Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >> Вернуться на главную Рубрики >>

 

Украденное интервью


Вячеслав Иванов


Личность 15-го предстоятеля Русской Православной Церкви, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго, его роль в возрождении духовности (и православия как одного из её «инструментов») на территории СССР и конкретно Эстонии заслуживают гораздо более пристального внимания, а информация о нём – более широкого обнародования, чем мы имеем сегодня. 

Особенно непонятна в этой связи позиция руководства Эстонской Республики, которое могло бы извлечь несравненно больше пользы для своего государства уже хотя бы самим фактом прямой причастности Его Святейшества к судьбам Эстонии и населяющих её народов. Присвоение имени Патриарха Алексия II парку возле строящегося на Ласнамяэ православного храма, конечно, заслуживает одобрения и благодарности в адрес столичной мэрии. Но одного этого явно мало. Хотя, как говорится, и на том спасибо!..

В своё время мне довелось неоднократно встречаться с будущим Патриархом, и я имел уникальную возможность в ходе такого общения почувствовать весь масштаб и глубину этой выдающейся личности. Он удостоил меня чести познакомиться с рефератом его трёхтомного труда «Очерки по истории православия в Эстонии», лёгшего в основу диссертации на соискание степени доктора богословия. Одной лишь этой книги было бы достаточно, чтобы навсегда внести имя Алексия II в список ярчайших имён, причастных к укреплению добрососедских отношений между эстонским и русским народами. А ведь им было сделано на порядок больше, чем только этот труд (не стану утомлять читателя перечислением его заслуг: зайдите в Google и наберите имя Алексия II – перед вами откроются десятки статей).

Сегодня я хочу рассказать лишь об одном эпизоде, связанном с нашими встречами и имеющем, я бы сказал, несколько даже мистическую окраску. 


…Перестройка и гласность набирали темпы, но только не в Эстонии. Первый секретарь ЦК КПЭ Карл Генрихович Вайно, наш «эстонский Хонеккер», всеми силами противился новшествам и пытался даже ужесточить партийную цензуру в масс медиа. Правда, это уже плохо удавалось: крапивное семя – журналисты – пролезали во все щели, кои проморгало бдительное око партийной цензуры. 

Не осталась в стороне от мейнстрима и «Советская Эстония» – газета ЦК КПЭ и Совета Министров ЭССР. Редактором к тому времени был назначен молодой выдвиженец Сергей Тараканов. Ему-то, упирая на необходимость соответствовать московским веяниям, я и предложил опубликовать интервью с одним из высших иерархов Русской Православной Церкви. Повод был более чем уважительный: шел 1987 год, и Церковь, да и, как это ни странно на первый взгляд, ЦК КПСС, готовились широко отметить 1000-летие крещения Руси, намереваясь придать этому событию мощную патриотическую окраску.

Тараканов, чрезвычайно остро чувствовавший конъюнктуру, согласился практически сразу. Проблемы с кандидатурой – у кого брать интервью – не было. Естественно, у возглавлявшего тогда Таллинскую епархию Митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, впоследствии Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который связан с Эстонией кровными и «служебными» узами.

Вся процедура созванивания с канцелярией Его Высокопреосвященства, переговоров о встрече и решения прочих «оргвопросов» заняла совсем немного времени, и вот эта встреча состоялась. 

Канцелярия Митрополита попросила предварительно прислать им редакционные вопросы в письменном виде. Просьба не вызвала удивления: такая практика достаточно распространена, особенно когда речь идёт о собеседниках высокого ранга. Письменно же были даны и ответы. Много лет спустя я узнал, что готовил эти ответы один из наиболее близких тогда к Владыке помощников, до недавних пор проживавший в Таллине. Не без некоторого, впрочем добродушного, злорадства он высказал мне позднее своё мнение: вопросы, дескать, были, по его мнению, довольно глупыми!.. Спорить у меня ни малейшего желания не возникло. Одно из золотых правил журналистики гласит: вопросы могут быть сколь угодно глупыми, лишь бы ответы были умные. А ответы, действительно, были не только умные, но и чрезвычайно интересные – особенно если учесть почти абсолютную неосведомлённость тогдашнего массового читателя в вопросах морали, этики, религии, в истории взаимоотношений Церкви и государства. Льщу себя надеждой, что к составлению ответов митрополит всё-таки тоже был причастен...

Несмотря на то, что они также были представлены редакции в письменном виде, повторяю, наша встреча состоялась, и, надо отдать должное Его Высокопреосвященству, он проявил чрезвычайную терпимость и терпение, уделив этой встрече более двух часов своего действительно драгоценного времени. При этом, видя моё естественное по тем временам затруднение по поводу формы обращения, Митрополит, скупо улыбнувшись, сам предложил называть его обычным мирским именем – Алексей Михайлович.

Надо заметить, что при всей его общительности и доброжелательности, Алексей Михайлович произвёл на меня впечатление человека скорее закрытого. В отличие от его грузинского «коллеги» – Патриарха Тбилисского и всея Грузии Илии II, с которым я встречался в том же 1987 году осенью. Но об этом – как-нибудь в другой раз.

Как пример интровертности митрополита могу привести его высказывания по поводу фамилии Ридигер, которую, как известно, он носил. В тот период он утверждал, что ему почти ничего не известно о происхождении этой фамилии, и вообще он мало знает о своих родовых корнях. Звучало это, мягко говоря, странно, но не спорить же с Высокопреосвященнейшим!..

Впоследствии, уже на рубеже столетий, Алексий II очень подробно изложил в нескольких интервью российским масс-медиа всю историю своего семейства, включая печальные и даже трагические страницы – многие его родственники подвергались репрессиям в советский период. Сомневаюсь, что эти подробности стали известны ему лишь в конце ХХ века. Я прекрасно понимаю, что он не хотел их афишировать в тот момент: время было ещё достаточно смутное, и никто не мог гарантировать, что начавшиеся перемены окажутся необратимыми. Так что о некоторой скрытности и осторожности моего собеседника я говорю не в качестве (упаси Бог!) упрёка в его адрес, а просто как об одной из черт характера. Не более того!

… Когда текст первого интервью был полностью подготовлен к печати, мне вдруг пришла в голову шальная мысль: а не предложить ли его «главному рупору перестройки» – газете «Московские новости»?! По тогдашним временам для любого, скажем так, прогрессивно настроенного журналиста (а себя я, натурально, причислял к этому славному племени) опубликоваться в «Московских новостях» было, как в известном анекдоте, то же самое, что для скрипача – сыграть на скрипке Паганини или для чекиста – пострелять из револьвера Дзержинского.

«Московские новости» в те годы представлял в Эстонии один из ведущих ныне сотрудников пресс-службы Таллинской мэрии Лео Вайно. К нему-то я и обратился со своим дерзким вызовом. Лео охотно взялся исполнить роль связного и переправить мой материал в Москву.

Через пару дней он сообщил мне, что текст редакцией принят, но сотрудник, к которому он попал для обработки, уходит в отпуск и вернётся не раньше, чем через месяц. Надо ли уточнять, что ради чести – уже почти гарантированной – опубликоваться в горячо почитаемом мною издании я был готов ждать гораздо больше, чем месяц?! 

А в «Советской Эстонии» интервью уже было готово к публикации, и мне понадобилось срочно уточнить некоторые детали. Я позвонил в ленинградскую резиденцию митрополита, мы обговорили то, что мне было нужно, и вдруг Владыка Алексий сам, без всякой с моей стороны инициативы, сообщил мне, что он был накануне в Москве, где заходил в редакцию «Московских новостей» и вычитывал гранки идущего в номер моего интервью с ним.

Разумеется, эта новость стала для меня приятным сюрпризом: я-то настроился ждать как минимум месяц, а всё происходит гораздо быстрее! Но, естественно, никаких возражений такой ход событий у меня не вызвал и вызвать не мог. И я принялся по-хорошему нетерпеливо волноваться.

Тут надо отметить ещё одну странность во всей этой ситуации. «Московские новости» выходили еженедельно по средам, но из-за несовершенства тогдашней полиграфии и коммуникаций попадали в Таллин не раньше четверга, а то и в пятницу. В описываемом мною случае «МН» единственный раз на моей памяти пришли в Таллин именно в среду.

И вот, в ночь со вторника на среду, мне приснился сон, который иначе, как вещим, я назвать не могу. Мне снилось (причём очень чётко, с узнаваемыми деталями, что во сне бывает редко), как я иду утром на работу и по пути заворачиваю к газетному киоску, в котором обычно покупал «Московские новости». Я беру свежий номер еженедельника, разворачиваю его и вижу свой материал. Я даже помню до сих пор, как он выглядел внешне: развёрстанный на две полосы разворота, с «подрезом» по «подвалу». (Забегая вперёд, скажу, что в реальности он был свёрстан на одну полосу – справа по развороту, но это уже неважно.) И всё очень хорошо и даже очень радостно. Но вот я перевожу взгляд свой (во сне) в конец материала, на подпись, и – о, ужас! – вижу, что подпись-то не моя!

Проснулся я в диком расстройстве и не сразу осознал, что это сон – настолько он был явственным и достоверным. Наконец, придя в себя, я успокоился, но какая-то заноза в душе всё же оставалась. И я решил поскорее отправиться на работу, чтобы окончательно убедиться в напрасности своих страданий.

«Мой» киоск был в то утро почему-то закрыт, и это лишь подлило маслица в огонёк, тлевший в моей израненной душе. Оставалась одна надежда – на киоск (точнее, газетный прилавок), действовавший в те времена в вестибюле Дома печати на Пярнуском шоссе. Правда, там «Московские новости», приходившие вообще считанными экземплярами, оставлялись для «своих» постоянных покупателей. Но уж поглядеть-то, не покупая, я смогу, надеюсь, в этом мне не откажут!..

Киоскёрша, знавшая меня в лицо, не отказала. Трепеща всеми клетками своего организма, я развернул газету, лихорадочно пролистал её чуть ли не всю (наверное, подсознательно я искал текст в том виде, как он выглядел во сне). Наконец, наткнулся на настоящее интервью… Видимо, в этот момент мне стало на какой-то миг нехорошо, потому что киоскёрша встревоженно что-то спросила у меня, но что именно – я не расслышал. И хотя я практически тут же оправился, но факт оставался фактом: под интервью с Митрополитом Алексием стояла НЕ МОЯ ПОДПИСЬ. 

Дальнейшее можно изложить довольно бегло. Я уже упоминал, что ответы из канцелярии митрополита были даны в письменном виде. Предусмотрительный Владыка (времена, напомню, были ещё вполне советские) отправил копию текста в Комитет по делам религий при Совете Министров СССР. Мысль же опубликовать интервью с кем-то из руководства Русской Православной Церкви пришла в голову не мне одному – как говорится, идеи витают в воздухе. Один из известных в те годы сотрудников «МН» – обозреватель Александр Нежный (это его фамилия, а не псевдоним) изловил такую же идею из того же воздуха. И, не мудрствуя лукаво, обратился сперва в вышеозначенный Комитет, где ему простодушно сказали, что подходящий – заметьте, готовый! – текст у них уже имеется. Остальное было делом техники. А переданный коллегой Вайно мой экземпляр текста тем временем спокойно отлёживался в столе у ушедшего в отпуск сотрудника.

К чести (относительной, разумеется) А. Нежного следует заметить, что он слегка переформулировал вопросы и переставил абзацы ответов. И поставил при этом в конце не свою фамилию, а псевдоним. Какой именно, я уже не помню, но именно псевдоним. Видимо, таким образом он решил придать тексту видимость отличия от «первоисточника», поскольку под оригинальным текстом стояла-таки моя первородная подпись. 

Всё это поведал мне по телефону заместитель главного редактора «Московских новостей» товарищ Бузычкин, чьи координаты мне дал Лео Вайно, объяснив это тем, что главный редактор Егор Яковлев был не то в командировке, не то в отпуске. Тот же товарищ Бузычкин (я так и не узнал его имени-отчества) сочувственно предложил мне опубликовать что-то вроде поправки, в которой напечатать моё имя и дать некоторые, приличествующие случаю, объяснения и извинения. Я отказался, поскольку такие поправки никто, как правило, не читает, да и эффект от неё не шёл ни в какое сравнение с тем, который мог бы быть при публикации самого интервью с митрополитом за моей подписью. Так мой дебют в главной перестроечной газете оказался не то, чтобы не состоявшимся, а каким-то анонимным… После чего, кстати, я заметно охладел к «Московским новостям».

Во всей этой истории меня, собственно, занимает один момент. Сам факт подмены подписи, в конце концов, получил хоть и неприятное, но вполне реалистичное объяснение. Подчеркнём: после случившегося. Почему мне приснился сон о самой публикации – тоже не «бином Ньютона»: я был уже подготовлен сообщением о том, что материал идёт в номер, понятное волнение передалось в подсознание; ну, а остальное известно из общего курса психологии.
Но вот как я мог заранее предвидеть, что публикация будет сопровождаться чужой подписью?! Моё подсознание такой информацией не обладало и обладать не могло. Остаётся только мистика.

При одной из последующих встреч с Митрополитом я попытался навести его на разговор об этом феномене. Но, как известно, любая официальная Церковь не признаёт мистики. И Его Высокопреосвященство не стал отступать от этого принципа: он охотно отвечал на все мои вопросы и рассуждал на любые, самые отвлечённые, темы, но всё, что касалось привидевшегося мне во сне, он просто пропускал мимо ушей.

… В конце нашей самой первой встречи Владыка подарил мне Библию, в которую была вложена его фотография в торжественном облачении, с собственноручной росписью на обороте. Надо знать те времена, когда приобрести Книгу было затруднительно даже в церкви, чтобы понять, насколько ценным был этот дар. К тому же – из рук ТАКОГО человека. 


Русский Портал. Между прошлым и будущим

 

 

Отправь свой отзыв главному редактору:  viktoria@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2011 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.