полезные ссылки: swedbank seb sampo nordea прогноз погоды русско-эстонский и эстонско-русский словарь расписание городского транспорта


internet-журналы русского портала:                vene portaali internet - ajakirjad:

афиша

автоклуб

бизнес

политика

экономика

эксперт

недвижимость

путешествие

для детей

фотоклуб

вышгород

культура

internet-tv

компьютер

образование

здоровье

коньяк24

история

женский клуб

night people

бесплатные объявления

каталог компаний

архитектура & дизайн

знакомства

свадьба

shopping

ресторан

отель

реклама

партнеры

 

 

Победа - наше всё?


Игорь Калакаускас, 
учитель истории Таллиннской Тынисмяэской реальной школы.


Некоторое время назад Европейский союз выступил с инициативой: приступить к составлению единого учебника европейской истории. Хотя с того момента кануло уже более двух лет, каких-либо сообщений в медиа о том, как продвигается работа в заданном направлении, мне не довелось встретить. С большой долей вероятности можно предположить, что об этой инициативе, если и не забыли, то отложили в долгий ящик. Несколько иначе повела себя Россия, которая недавно на официальном уровне решила создать комиссию с длинным и довольно противоречивым названием «по противодействию попыткам фальсификации истории». Не буду цепляться к названиям, скажу лишь, что оба решения – как Брюсселя, так и Москвы – мне кажутся абсолютно бесперспективными.

Прежде чем вдаваться в рассуждения, предлагаю определиться с содержанием термина «история»: что мы ждем от этой науки и с чем готовы согласиться? Если для кого-то история – лишь хронология произошедших событий, то исказить их довольно сложно. Правда, в советской историографии нередко использовали весьма действенный метод – замалчивание. Поэтому мы почти ничего не знали о массовом голоде 30-х годов, о «финской» войне, репрессиях и коллективизации. Для меня, как учителя истории, самым принципиальным пунктом является оценка и анализ исторических событий. И здесь избежать субъективного подхода не удастся даже армии профессиональных историков. 

Если внимательно присмотреться к историческим дискуссиям, становящимися достоянием современных масс-медиа, то придется признать, что главным (если не единственным) камнем преткновения стала тема Второй мировой войны. В освещении этой темы я вижу три основных направления, которые зачастую встают в непримиримое противоречие друг с другом. 

Первое, это – европейский взгляд, и мне он видится самым взвешенным: Вторая мировая война принесла неисчислимые бедствия народам, и главное – это извлечь из этой трагедии урок, предотвратить саму возможность повторения чего-либо подобного. Хотя есть расхожее мнение о том, что история ничему не учит – как раз в Европе, не желая повторять трагических ошибок, сделали шаг в верном направлении: попытались объединить разные страны на основе тесного сотрудничества. Можно до хрипоты спорить о действительной нерушимости связей внутри ЕС, но нельзя не признать факт, что Европейское сообщество – это фактор мировой стабильности.

Второе направление я бы условно назвал «российским», поскольку озвучивает его, в основном, Россия. Оно представляет собой довольно эклектичную смесь национальной гордости, идеологических штампов, неоспоримых исторических фактов и политических обид. Есть в этом направлении основные тезисы: «Россия внесла решающий вклад в борьбу с фашизмом», «Восточная Европа пытается переписать историю», «Прибалтика стоит на неонацистских позициях».

Третье направление представлено, в основном, Восточной Европой (в первую очередь, Эстонией, Латвией, Литвой, Украиной и Польшей). Оно в значительной степени определено ходом исторического развития этих территорий в 30-40-х годах прошлого столетия. События тех лет долгое время замалчивались официальной историей и настолько неоднозначны по своему содержанию, что вести полемику по этой теме с местными историками практически невозможно: почти сразу ровно текущая дискуссия, где бы она не происходила, начинает эмоционально окрашиваться и перетекает в серию взаимных обвинений. Причем, основой этих обвинений становятся те факты, которые противоположная сторона предпочитает обходить.

Лично мне последние два направления кажутся чересчур эмоционально окрашенными. Вообще, не вижу необходимости тратить силы на борьбу с историческими фальсификациями, поскольку всегда будут желающие сыграть на неосведомленности простых обывателей (коих, увы, большинство!). Им, этим обывателям, можно предлагать любую раскладку цифр и фактов – для большинства это будут просто цифры. Жонглировать и манипулировать неопровержимыми свидетельствами при желании можно бесконечно, а при наличии «государственного заказа» это можно делать даже с упоением. На данный момент я, как человек немного разбирающийся в истории и имеющий опыт ее преподавания, а также участия во всевозможных диспутах, обратил внимание на утверждения, которые не требуют доказательства, но нуждаются в осмыслении. Надеюсь, что это способно хоть в какой-то мере охладить пыл самых отчаянных догматиков.

· Накануне войны СССР в лице руководства вел себя на международной арене практически так же, как и остальные державы: пытался столкнуть своих соперников в Европе лбами, вел заранее бесперспективные переговоры, разыгрывал не одну «национальную карту», пытался вывести из игры слабых соседей. Ни для кого не является секретом восторженное отношение советского руководства к Третьему Рейху – пусть и на ограниченном по времени этапе. Нравится это кому-то или нет, но СССР внес в разжигание Второй мировой войны усилий не меньше, чем остальные державы того времени: Германия, Франция, Англия. 


· Пакт Молотова-Риббентропа и секретные протоколы к нему не ставили крест на Прибалтике, Восточной Польше, Бессарабии и Финляндии, а лишь очерчивали возможный план действий, как Германии, так и Советского Союза. Теоретически подписанные в Москве документы совершенно не отменяли возможностей противодействия советской экспансии. Если нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 г. вызвало в Европе, в целом, негативную реакцию, то Москва отреагировала совсем по-другому: тот же нарком Молотов не скрывал восхищения победоносным Вермахтом. Последовавший вслед за этим очень хитро продуманный захват Советским Союзом некоторых восточноевропейских территорий произошел при молчаливом согласии Европы, активном сопротивлении Польши и Финляндии и безоговорочной капитуляции законно действовавших в Эстонии, Латвии и Литве правительств. Правда, СССР был исключен из Лиги Наций за развязывание «финской кампании».


· Превентивный удар по Германии в СССР бесспорно готовился, о чем свидетельствуют многочисленные косвенные источники: внезапный разворот советской пропагандистской машины против Германии, громкие заявления о войне с врагом на его территории, дислокация на западных границах колоссального воинского контингента. То, что СССР готовился к войне с Германией, можно расценивать как доказательство борьбы с фашизмом. Трагической ошибкой можно считать отсутствие у советского руководства четкого плана военных действий в случае нападения Германии на СССР – доказательством тому являются огромные потери в первые месяцы войны и, как следствие, бездоказательный тезис о неготовности СССР к нападению (не успели!).


· Проведя накануне нападения Германии на СССР активную депортацию всех «политически неблагонадежных» жителей Прибалтики, советское руководство лишилось поддержки значительной части населения этих республик, и удивляться тому, что войска Вермахта были во многих местах встречены восторженно, все-таки не стоит. Как не стоит безоглядно осуждать тех, кто добровольно вступал в ряды немецкой армии: многие из новобранцев хотели отомстить за убитых и сосланных в Сибирь родственников. Только Бог имеет право их судить, в равной степени это относится и к тем, кто, следуя разнарядке, проводил депортации – они не могли воспрепятствовать беззаконию. Окрашивать участников тех далеких событий в белые и черные тона – значит примитивизировать историю, где не бывает «хороших» и «плохих», а бывают люди, волею судьбы поставленные в обстоятельства, которым они не всегда могли что-то противопоставить.


· Заслуга СССР в разгроме фашизма неоспорима, но эта заслуга в значительной степени нивелирована насаждением на освобожденных территориях марионеточных правительств, практически полностью подчиненных Москве. Что было, то было, но помня о том, как к власти в Восточной Европе приходили коммунисты и примкнувшие к ним, довольно странно слышать недоумение из уст нынешних представителей российской власти по поводу отсутствия благодарности со стороны освобожденных народов.


· По окончании войны Запад де-факто признал за СССР все территории, которые он присоединил с 1939 года – это тоже один из штрихов к тезису, что в большой политике все продается и все покупается. Локальные попытки отдельных жителей Прибалтики противостоять советской власти (движение «лесных братьев») очень быстро были сведены на «нет», поскольку большинство народа устало от борьбы и перестало оказывать поддержку всем «борцам».


· Фашизм и коммунизм, несмотря на общие черты, явления все-таки разные. Если изучать досконально учение Маркса, то в нем, кроме классовой борьбы, очень трудно найти что-то экстремистское – в отличие от фашизма, который буквально пропитан ненавистью. Если говорить о «Моральном кодексе строителя коммунизма», который, как известно, был принят в 1961 году, то содержание этого документа весьма напоминает слегка переиначенные заповеди Моисея. Поэтому все попытки приравнять фашизм и коммунизм обречены, к тому же, инициаторы этого уравнивания часто путают философию с тем режимом, который возглавляли люди, лишь на словах придерживавшиеся коммунизма.

Касаясь темы объективности истории, следует признать факт, что далеко не каждое европейское государство (не говоря уже об остальных) готово признать ошибки, совершенные своими предшественниками. Особенно, если факты могут изменить общепринятую в этом государстве точку зрения. В истории большинства стран – как крупных, так и не очень – всегда можно найти то, на чем не захочется останавливаться и искать ответ на вопрос: «как такое могло произойти?». Поэтому ситуации, когда учебники истории постоянно корректируются и переписываются, нам и в дальнейшем не удастся избежать — до тех пор, пока история будет лишь идеологическим инструментом, но не попыткой осмыслить прошлое. Единственное средство избежать конфликтов – это стараться быть до конца честным и не пытаться «сегодняшним умом» изменить отношение к прошлому, каким бы трагическим оно не было. 

Мне по-человечески понятны попытки России защитить свою историю от нападок. Но мне кажется, что Вторая мировая война – это не та тема, которая может объединить народы Европы, да и самой России. Война, вообще, по определению, не может стать созидательной идеей, как бы победоносно она не закончилась. В истории России есть много имен, величие которых не померкнет в веках: величайшие поэты и писатели, выдающиеся ученые и исследователи, музыканты, композиторы, актеры, превратившие свою родину в мировую культурную державу – вот то, на чем следовало бы строить национальный патриотизм. 


Русский Портал. Политика

 

Пришли свою новость на Русский Портал:  info@veneportaal.ee  








     
     
 

 
     
     
 

реклама на русском портале

 
     

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2009 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.