацию можно силовым путем, если община как единое целое, выдвинет к государству требование территориальной автономии и таким образом принудит его пересмотреть свои позиции по целому ряду дискриминационных в отношении русской общины пунктов.

Ход лишь тогда будет результативным, когда безоговорочно будет поддержан всей общиной. В маргинальном исполнении «Русского земского союза» требование территориальной автономии приведет лишь к еще большему ухудшению позиций русской общины, ужесточению позиций государства и озлоблению общины эстонской.

Мирное разрешение межнационального конфликта

Ключевое значение в разблокировании противостояния мирным (ненасильственным) путем приобретает отношение натурализованных граждан к новому отечеству, определяемое, в том числе отношением самого отечества к своим новым гражданам. 

Россия должна отпустить всех тех, кто добровольно натурализовался в национальных гражданствах на постсоветском пространстве, в том числе в Литве, Латвии и Эстонии. Им нужно предоставить возможность приобрести с новыми отечествами прочные связи (породниться). Только породнившись, например, с эстонским государством, эти люди смогут приобрести в нем влияние, достаточное для изменения государственной идеологии. Первый шаг, который необходимо сделать России, это избирательно применять статус российского соотечественника. Пусть соотечественниками, из числа натурализованных в национальных гражданствах, станут только те, кто сознательно соотечественники словом и делом, а не все чохом по произволу российского законодателя. Незачем пугать эстонскую общину пятой колонной столь внушительных размеров. 

В который раз повторюсь – ответственность за лиц, натурализованных в эстонском гражданстве, несет исключительно Эстонская Республика. Здесь есть только две стороны правовых отношений – гражданин и государство. Участие третьей стороны юридически неприемлемо. И лишь политкорректность требует, чтобы при этом каким-то образом, хотя бы чисто декларативным (декоративным!), было учтено мнение (интересы) мнимых иностранцев (лиц без гражданства). 

Со своей стороны эстонское государство должно осознать тупиковый путь развития: закручивание гаек в отношении русской общины и бессмысленные траты средств и времени на поддержание режима институциональной сегрегации. Начать нужно с того, что открыть двери национальной эстонской школы для всех без исключения детей, чьи родители натурализовались в эстонском гражданстве, а не загонять их в находящуюся при смерти гибридную иноязычную школу, преподавание в которой ведется на двух языках одновременно. Права граждан Российской Федерации на получение образования должны быть реализованы в системе российского образования (лицеев), что вполне посильно при наличии соответствующего межгосударственного договора. Лица без гражданства пусть сами определят, к какому берегу им прибиться и какое гражданство, наконец, выбрать.

В стенах единой национальной школы русские и эстонские дети лучше узнают друг друга, научатся ладить друг с другом, уважать друг друга, найдут оптимальный языковой баланс. Тем и другим приобретенные в школе навыки общения пригодятся во взрослой жизни. Постепенно сложатся новые стереотипы межнациональных отношений. Только так, с моей точки зрения, можно снять межнациональную напряженность сегодня и получить реальную надежду на мирное разрешение проблемы в будущем. 

Слово за калькулятором

Учителей для иноязычной (русской) школы в Эстонии не готовят уже двенадцатый год. Найти новых педагогов для русской школы – тех, кто сохранят ее опыт и поддержат ее традиции, – невозможно уже сегодня. Педагогический кризис в самом разгаре, но защитники «русской» школы упорно не желают замечать очевидное. Возможно, «русскую» школу еще можно спасти. Для этого необходимо срочно принять политическое решение, провести его законодательно и найти деньги в бюджете.

На быстрое принятие политического решения рассчитывать сложно. Бюджет 2012 года сверстан, причем с потерями для всего школьного образования в Эстонии. Если с политическим решением поспеть к следующему бюджету, то с учетом времени, необходимого для подготовки учителей для русской школы, разрыв в педагогической традиции будет составлять не менее 18-20 лет. Фактически – два поколения выпускников! На самом деле пострадавших русских детей будет гораздо больше. 

Любые попытки сохранить иноязычную школу, как русскую - это унизительные попытки сохранить сложившийся гибридный status quo. Мы уже потеряли многое в образовании на русском языке, незачем терять еще больше. 

Сегодня в обоснование пикетов нужно было бы положить не инфантильное «хочу учиться», а статистику, пусть и неутешительную. Например, обнародовать динамку сокращения педагогических кадров в «русской школе» за последнее десятилетие и прогноз на ближайшее будущее. Пусть СРШ хотя бы приблизительно назовет сумму, в которую обойдется государству и налогоплательщику «спасение» русской школы, например, в статусе «гибридной». Хватит размахивать Конституцией, там, где слово должно быть за калькулятором. Пора, наконец, рассматривать проблему «русской» школы в контексте всей школьной системы Эстонии, которая на глазах усыхает, как шагреневая кожа. Это наша общая с эстонцами проблема, которая ни для них, ни для нас не имеет сепаратного решения.

И незачем русской общине проявлять самодеятельность и подставлять плечо, там, где государство целенаправленно облажалось. Ситуация со школой тогда созреет для справедливого разрешения, когда самостоятельно будет доведена государством до логического абсурда. Вопрос о разделе ответственности за развал и восстановление образования на русском языке тогда только встанет в повестку дня, когда иного выхода, кроме ab initio не останется.

Что бы там ни было записано в Конституции ЭР, а ресурс образования принадлежит исключительно государству. Оно и только оно решает кому, зачем, сколько и каким путем предоставить образование. Сегодня эстонскому государству не хватает ресурса для того, чтобы обеспечить национальную школу. Угадайте с трех раз, кому оно урежет финансирование, чтобы получить дополнительные средства? И это вопрос национального выживания, а не справедливости или политкорректности.

Итого, выбор у нас небогатый: 

– либо национальная школа плюс русская школа для всех неэстонцев, 

– либо национальная школа для всех граждан Эстонии и лиц без гражданства плюс система российских лицеев для граждан России.

Места для гибридной иноязычной школы в будущем нет. Так что мой ответ, на вынесенный в заголовок вопрос: нужно начать с понимания. 

Русский Портал. Политика

Отправь свой отзыв:  info@veneportaal.ee

  




     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2011 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.