реклама на русском портале

internet-журналы русского портала: афиша кино бизнес политика экономика культура мнение интервью компьютер женский клуб путешествие welcome работа автоклуб internet-tv история фоторепортаж фотоклуб архитектура & дизайн недвижимость молодежь для детей арт галерея ресторан отель ярмарка web-дизайна клуб знакомств каталог компаний и организаций эстонии эксперт образование сделано в эстонии здоровье литература полезные ссылки: hansapank uhispank sampo krediidipank расписание городского транспорта


Будут ли всходы на русском поле?

(Субъективные заметки с научной конференции)

Свобода от кого и во имя чего?

- Русской журналистики в Литве нет!

Это полемичное заявление литовской журналистки Татьяны Ясинской задало тон международной конференции «Русское информационное поле Прибалтики», состоявшейся недавно в столице Эстонии. Ясинская выступала первой, и от того, как коллеги отнесутся к излагаемым ею проблемам, зависел ход всей конференции. К счастью, ее слова восприняли по-деловому и конструктивно.

Собравшиеся в Таллинне журналисты и исследователи масс-медиа представляли Латвию, Литву, Эстонию и Россию. Им предстояло обсудить заявленные организаторами три основные проблемы, вынесенные в названия круглых столов «СМИ и власть: свобода печати, журналистская этика и цензура», «Отражение в прессе интересов русскоязычной диаспоры: желаемое и действительное», «Профессиональные задачи русскоязычной журналистики Прибалтики как части глобального информационного пространства «Русского мира»». Основным докладчиком на заседании первого круглого стола и выступила Татьяна Ясинская.

Итак, есть ли русская журналистика в Литве или ее уже нет? Ясинская привела веские доводы в поддержку своего главного тезиса. На русском языке выходят всего две ежедневные газеты, которые являются переводами своих основных литовских изданий: «Республика» и «Клайпеда» (совсем недавно русскоязычный вариант последней был закрыт «по экономическим причинам», – прим.). Кроме того, издаются три еженедельника и нерегулярно выходит русский перевод оппозиционной литовской газеты «Горячий комментарий». И, примерно раз в месяц – две полосы, посвященные жизни русскоязычной общины, в газете «Клайпеда».

С «электронными» СМИ дело обстояло несколько лучше. На общественном теле- радиоканале LRT ежедневно с 16-30 до 17-00 на русском языке выходили получасовая новостная радиопередача и пять раз в неделю, с 17-15 до 17-25 – десятиминутная телевизионная передача «Вечерний вестник», трансляция которой была прекращена 3 сентября 2007 года. С сентября по май каждым субботним утром на LRT выходят 15-минутные просветительско-познавательные альманахи «Русская улица» и «Христианское слово». В Клайпеде круглосуточно работает частная региональная радиостанция «Радуга», а в Висагинасе ежедневно вещает частное телевидение «Сугардас».

Практически все, что публикуется или транслируется в Литве на русском языке – это либо переводы с литовского, либо заимствования из российских СМИ. Для самостоятельного творчества местных русскоязычных журналистов свободного пространства не остается. Вот и получается, что русской журналистики в Литве нет. В какой степени сложившаяся ситуация является результатом ущемлений свободы печати, отступлений от принятых норм журналистской этики либо влияния цензуры в той или и ной форме? В докладе Татьяны Ясинской, содокладе Галины Сапожниковой («Комсомольская правда», Россия) и выступлениях участников была предпринята попытка ответить на этот вопрос.


...Отвлечемся от описания хода конференции и поразмышляем над названными проблемами. Конечно, влияние власти на СМИ весьма велико в любой стране. Журналисты живут и работают во вполне определенном правовом поле. «Правила игры» устанавливают, прежде всего, законодатели и представители исполнительной ветви власти, которые интерпретируют существующие законы в конкретно-исторической ситуации.

В той же Литве эйфория от полученной независимости сопровождалась запретами на торговлю газетами, журналами и книгами на русском языке. Сохранившиеся русскоязычные издания погибли в водовороте рынка. Если литовским СМИ щедро помогало государство, а изданиям на польском языке – Польша и спонсоры из числа соотечественников, то русские масс-медиа были этого лишены. Кроме того, на публикации русскоязычных СМИ смотрели с предубеждением, как на «происки Москвы». То есть, русская журналистика изначально испытывала «определенные неудобства».

Инспектор по журналистской этике, известный литовский журналист Ромас Гудайтис в своем анализе отмечает многие негативные явления в литовских СМИ, которые в большинстве своем характерны и для других стран постсоветского пространства. В частности, он обращает внимание на то, что из журналистики «выдавливаются профессионалы». А это, в свою очередь, ведет к снижению качества публикаций и передач, нарушениям элементарных норм этики.

Хорошо, что в Литве есть свой «омбудсмен по прессе», как и в странах Северной Европы. Но там этические кодексы дополняют весьма и весьма либеральные по отношению к журналистам законы, по сути дела, превращая свободную прессу еще и в ответственную. А если жесткое соблюдение этических норм будет дополнять не только жесткие, но и откровенно дискриминационные законы? Тяжеловато придется журналистам!

В развитых странах найден баланс между правовым регулированием и саморегулированием СМИ. А на постсоветском пространстве возможны и нередко случаются крайности. Так что в борьбе за свободу печати и свободу слова закономерно ставится вопрос: свобода от чего и во имя чего?

Ни в одной из стран, откуда съехались участники конференции, нет предварительной политической цензуры в ее классическом проявлении. Существуют другие способы регулирования. Не зря же русскоязычные журналисты из Эстонии так тщательно подбирали слова и выражения при рассказе о своей работе!

Отражение интересов

Главный редактор журнала «Балтийский мир» Дмитрий Кондрашов, выступивший с основным докладом на втором круглом столе, высказал несколько интересных с теоретической и практической точек зрения тезисов. Его активно дополнили коллеги. Поэтому обсуждение проблемы отражения в прессе интересов русскоязычной диаспоры прошло в духе открытости и конструктивной дискуссии, заданном первым круглым столом.

Уже в самом вопросе, вынесенном на обсуждение, крылась интрига. Что можно считать желаемым? Какова действительная картина интересов русскоязычных? Дело в том, что русскоязычная община в любой из стран Прибалтики весьма неоднородна в национальном, социально-политическом, экономическом плане. Кроме того, разные условия выдвигают на авансцену различные приоритетные направления. В Литве, скажем, нет надобности бороться за равенство с титульной нацией перед законом. Зато есть ярко выраженная необходимость борьбы за свои права в экономической сфере и реальную возможность представлять свои интересы на политическом уровне.

Совсем другие социально-политические реалии в Латвии и Эстонии. Латвия еще только собирается предоставить право «негражданам» участвовать в местных выборах, а Эстония уже предоставила им такое право. Правда, только активное, т.е. право голосовать, но не право выставлять свою кандидатуру на выборный пост. Но есть общая проблема – статус русского языка в обществе и необходимость отстаивать право получения образования на русском языке.

Вот тут-то и кроется еще одна «подводная мина». Богатый человек любой национальности может предоставить своим детям возможность получить образование в самом престижном учебном заведении в любой стране. Значит, это, скорее, проблема не национальных отношений, а социально-экономических. И если в Латвии власти сумели «продавить» скандально известную школьную реформу, то это в большой степени является результатом пассивности «русского бизнеса».

Собственно говоря, здесь же, в экономике, следует искать причину успехов или неудач русскоязычной журналистики. В Латвии найдено более или менее приемлемое решение проблемы финансирования печати – в результате русская пресса стала «боевым отрядом», защищающим интересы своей диаспоры. Русские газеты читают, обсуждают, спорят о публикациях.

В Эстонии этого, к сожалению, нет. Здесь центральные русские газеты имеют небольшие тиражи, а в регионах их почти не читают. Зато у местной русскоязычной прессы, выпускаемой в местах компактного проживания представителей русской общины, не только светлое будущее, но и неплохое настоящее. «Нарва», «Северное побережье» и другие газеты тому пример.

Еще одна проблема волновала всех присутствовавших на конференции. Это необходимость межобщинного диалога. Такой диалог пытались наладить все русскоязычные СМИ, но на разных основаниях. В результате, и успехи разные. Но ситуацию, когда представители титульной и нетитульных наций живут в различных информационных средах, все признают неправильной.

Нужны ли партийная журналистика?

Уже при обсуждении второго вопроса повестки дня конференции выявились разные подходы к позициям журналиста в обществе, которые на третьем круглом столе привели к резким и эмоционально окрашенным выступлениям. В докладе, который сделал Сергей Крук (Латвия), и выступлениях участников речь шла о профессиональных задачах и функциях русскоязычной журналистики, о партийности (в широком смысле) и толерантности...

- Нет «русского поля», есть только «делянки», — заявил Сергей Крук.

Действительно, ситуация в прибалтийских республиках разная, точки зрения журналистов во многом не совпадают. Но есть общее стремление обмениваться своими соображениями о профессиональных задачах русскоязычной журналистики Прибалтики как части глобального информационного пространства на русском языке.

Теоретические разногласия вылились в эмоциональную перепалку между участниками. Должен ли журналист открыто заявлять о своей политической позиции и отстаивать свою точку зрения, или он является всего лишь ретранслятором, зеркалом происходящих событий и не имеет права давать им свою оценку?

Телеведущий «Первого Канала» Максим Шевченко (Россия) выступил за политическую ангажированность журналиста, соответствующую его убеждениям, за его активную позицию. Ему оппонировали коллеги из Эстонии, отстаивавшие вторую точку зрения.

Поскольку я пишу субъективные заметки, а не отчет о конференции в его классическом виде, то позволю себе маленький исторический экскурс. В 1920-х годах в США был популярен «объективный репортаж», в котором в публикации исключался любой оценочный момент. Со временем общественность заметила целый ряд недостатков этого метода. Руководители СМИ и государственные деятели делали все для того, чтобы присутствовала только одна, официальная точка зрения. К тому же выяснилось, что отгородившиеся от народа пресс-службами и «контржурналистами» отцы нации могут говорить не только правду, но и полуправду и откровенную ложь. Это позволило американскому исследователю Е. Ламбету заявить: «многие считают, что «объективный репортаж» может играть для сильных мира сего роль дымовой завесы, благодаря которой можно распространять официальную точку зрения без критического анализа» (Lambeth E. Committed Journalism. – Indiana, 1992. – P.189.). Далее он предложил в качестве противоядия использовать аналитические статьи в прессе.

Итак, столкнулись две позиции: открытая партийность (в широком смысле слова) журналистики и ее «беспристрастность», нейтральность по отношению к событиям и явлениям.

...Политизации таллиннской конференции добавил приезд одного из руководителей организации «Ночной дозор» Дмитрия Линтера, только что выпущенного из тюрьмы. В целом общение журналистов стран Балтии и России прошло интересно и насыщенно, прозвучало много неординарных и важных выступлений. Точки зрения, естественно, были разными. Но, как говорят мудрые китайцы, «люди разошлись обогащенные знаниями друг друга».

Сергей Михайлов, профессор СПбГУ

 

Рекламная служба

Русского Портала

Tel:

55 48810

E-mail:

info@veneportaal.ee


По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2007 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.