Vene Portaal TV    Рестораны Эстонии    Отели Эстонии    Estonian Pages    European Photomodels    Konjak 24    Винный Клуб

     

              

internet-tv мнение эксперт путешествие недвижимость автоклуб история компьютер образование фотоклуб знакомства для детей

литературная эстония вышгород бесплатные объявления архитектура & дизайн каталог фирм и организаций эстонии ресторан отель



    

 

Вернуться на главную Русского Портала >> Вернуться на главную Рубрики >>

 


Между Сталиным и мной…


Вячеслав Иванов

Вообще-то профессиональные каноны требуют, чтобы рубрика и заголовок не были похожи по формулировке. Но другое правило журналистики гласит, что заголовок должен интриговать читателя, привлекать его внимание. И если эти две установки вступают в противоречие, автор вправе поступать так, как он считает нужным. Вот я и поступаю. Рубрику я изменить не могу, а заголовок… Ну, уж очень хочется вас, уважаемый читатель, заинтриговать как можно сильнее.

Нет, вы не подумайте, я не настолько поражён манией величия, чтобы поставить знак равенства между мной и Вождём всех народов, а также их Учителем и Отцом. Просто мне вспомнилась фраза, которую сказал кто-то из великих актёров. К сожалению, не помню, кто именно, но фраза запомнилась – уж очень она образная. Актёр этот родом был из семьи страстных московских театралов, и в доме у них часто бывал Антон Павлович Чехов, который, по фамильному преданию, держал будущую гордость российской сцены на коленях. И вот, спустя десятилетия, ставший сам маститым артистом и признанным мэтром, этот человек сказал студентам театрального института, где он преподавал, примерно следующее: «Не надо думать, что Чехов – это очень далёкое от нас прошлое, мумифицированная классика. Поверьте, он к вам гораздо ближе во времени и пространстве, чем вы это можете вообразить. Представьте себе: между вами и Чеховым – всего один человек. Это я!»

Вот так же и между Сталиным и мной – всего один человек. С ним (а точнее – с ней, видевшей Иосифа Виссарионовича не просто «вживую», а буквально на расстоянии вытянутой руки, и многократно!) я познакомился двадцать с лишним лет назад, но детали этой встречи живы в моей памяти, как будто она произошла вчера.

ГНЕЗДО ГОРНОГО ОРЛА

Незадолго до кончины СССР, году в 1988-м, перепало и мне, занимавшему тогда должность заведующего отделом пропаганды газеты «Советская Эстония», от партийных щедрот: путёвка на двоих в дом отдыха ЦК КПСС «Холодная Речка» на Чёрном море, недалеко от Сухуми.

Что-то в этом названии сразу показалось мне знакомым. Ну, конечно: тут находилась одна из многочисленных дач товарища Сталина, где он проводил лето. Кто интересуется – прочитайте «Московскую сагу» Василия Аксёнова. Именно здесь один из героев трилогии, профессор Градов, врачевал вождя мирового пролетариата.

Разумеется, мой интерес к этой точке на карте возрос в геометрической прогрессии. Побывать на даче товарища Сталина!..

Однако сам дом отдыха оказался вполне современным сооружением. Поселили нас с дочерью в приличном номере с видом на море и горы. Всё прекрасно: в душе есть горячая вода, лифт работает бесперебойно, столовая отменная… Правда, ночью я проснулся от того, что через нашу комнату с грохотом проезжал какой-то поезд! Это мне так спросонья поблазнилось. На самом деле поезд проходил далеко внизу, почти вдоль береговой кромки, но акустика у этой местности такая замечательная, что кажется, будто вагонные колёса гремят над самым вашим ухом. Днём это ещё не так заметно, а в ночной тиши очень даже впечатляет…

Нет, Иосиф Виссарионович явно проживал не здесь. Стал я выспрашивать у персонала – что да как. И выяснил, что непосредственно сама дача находится ещё выше по склону горы (хотя и наш корпус лепился гораздо выше середины величественного амфитеатра, обращённого открытой своей стороной к морю), и её ниоткуда так вот запросто не увидишь – надо вскарабкаться либо по склону, либо по дороге-серпантину, попыхтеть…

Всё-таки хорошо быть журналистом республиканской партийной газеты! По предъявлении в администрации соответствующих «корочек» телефон сестры-хозяйки, распоряжающейся именно дачным комплексом, мне дали без всяких пререканий. Позвонил, договорился… Спрашиваю у дочери: «Хочешь в гости к товарищу Сталину!». «Хочу!» – отвечает. Ну, пошли!

… Здесь позволю себе небольшое отступление.
Название своё дом отдыха получил по имени речки, действительно протекающей здесь с гор к морю. Вообще-то все горные реки холодные, и почему именно эту назвали именно так – не знаю. Ну, назвали, как назвали – что уж теперь?!
Никаких населённых пунктов здесь отродясь не было. Потому, наверное, и выбрали это место – чтобы никто и ничто не тревожило великих мыслей великого человека.
И только когда дача была построена, на противоположном берегу той самой речки возвели посёлок из щитовых сборных домиков – для персонала. Как же без обслуги-то?!

Этот посёлок, несколько разросшийся за счёт возведённых позднее (в большинстве – стихийным самостроем) домов и домишек, сохранился и по сию пору. Но чтобы попасть из него на дачу товарища Сталина, надо преодолеть спуск к реке, а потом –изрядный и извилистый подъём. Где-то на его середине и построили в 60-е годы новый корпус ЦК-вского дома отдыха. Других зданий и сооружений тут нет, до ближайших городов – Сухуми, Гагры, Пицунды – надо добираться на рейсовом автобусе, который останавливался в «щитовом посёлке» не более двух, максимум – трёх раз в сутки. Нынче, возможно, и чаще. 

ПО ТУ СТОРОНУ «БУНКЕРА»

Когда мы подошли к воротам дачи, было уже за полдень, начиналось пекло. Но здесь всё дышало прохладой и свежестью.

Сами ворота можно так назвать с изрядной долей условности. Реально: настоящий бетонный поместительный бункер, в который при Вожде заезжали автомобили – с грузами ли, с пассажирами или ещё с чем, – и ворота наглухо закрывались с обеих сторон. Досмотр груза (включая людей), проверка документов, то – сё… Слава Богу, всё это в прошлом. При нашем приходе на нас вообще практически никто не обратил внимания. Оно и понятно: перестройка, однако! В связи с нею же помещения в дачном корпусе сдавались, и за очень хорошие деньги, «новым русским», среди которых преобладали «лица кавказской национальности». Высокая плата объяснима: во-первых, комфорта больше, а во-вторых, – экзотика!

Сестра-хозяйка встретила нас на выходе из «бункера». Представились друг другу. Фамилию её я запомнил точно: Немченко. А вот за имя-отчество не ручаюсь. По-моему, Мария Васильевна. Так и будем её именовать впредь.

Мария Васильевна первым делом извиняющимся тоном посетовала: мол, нынешние постояльцы не отличаются особой аккуратностью, так что не взыщите, если что-то вам покажется не очень приглядным… Сейчас гости либо на пляже, куда их возят с этой верхотуры специально арендованные лимузины, либо на экскурсиях по окрестностям, так что нам никто не помешает. (Мой статус журналиста партийной республиканской газеты действовал безотказно!)

По тому, с каким выражением Мария Васильевна говорила об имуществе и помещениях, находящихся под её попечением, я заподозрил, что это не просто пиетет перед историей. И оказался прав. Наш «экскурсовод» работала на даче аж с 1952 года и застала Вождя в последний его приезд.

То есть она видела товарища Сталина так близко, как это вообще возможно, могла даже дотронуться до него, но, разумеется, – не смела (да если и посмела бы, то потом…). В течение нескольких месяцев она подавала ему блюда из кухни в столовую, где Вождь – один или со свитой – завтракал, обедал и ужинал. Её должность так и называлась – подавальщица

Спрашиваю: 

- А как это происходило?

- Очень просто. Я под присмотром двух охранников получала из окошка раздачи тарелки с приготовленной пищей и ставила их на поднос, а потом, в сопровождении всё тех же охранников, несла их по коридору в столовую и подавала товарищу Сталину и его гостям на стол. Если было много народа – когда он вызывал из Москвы членов ЦК или Политбюро – мне помогали другие подавальщицы.

- Мария Васильевна, а вас не «напрягало» постоянное присутствие фактически двух конвоиров?

- Нет. Так было положено.

- А если бы на кухне кто-то подложил в блюдо отраву? Вас бы обвинили?

- Нет, что вы?! Там ведь дежурили свои охранники!

…Дача в Холодной Речке была последней в череде летних перемещений Сталина по Причерноморью. Начинался маршрут, как правило, в Сочи или Минеральных Водах, а заканчивался, после озера Рица и других «точек», здесь. Отсюда Вождь отбывал в Москву уже где-то незадолго до Октябрьского парада на Красной площади.

СКРОМНОСТЬ ВОЖДЯ

В быту Иосиф Виссарионович был неприхотлив, ночевал поочерёдно в одной из девяти или десяти (я сбился со счёта после четвёртой), обшитых с пола до потолка резными панелями различных драгоценных древесных пород, комнат второго этажа главного корпуса дачи, который он занимал один. Правда, пока его дочь Светлана была маленькой, её селили в этом же доме. А когда подросла – выстроили для неё специальный флигель в глубине разбитого вокруг дачи сада с огромным цветником. Иногда, вооружившись садовыми ножницами, Иосиф Виссарионович самолично подстригал розовые кусты.

Когда приезжали московские «гости», их размещали в другом флигеле – прямо под глухой стеной главного корпуса. Глухой – чтобы не было соблазна подсматривать за Вождём или, не дай Бог! – попытаться проникнуть к нему через окно.

Если был один, то к обеду или ужину выходил не по графику, а когда испытывал голод. Присаживался к столу, который каждый раз накрывался «по полной программе» (для чего содержался целый штат егерей, рыбаков и поваров всех «профилей» – от специалистов по супам и жаркому, до кондитеров). Выпивал бокал красного грузинского вина и пробовал понемногу от всех блюд, или выборочно: мясо, птицу, рыбу… И уходил. Остальное разбирала и потребляла челядь – строго по ранжиру.
- Роста был невысокого, плотный, рыжеватые волосы, рябой… С официальными портретами мало общего!
Сказано это было таким тоном, что становилось ясно: официальные портреты – грубые поделки неумелых ремесленников, а невысокий рыжеватый и рябой оригинал – это живой бог!

… Лично меня поразила ванная комната. Назвать её комнатой – значит ничего не сказать. Это настоящий зал, просторный и светлый. Снизу доверху отделан кафельной плиткой, а к противоположной от входа стене, причём, вопреки всем канонам, не в углу, а как раз посередине стены, прилепилась сама ванна, больше похожая на фаянсовую вмурованную мыльницу – настолько её размер контрастировал с масштабами всего помещения. Даже при небольшом росте Вождя в такой ванне можно было только сидеть. Видимо, делая распоряжения о размерах ванны, Сталин учитывал печальный опыт Марата …

Посещение этой комнаты навеяло мысли о водных процедурах. Интересуюсь, а как же Вождь спускался к морю, и был ли при этом оцеплен пляж?
- Что вы, какое море, какой пляж?! – чуть ли не с возмущением восклицает госпожа (или всё-таки ещё товарищ?) Немченко. – Иосиф Виссарионович никогда к морю не спускался. Ему подавали морскую воду сюда, в ванную…

И действительно: на стене, где – поверх кафеля, ещё на старый лад – проложены трубы с горячей и холодной водой, видны следы от крепления для третьей трубы – с морской водой. Нынешним насельникам дачи такая роскошь не полагалась, так что трубу за ненадобностью сняли.
Всё-таки скромно жил Вождь…

… Больше двух часов длилась наша экскурсия. Обставленные с номенклатурной роскошью комнаты сменялись широкими коридорами, солярием на крыше, обнесённым стеной почти в человеческий рост (здесь Вождь любил отдыхать под тентом, вдали вообще от каких бы то ни было глаз). Затем снова комнаты: столовая, кабинет, спальня, библиотека… 

ТЕНЬ ОТЦА НАРОДОВ

Вся мебель, как сообщила гостеприимная хозяйка, – уже более позднего «завоза», при Сталине её не было. От того времени остались только панели на стенах да огромные, толстого полированного стекла, зеркала. В какой-то момент мне почудилось, что одно из этих зеркал отразило смутный силуэт в полувоенном френче, мелькнули рыжеватые усы…

Каюсь, мне на миг сделалось не по себе. Чтобы как-то себя взбодрить, я робко пошутил:

- Мария Васильевна, а дух товарища Сталина здесь не появляется?

Я думал, что наш «Вергилий» в юбке, убеждённая атеистка, посмотрит на меня в лучшем случае с холодным недоумением, а то и одёрнет за неуместную шутку. Но Мария Васильевна неожиданно буднично и коротко ответила:

- Появляется.

И – всё. Тон пресекал дальнейшее обсуждение темы. До сих пор нахожусь в недоумении: это она так, по-партийному сухо, пошутила, или говорила на полном серьёзе?

…В одном небольшом зале (хотя там почти все помещения напоминают скорее залы, чем комнаты) в углу стоял, сверкая полированными плоскостями, чёрный кабинетный рояль. Откуда он тут взялся? Кто тут на нём музицирует? Разве здесь уместны какие-то концерты?

- Мария Васильевна, а этот рояль тоже «позднейшего привоза»?

- Представьте себе – нет! На нём Иосиф Виссарионович иногда играл.

Вот тебе на! Никогда не слышал про музыкальные наклонности Сталина. Даже Светлана Аллилуева нигде об этом в своих мемуарах не упоминает…

- А что же он играл? Не помните?

- Знаете, я человек простой, в музыке не разбираюсь. Что именно играл, сказать не могу, но звуки рояля иногда слышала. А кроме него никто к инструменту не мог прикоснуться. Да и некому было – я же вам рассказывала, он здесь жил один…

… Правда, буквально на днях Валентин Фалин, известный кремлёвский политолог и, как бы сейчас сказали, спичрайтер (он писал справки, а также фрагменты докладов и выступлений для Сталина, Хрущёва, Брежнева, Андропова, Горбачёва и Ельцина) в передаче по Российскому телеканалу вскользь упомянул, что у Сталина был абсолютный музыкальный слух. Но это – первое подобное свидетельство в масс медиа. Если, конечно, не считать слов госпожи Немченко, которую я процитировал в своей газете тогда же, в 1988 году…

После смерти Сталина дача не пустовала. Правда, из советских партийных лидеров «первого ранга» здесь больше никто не отдыхал. Видимо, побаивались, что Тень Отца народов не даст им покоя. Зато сюда охотно приезжали вожди из стран-сателлитов – Болгарии, Венгрии, Кубы, Монголии… Но и они к роялю не садились. То ли играть не умели, то ли всё тот же Дух их отпугивал.

… В какой-то момент я вдруг обратил внимание, что за всё время нашего пребывания на даче мы ни разу не услышали проходящих поездов. Хотя внизу – не только на пляже, но и в помещениях дома отдыха, грохот вагонных колёс сотрясает воздух с регулярностью боя часов.
Спрашиваю у Марии Васильевны, в чём дело. Может, что-то случилось на железной дороге? Времена-то были тревожные. До первой абхазско-грузинской войны, правда, дело ещё не дошло, но в поездах «братки» разной ориентации уже пошаливали…

Госпожа Немченко ответила не без некоторой даже гордости:

- Здесь особое место, акустическая «яма», сюда шум железной дороги не доходит. Строители дачи специально такое место выбирали!

Поинтересовался я у Марии Васильевны и тем, как устраивался быт персонала? Народу-то здесь всё-таки работало немало: повара, егеря, техники, подавальщицы, уборщицы, охрана. Целый посёлок вон отгрохали!..

- Да так и устраивались. Жили, понятное дело, через долину, каждый день туда-обратно пешком. Но не жаловались: питание хорошее, жильё, зарплата… Правда, иногда приходилось по несколько суток неотлучно на даче присутствовать – тогда на казарменном положении жили тут. 

- Ну, а семейные люди – как?

- А что – семейные? Сюда набирали холостых. Жениться или замуж выходить нам разрешалось только за своих же, так что с этим проблем не возникало.

… После смерти Вождя практически все эти браки распались. Развёлся с Марией Васильевной и её муж – и уехал невесть куда. А она осталась здесь – охранять Замок с привидениями. Точнее – с одним привидением.

* * *

Нынче (узнал я из Google) в Холодной Речке функционируют одноимённые пансионат и дом отдыха. Про дачу Сталина сказано только в одном тексте, и то – мельком. А зря! В Англии туристические агентства особо подчёркивают, рекламируя старинные замки: «Имеются привидения!». А здесь – пусть одно, но зато КАКОЕ!..

 

Русский Портал. Между прошлым и будущим

Отправь свой отзыв главному редактору:  viktoria@veneportaal.ee

  










     
 

По всем вопросам сотрудничества обращаться по E-mail: info@veneportaal.ee или по тел: + 372 55 48810

Copyright © 2001-2011 Veneportaal.ee Inc. All rights reserved.