Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >> Читать все материалы рубрики >>

 

РИФМОВАННОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ от члена жюри «Русской Премии»


На торжественной церемонии вручения «Русской Премии» в Москве было много людей, которые отвечают за уровень не «какой уж есть», а подлинной русской литературы. Главный редактор «Знамени» Сергей Чупринин, первый заместитель Чупринина Наталья Иванова, главный редактор журнала «Дружба народов» Александр Эбаноидзе, заведующая отделом поэзии Галина Климова, заведующий отделом прозы Леонид Бахнов, главный редактор «Иностранной литературы» Александр Ливергант.

Именно они, как и их питерские коллеги в «Звезде» – приходят ежедневно в редакции своих журналов и читают, вычитывают, ищут, отбрасывают, настаивают, отвергают, принимают, вдумываются, сомневаются, словом, собирают очередную книжку журнала, движимые только любовью к литературе. (Их зарплата не позволяет в этом сомневаться). И пока эти люди и эти журналы живы, жива совесть словесности, и у читателя, обманутого рыночным ширпотребом, грубым литературным «Черкизоном», есть возможность одуматься и вернуться к хорошей книге.

«Русская Премия», как и толстые литературные журналы, не учитывает ни общественные заслуги, ни читательский спрос, а сосредотачивается исключительно на достоинствах текста.

Текст, завоевавший первую премию в какой-то номинации, издается затем отдельной книгой. И вот у меня в руках прелестно оформленный сборник стихов Бахыта Кенжеева, живущего сейчас в Канаде.

Говорил тарапунька штепселю: дело дрянь.
Отвечал ему штепсель: не ссорятся янь и инь.
У одних на дворе полынь, у других герань.
Мир прозрачный устроен просто, куда ни кинь.

Вертихвостка клязьма спит, не дыша, в заливных лугах.
Добивая булыжником карпа, пыхтит старик,
и зубастый элвис, бегущий на трех ногах,
издает с берцовой кости игрушечный львиный рык.

И полночный люд, похоронный пиджак надев,
наблюдает молча, пока за ним не следят:
превращаются школьницы в дерзких и жалких дев,
превращаются школьники в мытарей и солдат.

Мы не верили ни наветам, ни вещим снам,
а теперь уже поздно: сквозь розовый свет в окне
говорящий ангел, осклабясь, подносит нам
чашу бронзовую с прозеленью на дне.

Конечно, я могла бы объяснить, что Тарапунька и Штепсель в пятидесятых - шестидесятых годах минувшего века были популярными эстрадниками, их утвержденные во всех инстанциях шутки разлетались по стране. И, конечно, они ничегошеньки не слышали ни про Инь и ни про Янь, - увлечение Востоком пришло в страну только через несколько десятилетий. И это увлечение стало столь же обязательным и так же отдавало пошлостью, как когдатошние шутки Тарапуньки и Штепселя. Впрочем, разве что-то поменялось? Вот и сейчас есть какое-нибудь «Кривое зеркало» и «новые русские бабки», и на них свысока поглядывают продвинутые передачи типа «Сomedy Club» и «Yesterday life».

Но, может быть, ничего и не стоит объяснять. Стихи большого поэта истинный ценитель и пониматель ухватывает каким-то боковым зрением, ему важнее вал ритма, энергия стиха, умение поэта втянуть тебя в воронку турбулентности, чем какие-то конкретные вещи. И при этом читатель откуда-то знает, что поэт не наврал в деталях, но был честен даже в тот момент, когда никто уже не мог его проверить.

Молодая поэтесса Мария Тиматкова назвала стихотворение «Калифорнийская мимоза». И в нем, собственно, вся ее биография.

Вдоль фривеев цветут мимозы –
Златовласки из сказки,
Цыплячьи шарики,
Помпончиковые веточки.

Чем пахнет мимоза? Я помню:
Первым солнцем, тающим снегом.
Подсохшим асфальтом пахнет,
Синим холодным небом.

Сосульками пахнет и мокрым ветром,
Пахнет игольчатой новой весной.
Жёсткой прозрачной оберткой пахнет,
Колючей случайной встречей в метро с приятелем.

Сорвала себе ветку мимозы,
Вдыхаю.
И выдыхаю.
Мимоза пахнет Москвой.

И, наконец, вышел сборник стихов Олега Завязкина из Донецка. Назван сборник с претензией и вызовом «Малява». То есть на воровском жаргоне – весть, весточка с воли или на волю. И вся книга проникнута таким лагерным наигрышем, легким хулиганством, неоскорбительными приколами. А на дне – тоска и грусть, жесткая мужская жалоба.

У суки был тёмный гнилой оскал.
А он уж не помнил, чего искал.

Она возвращалась часам к шести,
чтоб в садике мертвым его найти.

Но он, улыбаясь, навстречу шел
и за руку сонную дочку вел.

И сука добрела и шла к плите,
а после стелила ему постель

и рядом ложилась, закрыв глаза,
и помнила твердо, что спать нельзя,

чтоб завтра вернуться часам к шести
и в садике мертвым его найти.


… Мы как-то стали забывать о том высочайшем уровне поэзии, который всегда был свойствен русской литературе. И разучились следить за новыми публикациями поэзии. А она продолжает жить в толстых журналах и участвует в конкурсе «Русская Премия».

Может быть, вы пишете стихи?..

Post scriptum. Елена Скульская

Отправь свой отзыв главному редактору:  viktoria@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2011 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.