Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >> Читать все материалы рубрики >>

 

ВОЙНА, КИНО И ЖИЗНЬ


Если верить кинематографу, то власть во всем мире поделена между коррумпированными чиновниками и дисциплинированными бандитами. На этом строятся и яркие, страстные, тяготеющие к средневековой живописи итальянские детективы, утонченно-ироничные, с подтекстами иронии и грусти, детективы французские, вырубленные в камне топором стремительные и кровавые американские экшены вместе с их саспенсами… Что до российских триллеров, то они создают не только киношную реальность, но и реальность телевизионную, убеждая вечерне-диванную аудиторию в том, что бандиты уже ни с кем не делят власть.

Кому же поручено в кинематографе противостоять надвигающемуся ужасу? Ветерану войны! Какой-нибудь! Вьетнамской, Афганской, Иракской, Чеченской. Человеку, который живет без подтекстов, без иерархии смыслов, не в трехмерном пространстве, а в пространстве театра военных действий. Как всякий театр, и этот построен на колоссальной условности, но здесь в условия актерской игры входит гибель.

Чем сомнительнее цели войны, тем с большей обидой возвращается к мирной жизни герой. Тем больше у него потребность отомстить за погибших товарищей, за свою искалеченную судьбу, за свою наркотическую жажду нового риска и нового боя.

Сергей Говорухин, известный документалист, военный корреспондент, бесстрашно работавший в горячих точках, раненый, потерявший ногу, снял первый игровой фильм «Никто, кроме нас…» о своем alter ego. О журналисте, который вернулся с войны, но не может без нее жить, которому мерзок мирный город с его унылыми кафе, скучными театрами, очередями в буфет, тряскими и холодными трамваями, а главное – с отвратительными коллегами, делающими деньги на том, что модно. С продюсерами, которые посылают журналистов на бойни, думая только о прибылях. И он снова уходит на войну, оставив дома любимую женщину, которая без него пропадает.

Александр Гордон устроил обсуждение этого фильма на «Закрытом показе» на Первом канале в минувшую пятницу. Как всегда были и сторонники фильма, и его противники. И, что очень и очень редко случается на передачах Гордона, было масса нелепостей, тяготеющих к карикатуре.

Известный кинокритик Светлана Степнова долго говорила о неправильной одежде главной героини. Наташа (Мария Миронова) работает в ночном клубе на подтанцовке, а между тем, одета в коричневый берет и легкое красное пальто по зимней погоде. «Никогда девушка из ночного клуба не будет так одета и так накрашена!» - бушевала Степнова. При этом сама Светлана Степнова была на показе в застиранном свитере ядовитого зеленого цвета, сидела на стуле, развалившись и раскинув ноги, имела на голове плохо промытые и плохо прокрашенные волосы, а на носу – уродливые старомодные очки. «Не может так одеваться популярный и известный кинокритик!» - вероятно, хотела закричать Мария Миронова, но промолчала и смиренно выслушала замечания.

Разумеется, критик может одеваться как угодно, и при этом высказывать самые строгие суждения об одежде персонажа, но все-таки он должен это делать, исходя не из своего жизненного опыта, а из задач фильма! В фильме показана именно такая – в скромном берете - девушка из подтанцовки, попавшая на эту работу по нелепости, по растерянности…

Но в том-то и была главная беда «Закрытого показа», что все сосредоточились не на художественной, а именно на жизненной правде снятого. Бесконечно обсуждали потерянную на войне ногу режиссера. И он о ней говорил несколько раз, подчеркнув, что уже на протезе, движимый укорами совести, вернулся корреспондентом в горячие точки. Гордон подтвердил: «Фильм - честный». Потом долго и малопонятно на боевом сленге говорил некто в тельняшке, рассказывая о своем военном опыте. Отвечал на вопросы: могли ли персонажи вырезать бесшумно блок-пост противника или не могли? Оказалось, могли. Поскольку блок-пост был занят разделыванием барана, «а это у них – святое». Несколько раз Президент гильдии киноведов и кинокритиков Виктор Матизен пытался свернуть на искусство, утверждая, что правда-правдой, а военные сцены сняты плоско, неубедительно, невнятно, недостоверно. Страшно раздражившись, Сергей Говорухин перебил его: «Вы ни хрена не понимаете!» И с ним, с Говорухиным, все согласились. И Матизен не счел нужным оскорбиться на подобную реплику. А Гордон не счел нужным сделать режиссеру замечание. А ведь это самая интеллигентная передача на Российском телевидении!

Во всех остальных передачах кричат друг другу: «Заткнись!» (Так вступила в спор с оппоненткой народная артистка Валентина Титова на передаче «Пусть говорят!»). Оскорбляют. И ничего, попривыкли, утрутся и говорят дальше.

Фильм «Никто, кроме нас…», на мой вкус, снят с позиции силы. Которая приравнена к праву. Если я побывал на войне, потерял на ней ногу, то имею право снять то, что хочу, а у вас у всех есть единственное право – молчать, тыловые крысы. То есть человек, убивавший других людей, заведомо лучше, чем те, кто не убивал. По определению. И мирная жизнь – заведомая мерзость и пошлость. А на войне все настоящее – и песни Окуджавы, и мужская дружба, и смерть в бою, и любовь, оставленная на произвол той самой мирной жизни.

Что будет с кинематографом, если он сложит оружие?!

 

Post scriptum. Елена Скульская

 

Отправь свой отзыв главному редактору:  viktoria@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2010 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.